О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Events/Terror/m.99869.html

статья Ушки Буша

Владимир Абаринов, 20.12.2005
Джордж Буш слушает. Фото с сайта planetsean.blogspot.com
Джордж Буш слушает. Фото с сайта planetsean.blogspot.com
Реклама

Президент Буш угодил в скверную, чтобы не сказать гнусную, историю. Оказывается, после терактов 11 сентября он приказал ведомству электронной разведки - Агентству национальной безопасности - поставить на прослушку телефоны американцев, но самим американцам сообщать об этом не стал. Нельзя преподнести лучшего рождественского подарка любителям закручивать гайки, прикрываясь необходимостью борьбы с коварным внешним врагом. Этот шаг наверняка встретит понимание высоких должностных лиц в Москве, для многие из которых слежка за согражданами составляет первую и основную профессию.

Романтика шпионажа хороша только на экране и в романах. В реальной жизни человек, по долгу службы и призванию занимающийся обманом, шантажом, кражей чужих секретов, а то и чем похуже, как-то не внушает доверия и желания сойтись с ним поближе. Приличные люди не подслушивают и не читают чужих писем. Приличное государство тем и отличается от тоталитарных режимов, что не шпионит за собственными гражданами. Все остальные "свинцовые мерзости" - производные от этой.

Статья в New York Times с описанием программы прослушивания появилась в пятницу и сразу же возымела эффект: Сенат не стал продлевать срок действия "Патриотического закона", истекающий 31 декабря. Законодатели бурно возмущались злостным превышением власти, которое позволил себе президент, и признавались, что именно этот факт заставляет их голосовать против закона в его нынешней редакции. Президент и его команда оказались не готовы к разоблачению - и сам Буш, и его пресс-секретарь, и его министр юстиции твердили одну и ту же сакраментальную фразу: "Мы не комментируем текущие разведоперации". "Так вы подтверждаете, что подписали такой приказ?" - спросили его. Но он лишь повторял, что не будет осведомлять врагов Америки о "методах разведки".

Это был катастрофический провал. В разверзшейся бездне без следа утонула весьма выигрышная для администрации и бесспорно важная тема успеха иракских выборов. Как сказал в аналогичном случае Воланд, "злые языки уже уронили слово": Уотергейт.

В субботу с утра президент бросился в атаку. За истекшие сутки юристы Белого дома подготовили damage control - план "спасательных работ". В очередном радиообращении к нации Буш подтвердил, что приказ такой есть, и заявил, что касается он только международных коммуникаций, что это могучее орудие в борьбе с террором и что никаких гражданских прав, по мнению правительства, тайная прослушка не нарушает. Вместо оправданий он набросился на тех, кто допустил утечку в прессу, обвинив их фактически в государственной измене и пособничестве врагу. (Стоит уточнить, что New York Times ссылалась на "почти дюжину действующих и бывших должностных лиц, озабоченных вопросом законности операции". Более того: Белый дом с содержанием статьи прекрасно знаком; по просьбе администрации газета на год задержала публикацию и вычеркнула из текста детали, которые, по мнению чиновников, могли заинтересовать врага.)

Эти выпады повлекли за собой лишь новый град вопросов на традиционной итоговой предрождественской пресс-конференции президента в понедельник. В качестве иллюстрации пагубных последствий нарушения заповеди "не болтай!" президент рассказал, что было время, когда американская разведка слушала разговоры бен Ладена, потому что он пользовался "определенным типом телефона", а потом произошла утечка в СМИ, и главарь "Аль-Кайды изменил способ связи с соратниками.

Эта история лишь отчасти похожа на правду. АНБ действительно записывало некоторые разговоры бен Ладена, которые он вел по телефону, подключенному к спутнику INMARSAT (International Maritime Satellite) - этим видом связи пользуются суда гражданского флота и люди, работающие или путешествующие в отдаленных районах, например, геологи. Ничего особенно серьезного по этому аппарату бен Ладен не говорил, использовал его главным образом для бытовых звонков (в штаб-квартире АНБ гостям иногда давали послушать запись его беседы с матерью), причем, судя по всему, знал о прослушке и даже не кодировал сигнал. Чего он действительно испугался, так это убийства Джохара Дудаева в апреле 1996 года - оказалось, что на спутниковый телефон можно навести ракету. После этого события АНБ потеряло не только бен Ладена, но и многих других абонентов спутниковой связи, таких как Саддам и Каддафи. Однако сомнительно, что "Аль-Кайда" узнала технологию покушения на Дудаева из газет - у нее хватало в Чечне своих информаторов.

Огласка самого факта прослушки вряд ли составила новость для террористов и "раскрыла методы" разведки - они и так знают, что их слушают, а методы в газете не описаны. Администрация скрывала этот факт потому, что сомневалась в законности президентского приказа. Сегодня президент ссылается на полномочия, предоставленные ему Конституцией на случай войны. Вопрос о военных полномочиях президента неоднозначен, он возникает всякий раз, когда страна вступает в вооруженный конфликт.

Есть прецедент, созданный Линкольном: в начале Гражданской войны он отменил статьи Конституции о личной неприкосновенности и надлежащей судебной процедуре (habeas corpus), ввел цензуру и военно-полевые суды; в северных штатах стали хватать и сажать без суда и следствия в тюрьмы людей, подозреваемых в пособничестве Югу. Линкольн действовал на основании раздела 9 Статьи I Конституции, которая гласит, что действие привилегий habeas corpus может быть приостановлено "в случаях восстания или вторжения". Председатель Верховного суда Роджер Тейни оспорил решение президента, однако умер, так и не добившись его отмены; уже после его кончины суд признал правоту судьи. В 1942 году Франклин Рузвельт приказал согнать в лагеря всех американцев японского происхождения как "пятую колонну". Впоследствии правительство США принесло интернированным свои извинения и выплатило компенсацию. Оба, и Линкольн и Рузвельт, действовали совершенно открыто. К тому же ни восстания, ни вторжения в США сейчас не наблюдается, а война с террором - скорее фигура речи, чем строгая юридическая дефиниция.

В том-то и дело, что как раз в вопросе о прослушке существует полная юридическая ясность - есть федеральный закон 1978 года, FISA (Foreign Intelligence Surveillance Act), которым регулируется слежка за иностранными шпионами и террористами. Он позволяет установить прослушивание и на телефонную линию гражданина США, но для этого "органы" должны идти в специальный секретный суд за ордером. Закон даже допускает, что надобность в прослушивании может появиться спешно: предусмотрена возможность издания ордера задним числом, в течение 72 часов после начала прослушки. Планка необходимых для получения ордера доказательств преступной деятельности подозреваемого установлена очень низко: за все время действия закона суд выдал почти 19 тысяч ордеров и отказал всего пять раз. И тем не менее администрация предпочла обойти закон.

К середине вчерашнего дня голоса сторонников тайной прослушки окрепли. Они разговаривают с американцами как с малыми детьми: мол, ради вашей же безопасности "органы" трудятся, не понимаете вы своего счастья, лепечете тут что-то о гражданских правах. Одного сенатора, который особо рьяно негодовал по поводу "пособников врага" и требовал покарать их за утечку по всей строгости, хотелось взять за красивый галстук и спросить: сенатор, а вы лично согласны, чтобы ваши интимные беседы с любовницей слушал какой-нибудь дежурный хмырь в АНБ? Они почему-то никогда не относят действия Конторы на свой счет. Как показывает история ЧКГБ, это большая ошибка.

Исходя из логики Белого дома, то, с чего начался Уотергейтский скандал, сегодня не только возможно, но и абсолютно законно: "органы" вправе установить прослушку в Национальном комитете Демократической партии, едва лишь им померещится, что там скрываются пособники террористов. Да как же не пособники, когда они требуют вывести войска из Ирака! Ричард Никсон тоже считал вожаков антивоенного движения пособниками Вьетконга и требовал установить за ними слежку. А директор ФБР Эдгар Гувер распорядился следить за квакерами. Но тут выяснилось, что Никсон тоже квакер. Гувера это не смутило. Он шпионил и за президентами. Так замыкается круг беззакония. Ни о каких террористах потом уже никто не вспоминает. Лиха беда начало.

Администрация еще не отдает себе отчета в случившемся. Президент заявил, что слежка за гражданами продолжится и впредь. Министры пошли вчера дружным строем в вечерние ток-шоу пропагандировать свои иракские достижения. Но правоведы уже говорят, что президент совершил тяжкое уголовное преступление. Сенат угрожает расследованием. Если пар не уйдет в свисток, как уже бывало прежде, дело может вполне дойти и до импичмента. Америка останется правовым государством и сумеет внушить главе исполнительной власти уважение к закону.

В 1975 году сенатор Фрэнк Черч, который расследовал факты незаконной слежки ЦРУ за американцами, назвал разведку "одичавшим слоном" (rogue elephant). Учитывая символ Республиканской партии, следует признать, что слон опять отбился от рук. Пора привести его в чувство. Войне с террором это пойдет только на пользу.

Владимир Абаринов, 20.12.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей