О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/184381.html

в блоге Без чувства реальности

Vip Поэль Карп (в блоге Свободное место) 13.12.2010

259
Реклама

Веру Кичанову оскорбило сравнение с Путиным. Она пишет: «В отличие от Путина, у меня нет репрессивного аппарата, и... никто поcле моих слов не получит карт-бланш на насилие». Если бы убивали лишь имеющие «карт-бланш», мне пришлось бы просить прощения. Но среди убийц они в меньшинстве. Тех, кого Кичанова вдохновит на убийство, ей не сделать депутатами Государственной думы и даже не спасти от наказания. Но вдохновитель убийства - его соучастник, от этого не отмыться. Меж Кичановой и Путиным разница есть, она еще не премьер и президентом не была. Но есть сходство в плохом ощущении реальности и недостатке ответственности за непоправимый ущерб, который оба легко причинят другим.

С Путина спросу нет, работа в КГБ «освобождает от химеры, именуемой совестью», ее, эту "химеру", не вернуть. Откуда это у Кичановой, не знаю. Она вторит идеалам либертарианства, близкого анархизму. Против наказания убийц она прямо не протестует. Но это, как и выдача карт-бланша, вне ее раздумий, поскольку репрессивного аппарата у нее покамест нет! А подстрекателей защищает. Если по-вашему они неправы, переубедите! А покуда пусть говорят! Если, наслушавшись, кто убьет, не дожидаясь, пока вы переубедите, сам виноват. И вы виноваты, что не смогли переубедить. А подстрекатель лишь выразил свое мнение. Навязывая утопические нормы реальному обществу, так отстаивают свободу убивать.

Путин своих деяний не стесняется. Но Кичанова изображает невинность. Она твердит, что запрещать призывы к насилию – это тоже насилие, а либертарианство против насилия, значит, право призывать к насилию нерушимо. Такая логика. По ней она и меня в числе других выставляет противником свободы мнений и учит, что «право граждан высказывать свое мнение не должно зависеть от страхов и предпочтений тех, кто в данный момент оказался наверху». Но ведь именно право свободно высказывать мнения и идеи, не исключая никаких, я противопоставил кичановскому праву призывать к убийствам. Я подчеркнyл, что беда 282-й статьи в расплывчатости и надо ее сосредоточить на защите от убийств, насилия и призывов к ним. Но Кичанова так не хочет. Мы спорим не о том, «кому говорить, а кому молчать», как переворачивает Кичанова. Право говорить должно быть у всех. Но если вы зовете «Давайте убивать!», не уклоняйтесь от ответственности за прямые последствия своих речей.

Разница меж радикальным мнением и призывом к насилию для Кичановой «исключительно семантическая», а филология, говорит она, наука неточная, судебные эксперты плохо ее знают, и неизбежны злоупотребления. Но убивают не филологически, а практически. Лексика проста, присяжные, не только филологи, ее знают, и чтобы видеть, есть ли там призыв к насилию, не так уж нужны эксперты.

Мы живем в государстве, вечно злоупотреблявшем властью, Чем меньше вверено государству, тем легче людям. От него надо отделять церковь, науку, искусство. И хозяйство. Суд должен быть его отдельной и независимой частью. Но из того, что наше государство само преступает законы, не следует, что можно вовсе без государства совладать с текущим ходом жизни. Оттого нам и важен характер нашего государства, его законность, разделение властей, гражданские права, представительство социальных слоев, то есть демократия. А призыв к насилию, государственный он или частный, лишь рядится свободой. Он и прокладывает дорогу тоталитаризму.

Кичанова уверяет, что свободное общество, за которое борются либертарианцы, лучше нынешнего. Это выяснится, когда они его где-нибудь устроят. Она пишет: «Я лично ненавижу фашизм и фашистов». Возможно, она ненавидит и национал-социализм, и коммунизм, и другие тоталитарные режимы. Но, требуя ограничить противодействие призывам к насилию мудрыми либертарианскими соображениями о его нежелательности, в то время как призывам следуют и убийства множатся, она работает на тех, кого, по ее словам, ненавидит.

Не поздно ли, однако, все это писать и предостерегать от насилия, уже выплеснувшегося на центральную московскую площадь? В уголовном смысле у Веры Кичановой тут полное алиби. Но бесчинствующая толпа и ее вдохновители, подобно ей, не различают свои мнения и призывы, а то и позывы, к действиям, к насилию, к убийствам. Корень происшедшего в стертости и сознательном стирании границ меж тем и другим.

Еще будут уточнять события, назначать зачинщиков. Винят «кавказцев», русских националистов, «левых», «правых», но этими определениями крутят как хотят: «правыми» у нас зовут и крайних шовинистов, и Явлинского, «левыми» - партию, создавшую ГУЛАГ и переселявшую народы, но одновременно - обличителей нынешней власти, душащей свободу. Кто такие русские националисты, сразу и не понять. У одних прозаик Проханов, не любящий русских без империи, У других поэт Исаковский, напечатавший при Сталине: «Не нужен мне берег турецкий, и Африка мне не нужна».

Русский национализм не с неба упал и не от злодеев идет, хоть они его и подхватывают, за него прячутся, на него опираются. Но родили его реальные ужасы русской жизни, которых власть не хочет помнить. Из преступлений Сталина самым большим была все же расправа с русским крестьянством, доселе кровоточащая. Но его звание "мужикоборец" вспоминают редко. Да и объяснить миллионам людей, лично ничего худого не делавшим, что их ненавидят за дела советской, да уже и российской, власти, не дозволено. Перенос преступлений начальства на народ несправедлив и обиден, но и пострадавших надо понять. У Манежа кричали «Кавказ - не Россия, Россия - не Кавказ». Но не вывели из этого, что, значит, надо развестись: хотят по-прежнему владеть Кавказом, но не испытывать неудобств.

Русский национализм опасен не лозунгами, не мнениями, даже неверными, но подлежащими обсуждению, а бросками в слепую алогичность призывов к насилию. Этим опасна и упорствующая в своем праве на них Вера Кичанова. Не льщусь, что на нее воздействуют доводы или примеры, подобные Манежной. Если не схватилась за голову, а продолжала думать то, что писала в своем ответе, висевшем и 11 и 12 декабря на сайте «Граней», надеяться не на что. Но русский народ из манежного тупика выйти способен. Только пусть Эрнст, Добродеев и Кулистиков не мешают свободно говорить о прошлом и настоящем. Сумел ведь немецкий народ преодолеть обиды, а в преступлениях гитлеризма тоже не все немцы были виноваты. Правда, там это было лишь 12 лет, а у нас – 74, да еще 19 тянут.


Материалы по теме
08.12.2010 статья Владимир Абаринов: Борьба с библиоутечками →
12.03.2010 статья Владимир Абаринов: Свобода зла →
10.12.2010 в блоге Вера Кичанова: О диктатуре демократии →
07.12.2010 в блоге Поэль Карп: Преступная вера →
07.12.2010 в блоге Борис Вишневский: Свобода после слова →
06.12.2010 в блоге Вера Кичанова: Закон и арматура →
29.11.2010 в блоге Нина Катерли: Ополченцы просят огня →
13.11.2010 в блоге Поэль Карп: Полезно ли беззаконие? →
10.11.2010 в блоге Владимир Волохонский: Все равно свобода лучше →
21.07.2010 в блоге Роман Лейбов: 282-я статья и Первая поправка →
15.07.2010 в блоге Владимир Войнович: Недемократичная демократия →
15.07.2010 в блоге Александр Верховский: Ненавистная статья →
15.07.2010 в блоге Анна Ставицкая: Рознь в судейской голове →
15.07.2010 в блоге Валерия Новодворская: Нужна ли 282-я? →
14.07.2010 в блоге Лев Пономарев: 282-я: дело не в законах →
03.06.2010 в блоге Роман Качанов: Антиэкстремистский террор →
30.04.2010 в блоге Александр Винников: История повторяется? →

Комментарии
User agan, 13.12.2010 14:01 (#)

Много слов. А всё-равно взгляды Кичановой убедительнее и логичней.

.

Паноптикум

Рад за вас. А по-моему они наивны и совершенно не "дружат" с реальностью. Другими словами это математическая модель, корректная (логичная) в рамках своей аксиоматики, но совершенно непереносимая на реальные человеческие отношения. Уже по той причине, что в качестве модели не описывает всех типов отношений, общественных институтов, отрицает "невписуемое", базируется на ложных представлениях о "законах природы".

User cincinnat8, 13.12.2010 16:28 (#)

Не хочу принимать ничьи стороны в споре Поэля Карпа с Верой Кичановой.

По самому существу спора я готов более согласиться с Поэлем Карпом. Тем не менее не могу не указать на некоторые фактические заблуждения г-на Карпа, и прежде всего на путаницу в определении "право-лево". Подобно министру Нургалиеву, г-н Карп эти понятия путает.

Для того, чтобы четко понимать политическое разделение, необходимо определить понятия правой и левой МЕНТАЛЬНОСТИ. Ибо именно из ментальности вырастают и политические течения, и идеологические теории, и персональные пристрастия.

Само понятие "левый" появилось в годы Великой Французской Революции. Этим словом называли сторонников гражданских свобод, равенства граждан перед законом и социальной справедливости. Хочу заметить, что несмотря на серьезные и часто жестокие попытки поменять смысл этого понятия, он (этот смысл) таковым и остался.

Причем речь идет именно о широком понятии гражданских свобод и человеческих прав. Более узкие трактования этих понятий - в социальном ли или национальном и религиозном плане - ни свободами, ни правами не являются. Рассматриваемые в узком смысле, они становятся привилегиями.

Что же касается самой ментальности, то она в данном случае определяется исключительно отношением индивида к Государству. Это универсальный и единственный критерий оценки. Правая ментальность - примат Государства на личностью, левая - примат личности над Государством. В обоих ментальностях сочетается индивидуализм с коллективизмом, но левый коллективизм - горизонтальный, а правый - вертикальный, ему свойственно выстраивать структуры с жесткой иерархической подчиненностью. Индивидуализм же правый - более жесткий и близкий к эгоизму. Индивидуализм левый - более альтруистический. В целом человек с правой ментальностью ассоциирует себя с с небольшой группой людей, но очень сильно, а человек с левой ментальность ассоциирует себя более широко, но ассоциация эта более слабая.

Вот, в общих чертах, сами элементы двух ментальностей. Их легче всего различить именно на отношении к Государству. Я намеренно пишу Государство с большой буквы, поскольку речь идет о самой концепции государства. Не страны, и не правительства, а именно Государства. В качестве которого может фигурировать и какая-то определенная религия или нация.

На самом левом конце спектра стоят анархисты, на самом правом - фашисты нацистского толка.

Попробую пояснить на примерах - человек, склоняющийся вправо может не одобрять существующее правительство своей страны, если оно не способствует усилению Государства. Он может вообще жить в другой стране, и почитать Государство более близкое ему по каким-то причинам. Такое бывало в 1930-е годы, есть и теперь. Высланные недавно из США шпионы жили там многие годы, однако могу допустить (не зная, конечно, наверняка), что они являлись российскими и может даже русскими националистами. Иначе им было бы трудновато.

Почитание Государства в основном заключается в почитании его силы. Военной и экономической - причем военная всегда на первом месте. При этом благосостояние и благополучие отдельных граждан хоть и играет роль, но не первостепенную. Оно глубоко вторично.

Человек с левой ментальностью к Государству относится с подозрением. Хочется отметить - к ЛЮБОМУ Государству. Он хочет контроля над этим Государством и хочет, чтобы Государство его обслуживало. Правые хотят другого - чтобы человек служил Государству (При этом, как это свойственно человеческой природе, сами иногда пытаются увильнуть. Но других хотят обязательно заставить.)

Самое большое заблуждение - относить к "левым" Советский Союз и его (подчеркиваю - его) Коммунистическую Партию. Коммунисты были левыми (обладали левой ментальностью) исключительно до начала 1920-х годов. Именно до этого времени они поддерживали индивидуальную свободу (как концепт, конечно - поддерживать конкретную свободу во время войны довольно затруднительно). Многие считают, что они были левыми исключительно до 1917-го года. Но это не совсем так. Однако же с приходом к власти Сталина с левизной было покончено окончательно. Начиная с 1927 года Сталин жестоко уничтожал самих носителей левых идей. Государство - это был ОН, и никакого примата личности потерпеть он не мог.

Однако он ничего не имел против самого названия - "левый". Он вообще любил извращать понятия - назвал "социализмом" сугубый государственный монополизм, именовал милитаризм - борьбой за мир и так далее. Его умение манипулировать семантикой и понимание того, что имя создает иллюзию сущности хорошо понимал Оруэлл.

Так же жестоко расправлялся он и с иностранными коммунистическими партиями, уклонявшимися влево.

Интересно отметить, что помимо создания гуманитарной катастрофы в России и странах СССР, а также моральной катастрофы, охватившей несколько поколений советских людей, он создал еще катастрофу семантическую. Но это так, к слову.

Надо сказать, что в головах практически всех людей планеты, элементы левой ментальности уживаются с элементами правой. Но баланса никогда не бывает, что-то всегда перевешивает.

В заключение, мне кажется, стоит привести классические энциклопедические признаки фашизма как крайнего проявления правой ментальности. Они взяты Википедией из фундаментальной работы Волфганга Виппермана "Европейский фашизм в сравнении 1922 - 1982"

http://lib.ru/POLITOLOG/fascio.txt

* господство правой идеологии,
* традиционализм,
* радикальный национализм,
* антикоммунизм,
* этатизм,
* корпоративизм,
* элементы популизма,
* милитаризм,
* часто — вождизм,
* декларирование опоры на широкие слои населения, не относящиеся к правящим классам.

Каждый из этих пунктов можно довольно подробно разобрать, но к сожалению, не хватает времени. Несмотря на то, что только один из этих признаков (этатизм) имеет прямое отношение к моим рассуждениям, он является, бесспорно, самым важным.

Небольшое добавление по поводу насилия. Оно, как всем известно, исторически было свойственно как правым, так и левым политическим силам. Хотя, опять же, благодаря "семантической катастрофе" созданной Сталиным, эти понятия не всегда верно понимаются. Насилие свойственно человечеству в принципе, задавлено культурными табу и выходит наружу в радикальных проявлениях как правого, так и левого направления.

Однако же будучи сам по себе человеком левых взглядов, я вижу основную, наибольшую тенденцию к проявлению насилия именно с правой стороны. Левая ментальность склоняется к большему уважению абстрактной человеческой личности. Правая - к подчинению этой личности интересам не общей, а вполне конкретной группы людей.

Преветствую вас, уважаемый Цинцинат :)

A по моему коммунисты никогда "левыми" не были. Это был самый грандиозный обман 20 века. В России в 17 году к власти пришла банда задачей которой стояло разграбление страны и превращение ее жителей в ее рабов, а потом и завоевание всего мира. Просто масштаб обмана был настолько огромен, что многие просто поверили их болтовне. Как вы хорошо заметили имя создает иллюзию сущности, тем более когда обман подкреплен небывалым по размаху пропагандистким и также таким же небывалым по размаху, да и еще и жестокости, карательным аппаратом. Коммунисты строили систему тоталитарного государства, где все жители рабы системы, жизнь которых не говоря уже об имуществе, зависит от произвола или потребностей власти. Какая же эта "левая" система? Что фашизм что коммунизм все одного поля ягоды. Упор конечно делается на разных нюансах но суть системы абсоютно одинаковая - государственный монополизм, причем во всем, и что касается коммунизма с самого начала, 17 года.

User cincinnat8, 13.12.2010 18:43 (#)

Даже удивительно, что вы так плохо себе представляете генезис коммунистических взглядов.

Люди, пришедшие к власти в 17-ом году совершенно не ставили себе задачей разграбление страны и превращение жителей в рабов. С чего вы это взяли? Какие у вас имеются этому свидетельства?

То, что так получилось, вовсе не значит, что они к этому стремились. Очень часто, к сожалению, получается, что люди к чему-то стремящиеся, достигают совершенно противополоцжных результатов.

Коммунисты всегда считали государство - органом классового господства. С ликвидацией классового общества государство перестает быть нужным.

"Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним. С того времени, как не будет ни одного общественного класса, который надо бы было держать в подавлении, с того времени, когда исчезнут вместе с классовым господством, вместе с борьбой за отдельное существование, порождаемой теперешней анархией в производстве, те столкновения и эксцессы (крайности), которые проистекают из этой борьбы, - с этого времени нечего будет подавлять, не будет и надобности в особой силе для подавления, в государстве. Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества - взятие во владение средств производства от имени общества, - является в то же время последним самостоятельным актом его, как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другою излишним и само собою засыпает. Место правительства над лицами заступает распоряжение вещами и руководство процессами производства. Государство не "отменяется", оно отмирает." писал Энгельс.

И эта концепция существовала в головах коммунистов до самого конца 1920-х годов.

Коммунисты совершенно не хотели изначально никого ни поработить, ни разграбить. Они были идеалистами, искренне желавшими общественного блага.

Странно, что вы об этом ничего не знаете.

Другое дело, что для достижения своих целей они шли на компромисс со средствами. Вот тут как раз и кроется дьявол. Очень хотелось победить и доказать. А пойдя на компромисс со средствами, начав применять аморальные, жестокие средства они сами себя отдали в руки тем, кто был наиболее жесток в их рядах.

И получив власть эти люди переродились ментально. Физически уничтожив тех в своих рядах, кто оказался негибким и перестроиться не сумел. "Левые" стали "правыми", а кто не стал, тех убили. Такое сплошь и рядом случается. Многие неоконы разделяли в прошлом вполне левые идеи.

Коммунисты превратились в полную свою противоположность, вместо отмены государства построив самую жесткую государственную структуру, когда-либо существовавшую на земле. Я же говорю, элементы левого и правого сознания присутствуют в любом человеке, вопрос в том, как он строит свое сознание. И в построении этого сознания, надо сказать, заключается личная заслуга Сталина. Анти-заслуга, если можно так выразиться.

User django1, 13.12.2010 19:23 (#)

Цинциннат, спасибо большое за разъяснения!

Мне до сих пор снится в кошмарах чудовище с названием "Демократический централизм"

User cincinnat8, 13.12.2010 19:35 (#)

Самое смешное, что в Советском Союзе даже

этого чудовища не присутствовало. Принцип "демократического централизма" был изначально ущербной демократией, но все же относительмной демократией. Впоследствии любые элементы демократии - выборность, отчетность из него выжгли каленым железом. От "демократического централизма" остался только один "централизм" уже в самом начале 30-х.

User marazm_sovetov, 14.12.2010 03:03 (#)

Спасибо Вам, ув. cincinnat8, за прекрасную статью!

Очень грамотно все сформулировано и разложено по полочкам. Я, конечно, имел понятие, чем отличаются "левые" от "правых", но такой четкой классификации нигде раньше не встречал. Еще раз спасибо.

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама




Выбор читателей