О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.275874.html

статья Глубоко посаженный

Илья Мильштейн, 08.04.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

14 лет назад осуждены Акишин и Колчин - киллер и один из организаторов убийства. Десять лет спустя приговорен бывший депутат от ЛДПР Глущенко, еще один организатор. Вчера обвинение предъявлено Владимиру Барсукову (Кумарину), который, "будучи осведомленным о желании неустановленного лица" убить лидера "Демократической России", "совместно с ним принял решение прекратить ее государственную и политическую деятельность..." Наверное, и ему не оправдаться.

Розыск преступников по делу о прекращении деятельности Галины Старовойтовой, погибшей в ноябре 1998 года, идет неспешно, но торопить следователей не надо. Известно же, что неотвратимость наказания важнее всего, включая сроки поимки душегубов. Прибавим сюда и объективные трудности, с которыми сталкиваются правоохранительные органы при расследовании политических убийств. Есть черта, которую они перейти не могут. Такая, вообразите, невидимая двойная сплошная линия, а если без метафор, то им запрещено привлекать к суду высокопоставленных заказчиков преступления. И даже если следаки, солидарно с нами, догадываются, что за убийством стоит лучший в мире министр обороны, эффективнейший региональный менеджер или ветеран парламентской сцены, даже подступиться к этим людям они не смеют.

А вверх цепочка раскручивается медленнее, чем вниз. Вот и выходит, что за 20 с половиной лет, минувших со дня убийства, судебная кара настигла лишь троих, одного подозреваемого забили насмерть на Кипре, и это пока все. Если не считать вечного арестанта Кумарина, уже отбывающего свое почти пожизненное заключение за другие дела. Про него как заказчика преступления мы впервые услышали в апреле 2014-го от того самого Глущенко, который в рамках сделки с прокурорами вспомнил, что ночной губернатор Санкт-Петербурга причастен к смерти Галины Старовойтовой. Теперь, получается, против него собраны некие улики, помимо чистосердечных словесных признаний экс-депутата, что вроде бы должно вызывать позитивные чувства: мол, и этому не уйти от ответа. Однако в данном случае сомнений больше, чем позитива.

Во-первых, о серьезных доказательствах до сих пор ничего не слышно, и едва ли они прозвучат в зале суда. И проблема тут не в том, что про Барсукова даже помыслить нельзя, будто он кого-то предложил грохнуть, а в личности свидетеля. Поскольку указанный Глущенко, отбывающий 17 лет, вероятно, готов любого оговорить ради уменьшения срока или облегчения условий содержания. Во-вторых, непонятно, почему его показания против Кумарина задействованы только сейчас. А в-третьих, неожиданные вопросы вызывает фигура обвиняемого, и вопросы эти таковы, что трактовать их следует непременно в его пользу.

Проблема здесь в том, что Барсуков - человек исторический. Причем настолько приобщенный к новейшей истории РФ, ее становлению в нынешнем виде и к биографиям высших чинов, и до того посвященный в тайны, что отдельным независимым наблюдателям не вполне понятно даже, как он дожил до наших дней. В общем, ясно, что многие его знакомые, среди них и лучшие люди России, весьма заинтересованы в том, чтобы он никогда не вышел на свободу. Вероятно, этим и нужно объяснять тюремные злоключения Владимира Барсукова (Кумарина), и тот факт, что со вчерашнего дня он числится в ряду подозреваемых в убийстве.

Нет, это не значит, что он точно невиновен. Но это значит, что, поколебавшись, начальство указало ФСБ на недоработки в деле Акишина-Глущенко-Колчина и прочих, покуда нам неведомых. И чекисты, которые в течение четырех лет без особого азарта изучали показания экс-депутата от партии Жириновского, взяли под козырек. Как прежде брали под козырек, останавливая следствие перед невидимой чертой. Короче, это другая история - в отличие от сюжетов, связанных с уже приговоренными. Там ловили и осуждали реально причастных, и в немыслимой словесной конструкции "охранное предприятие "Святой благоверный князь Александр Невский" просвечивало почти все, что мы хотели узнать о заказном преступлении, о его исполнителях и свидетелях. Что же касается судьбы Кумарина, то утверждать, что он участвовал в подготовке убийства, мы не можем.

Это скорее печальная история - про знаменитого бандита, на которого вешают все, что он совершал и не совершал. Решая сразу две задачи. Барсукова лишают последней надежды когда-нибудь освободиться. Власти и следователи демонстрируют нам, что расследование продолжается. Но если раньше мы могли более или менее твердо верить, что Лубянка ловит убийц Галины Старовойтовой, то со вчерашнего дня эта вера слегка ослабла.

Впрочем, имеется в сообщениях из Следственной службы УФСБ по Петербургу и Ленобласти и хорошая новость. В них по-прежнему, как и в иных подобных сводках, фигурирует "неустановленное лицо", с которым обреченный подозреваемый якобы вел разговоры о готовящейся акции. Упоминаются также безымянные "оппоненты" погибшей, у которых ее "активная политическая и государственная деятельность" вызывала такое "острое неприятие... вплоть до ненависти у отдельных из них", что они замыслили убийство. То есть заказчик (заказчики) преступления будут находиться в розыске и после того, как прозвучит приговор Кумарину, и есть шанс, что рано или поздно до них тоже дойдут руки. Или хоть имена их будут названы, и тот, кто глумился над памятью убитой на ее могиле, сильно пожалеет о содеянном, будучи изобличен и проклят в веках.

Илья Мильштейн, 08.04.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей