О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

в блоге Все равно свобода лучше

Vip Владимир Волохонский (в блоге Свободное место) 10.11.2010

289
Реклама

В Петербурге в этом году с новой силой разгорелась полемика по поводу 282-й статьи Уголовного кодекса - только сейчас спор ведут между собой разные группы людей с антифашистскими взглядами. Первая группа — организаторы традиционного «Марша против ненависти», которые начали свое обращение с призывом к ним присоединиться с похвалы правоохранительным органам, а продолжили «серьезным беспокойством» о судьбе 282-й статьи, которой угрожают исключением из Уголовного кодекса не только националисты, но и «либерал-фундаменталисты». Разумеется, либерал-фундаменталисты (в основном этот ярлык на себя примерили члены группы «Новые демократы» из петербургской «Солидарности») не прошли мимо и заявили о бессмысленности участия в такой акции. Координационный совет петербургского отделения «Солидарности» принял решение участвовать в марше при условии отражения в резолюции соответствующего пункта программы движения. Этот пункт гласит:

19. Необходимо принять поправки в законодательство о борьбе с экстремизмом, исключающие возможность применения этого законодательства для борьбы с политической оппозицией, а также приравнивание критики представителей власти к экстремистской деятельности. Необходим пересмотр ряда норм УК РФ, в частности, ст. 282, в целях исключения неоднозначности толкования понятия преступления и вытекающего из него произвола, наказаний за наличие мнения, использования их для преследования оппозиции1.

Это было сделано, и члены движения в акции участие приняли. Несмотря даже на то, что организаторы согласились на участие в ней «Молодой гвардии Единой России» известной множеством дел и призывов, далеких от идей мира и толерантности. Не знаю, может быть, на этот раз их участие было условием для проведения единственного согласованного шествия с участием оппозиции? Впрочем, все равно молодогвардейцев было всего двое, причем один из них был «Солидарности» знаком — именно он несколькими днями ранее привел к активистам, раздававшим доклад «Путин. Итоги», сотрудника милиции и настоял на их задержании.

Однако на этом полемика не закончилась — через пару дней в петербургской «Новой газете» была опубликована статья Бориса Вишневского «Поклонникам Вольтера». Вот на то, что сказано в этой статье, необходимо дать содержательный ответ.

Источник нашей позиции по вопросу о границах свободы слова — не только какой-то антисемит Вольтер, хотя его (или не его) расхожая цитата, конечно, красива. Например, Джон Стюарт Милль в трактате «О свободе» писал: "Особое зло подавления мнений в том, что обездоливается все человечество, и те, кто против данной мысли, еще больше, чем ее сторонники. Если мысль верна, они лишены возможности заменить ложь истиной; если неверна, теряют... ясный облик и живое впечатление истины, оттененной ложью... Полная свобода выражений — необходимое условие, чтобы оправдать претензии на истину».

Если вести речь о законодательстве, а не о его философских основаниях, то, если не говорить об откровенно тоталитарных режимах, существуют как минимум два разных подхода к этим самым границам свободы. Наш законодатель под давлением, в частности, тех же организаторов Марша против ненависти солидаризировался с европейским подходом, который ориентирован на запрет определенных тем, на уголовное преследование определенных видов «инакомыслия»2 — инакомыслия омерзительного, инакомыслия идиотского. На подавление любых мыслей о неравенстве людей. На уголовное преследование отрицателей Холокоста. Список постепенно расширяется - можно угодить за решетку, например, усомнившись в геноциде армян. Перспектива видна невооруженным глазом — скоро вообще сомневаться в чем-то будет опасно. А на границе надо будет непременно ознакомиться с местным списком обязательных убеждений. Вышел из самолета в Стамбуле — и надо уже быть уверенным, что никакого геноцида армян не было. Сошел с трапа в Одессе — нельзя сомневаться в Голодоморе. Вышел на какую-нибудь площадь Три Ум Фаль — знай, здесь никогда ничего не было.

Однако есть в мире и другая законодательная система, в которой такие штучки практически невозможны. 25 сентября 1789 года на заседании Конгресса США первого созыва будущий четвертый президент Джеймс Мэдисон предложил пакет поправок к Конституции, известный под общим названием «Билль о правах». Самая известная из них — Первая поправка. Она гарантирует, помимо прочего, что Конгресс США не будет посягать на свободу слова, свободу собраний и свободу прессы. Разумеется, и из этого правила бывают исключения, их множество3, основное из которых Верховный суд США определил так: Первая поправка не предоставляет защиты слову и самовыражению, которые являются «пропагандой применения силы или нарушения закона... в тех случаях, когда подобная пропаганда направлена на подстрекательство к неминуемому совершению противоправных действий или неизбежно приводит к их совершению». Например, публичная демонстрация нацистской символики таким подстрекательством не является и находится под защитой — Верховный суд страны неоднократно отменял законодательные запреты на такую демонстрацию в разных штатах4.

Мне представляется крайне интересным и ярким пример судебной практики по этой теме5 - дело «Национал-социалистическая партия Америки против деревни Скоки», которое слушалось в конце семидесятых — тогда защищавшему нацистов Дэвиду Голдбергеру удалось доказать, что свастика сама по себе является формой речи, не призывающей непосредственно к насилию. Адвоката предоставил Американский союз защиты гражданских свобод — одна из наиболее массовых правозащитных организаций, тридцать тысяч членов которой вышли из нее в знак протеста против такого решения. Лидер союза Ари Найер, защищая свое решение, опубликовал через пару лет книгу под названием «Защищая моего врага: нацисты в Скоки и риски свободы», в которой писал, что евреи будут лучше защищены законом, который дает возможность говорить всем меньшинствам без исключений. Может быть, стоит надеяться, что и в нашей стране правозащитники будут защищать не только идейно близких им людей, но и сами принципы свободы?

Проблема еще и в том, что запрет на идеологию, на публичное выражение человеконенавистнических убеждений — штука малоэффективная. Был сильно удивлен, увидев, что в Берлине у каждой синагоги или еврейского центра круглосуточно дежурит наряд полиции. И небезосновательно это делают.

Это два разных подхода, и у нас нет полных оснований считать какой-либо из них абсолютно верным. У них есть свои достоинства и недостатки. Мне больше нравится американский подход к вопросу. И я хотел бы жить в стране, граждане которой его разделяют. В том числе и потому, что наше государство пока не готово к тем достоинствам, что есть у европейского пути, но полностью готово ко всем недостаткам. Нам сейчас свобода слова необходима больше, чем ее подавление. Нам нужно карать только за призывы к насильственным действиям. Можно подумать о наказаниях за призывы к дискриминации. Ведь, как ни странно, наш УК карает за возбуждение каких-то эмоций, но, как я понял, призыв лишить всех представителей какой-то группы (евреев, пожилых, членов «Единой России», членов КПСС, ветеранов спецслужб, осужденных за административные правонарушения, или всех вышеперечисленных в одном флаконе) какого-либо из прав, гарантированных Конституцией, ненаказуем. Нет, конечно, если захотят, найдут к чему придраться. Но вот статьи такой нет. Может быть, и не нужно?

Наверное, истоки моей позиции в том, что я довольно спокойно отношусь к унижению своего национального достоинства. Когда какой-нибудь публицист, увлекшись, начинает писать о том, что русским людям свойственна рабская психология, я спокойно переворачиваю страницу и читаю какого-нибудь другого публициста6. А могу и дочитать, бывают все-таки и интересные тексты. Видимо, это безразличие к нацистской пропаганде накладывает свой отпечаток на мое отношение к проблеме преследований за "разжигание вражды, розни, унижение достоинства".

Однако, необходимо ответить на некоторые вопросы, озвученные в статье Бориса Вишневского.

"Готов ли он жертвовать ради этого десятками и сотнями тысяч чужих жизней? — интересуется в тексте "Новой газеты" у Александра Скобова профессор Александр Кобринский. — Готов ли он объяснять уцелевшим сумгаитским беженцам-армянам, что их близким вспарывали животы потому, что, мол, не смогли противопоставить другое слово погромной агитации?" Скобов готов. И я готов. Потому что была в советское время статья 74 УК РСФСР, наказывающая именно за это. Вот не было у СССР такой проблемы — нехватки в УК подходящих статей. А что им скажет уважаемый профессор? Что слишком мало азербайджанцев сажали? Думаю, некоторые сумгаитские беженцы будут благодарны и добавят, что и расстреливали маловато.

"Вместе с необольшевиками и фашистами либеральные фундаменталисты ради «прынципа» готовы вырвать из рук общества средства защиты от коричневой чумы", — беспокоится Юлий Рыбаков. Юлий Андреевич, очнитесь, взгляните правде в глаза — у общества в руках нет и никогда не было таких средств защиты. У общества есть газеты, митинги, организации и движения. На самый крайний случай полного паралича и отсутствия у государства легитимности есть еще линчевание. Репрессивное законодательство с размытыми рамками — это не средство защиты общества, а ядовитые зубы прогнившей государственной машины. А задачей любого либерала во все времена было, есть и будет вырвать у государства его ядовитые гнилые зубы.

1 В программе Либертарианской партии есть похожий пункт, сформулированный жестче: либертарианцы требуют полного исключения данной статьи из УК.

2 Впрочем, это скорее был возврат к добрым советским традициям.

3 Их довольно подробный обзор приведен в работе Генри Коуэна «Свобода слова и печати: исключения из Первой поправки».

4 Впрочем, есть и примеры борьбы со свастиками без нарушения Первой поправки. Так в прошлом десятилетии в штате Нью-Йорк был принят закон, строго карающий за изображение свастики на любом государственном или же частном объекте без разрешения владельца. Однако на своем собственном жилище американец может вывешивать свастику. Стоит отметить, что для США более актуально изображение горящего креста — символа Ку-клукс-клана.

5 Я благодарен за этот пример директору программы "Права человека" Смольного института свободных искусств и наук СПбГУ Дмитрию Дубровскому.

6 Видимо, я просто не понимал, что я ингерманландец, потому и не обидно.


Материалы по теме
19.10.2010 статья Илья Мильштейн: Экстремистская элегия →
27.09.2010 статья Николай Митрохин: Козлы обучения →
12.03.2010 статья Владимир Абаринов: Свобода зла →
23.11.2009 статья Станислав Белковский: Экстремление к идеалу →
21.07.2010 в блоге Роман Лейбов: 282-я статья и Первая поправка →
15.07.2010 в блоге Владимир Войнович: Недемократичная демократия →
15.07.2010 в блоге Александр Верховский: Ненавистная статья →
15.07.2010 в блоге Анна Ставицкая: Рознь в судейской голове →
15.07.2010 в блоге Валерия Новодворская: Нужна ли 282-я? →
14.07.2010 в блоге Лев Пономарев: 282-я: дело не в законах →
03.06.2010 в блоге Роман Качанов: Антиэкстремистский террор →
30.04.2010 в блоге Александр Винников: История повторяется? →

Комментарии
User milites__victrix, 10.11.2010 14:54 (#)

Лев Семеныч, милейший, вам как литератору -- не режет глаз такое количество сносок автора на авторский-же текст?
Ибо я не могу не счесть такой подход неумением литературно, связно и доходчиво выражать свои мысли.

User russivan019, 10.11.2010 16:32 (#)

Видимо, я просто не понимал, что я ингерманландец, потому и не обидно.

Вы все-таки определитесь с национальностью - русский вы или ингерманландец.

Vip sfrandzi, 10.11.2010 17:12 (#)
450

Для russivan019

У меня такое подозрение, что однозначность национальной самоидентификации автора - не наша с вами проблема, и что если он хочет быть русским, но при этом также и ингерманландцем - да будет!

User russivan019, 10.11.2010 17:18 (#)

однозначность национальной самоидентификации автора - не наша с вами проблем

Кризис национальной самоидентификации - страшная штука. В остром периоде люди себя эльфами называют или гнявами:))

Vip sfrandzi, 10.11.2010 17:40 (#)
450

Это для националиста - страшная штука. Как у того фашиста, который вдруг узнал, что у него папа - еврей. А для людей, на национальной теме не повернутых, вообще проблем никаких. Эльфы - так эльфы, отчего бы и нет? Такие русскоязычные эльфы.

User milites__victrix, 10.11.2010 17:47 (#)

Если бы граней не было, их надо было-бы выдумать :)

Сердце радуется!
Я про вашего собеседника.
Из него-же:
http://grani.ru/blogs/free/entries/183428.html#comment_2857323
"sfrandzi
Мон шер, ваши формальные придирки к словам вполне разоблачают ваши цели. Представьте себе, Чирикова была свидетельницей избиения Бекетова. И я тоже был свидетелем избиения Бекетова. Но прокурору я об этом писать не буду, потому что прокурор тоже был свидетелем избиения Бекетова. А если вы не были свидетелем этого избиения - тем хуже для вас. "

User semetr, 10.11.2010 18:47 (#)

Автор прав, но уж больно спокойно пишет на страшную тему. В наше время все оборачивается своей противоположностью. Министерство правды врет, министерство любви сеет ненависть. Правозащитники воспевают фашистов, ювенальная юстиция занята тем, что лишает детей заботы родных, либералы призывают ко всеобщей люстрации и кастрации. Евреи воюют, цыгане живут во дворцах, демократы ругают Сталина за излишний гуманизм. Не подходит благодушный тон.

User senaтor, 11.11.2010 01:06 (#)

Согласен с автором,свобода слова ,как понимают её в США ,у меня вызывает уважение к гражданам этой страны,сумевшим сформулировать и реализовать это эфемерное для многих понятие,СВОБОДА.
Смутили только две фразы в его тексте.
Первая,автор спокойно относится к оскорблениям в адрес русских:(что русским людям свойственна рабская психология, я спокойно переворачиваю страницу)
Рассуждая о пределах допустимой свободы крайних взглядов,он оперирует уже ситуацией относительно евреев: (в которой писал, что евреи будут лучше защищены законом, который дает возможность говорить всем меньшинствам без исключений.)

User bigny, 11.11.2010 07:28 (#)

Автору : Синагоги в Бруклине как и в Нью-Йорке обычно без полицейских

Как церкви и мечети. Вы наверное попали на большое мероприятие где было много народу для чего пригнали полицейских. Места где собираеться много людей обычно охраняют, да в последнее время центр метрополитена.

Vip volokhonsky, 11.11.2010 13:40 (#)
289

Не в Бруклине, в Берлине. В тексте - в Берлине. Там круглосуточная охрана всех синагог и еврейских центров. Я специально уточнял - там машина не по случаю какому-то стоит, она там всегда стоит.

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама



Выбор читателей