О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | "Экстремисты" | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Две элиты

Эдуард Лимонов, 05.02.2007
Эдуард Лимонов. Фото Граней.Ру
Эдуард Лимонов. Фото Граней.Ру
Реклама

31 января. 15:45. Ледяной Петербург. Выезжаем на автомобиле на Исаакиевскую площадь. Весь квадрат ее, довольно немалый, контролируется милицией и ОМОНом, а также стоящими группами "операми" в штатском. На Сенатской площади 14 декабря 1825 года было меньше полиции, если судить по рисункам того времени.

В дополнение к милиции и операм присутствуют группками такая себе веселенькая молодежь в ярких тряпках - напоминает мальчиков и девочек с рекламы фирмы Benetton, выглядит абсолютно неуместно среди серых ментов и одетых в черное оперов.

Объезжаем квартал и выходим из машины у здания Законодательного собрания. Там запаркован штабной военный автомобиль. И конечно, отряд ментов. Мы уговорились здесь встречаться с Каспаровым. Находим на месте депутата Законодательного собрания Гуляева. Он будет участвовать в митинге. Заметив нас, к нам через площадь бегут многочисленные журналисты, несколько с телекамерами. Присутствует даже камера питерского канала "Россия". Обычно корреспонденты федеральных каналов присутствуют, если ожидается провокация.

Все участники начинают нервничать. У бывалых ментов безостановочно трещат рации. Мы топчемся на месте, подходят члены ОГФ. Мимо в Заксобрание идет депутат Максим Резник. В прошлый мой приезд у питерского "Яблока" и НБП были союзнические отношения, сейчас эти отношения охладились по их инициативе. Здороваюсь с Резником, протягиваю ему руку, спрашиваю, будет ли он на площади. Он что-то смущенно бормочет и исчезает в здании Заксобрания.

Узнаем по мобильнику, что Каспаров подъехал с другой стороны площади, идет прямо на площадь. Выдвигаемся и мы, перед нами бегут несколько десятков фотографов. Момент захода на площадь очень ответственный - ведь митинг не санкционирован, точнее, запрещен официальной бумагой. Как себя поведут милиционеры? Как себя поведут пестро одетые юноши и девушки? Не завяжут ли драку, чтобы затем свалить вину на нацболов? Мы уже послужили объектом подобного нападения в Москве 13 апреля 2006 года у Таганского суда. Шесть национал-большевиков находятся в московских СИЗО, ожидают суда.

Окруженные милицией (никто не попытался нас остановить) и операми, входим в сквер на площади. Там уже находятся национал-большевики и члены ОГФ. И очень много журналистов. Фотовспышки буквально ослепляют. Руководитель организации НБП в Петербурге Андрей Дмитриев начинает митинг. Через головы вижу в другом конце сквера, ближе к собору, гроздья воздушных шаров. Там собрались "пестрые". Как мы потом узнали, за 400 рублей каждый. С лозунгами "Лимонов должен сидеть!" и еще какими-то глупостями. Думаю: почему у этих проплаченных зомби абсолютно нет чувства стиля? С лозунгом "Лимонов должен сидеть" нужно было принести с собой ну хоть колючую проволоку. Зачем эти шарики, как над входом в дешевый супермаркет?!

Милиция, видимо, согласно имеющемуся приказу о невмешательстве, выдвинулась за спины участников нашего митинга и, что характерно, повернулась к "пестрым" спинами, а к нам лицами. Это разумное решение, поскольку мы дисциплинированная сила, а они случайные студенты, схваченные за рукав в коридоре института: хочешь заработать? Еще из окна автомобиля я рассмотрел эту публику: инфантильные девочки с улыбкой до ушей, корявые "кислотные" юноши. Любой наш нацбол будет гнать перед собой пятерых, если бы дело дошло до столкновения.

Каспаров в шапке-ушанке и я в черной шапке, видимо, вдохновляем фотографов. Весь час, пока длится митинг, они извели на нас тысячи кадров. Выступает депутат Гуляев, затем руководитель питерского ОГФ Ольга Курносова. Митинг заканчивается. Все противодействие милиции несанкционированному митингу "Другой России" свелось к составлению протокола и взятию письменного объяснения у заявителя митинга – Дмитриева.

Вечером представители семи питерских политических организаций договорились в присутствии Каспарова и моем о создании организованного комитета по проведению "Марша несогласных" в Петербурге. Политическое совещание "Другой РОссии" и марш несогласных пройдут 2 и 3 марта.

На следующий день, 1 февраля, состоялась пресс-конференция. Наша охрана задержала человека принесшего с собой шахматную доску с фигурами и не сумевшего объяснить, зачем ему фигуры и доска. Шахматы изъяли, человек сел в джип и уехал вместе с сообщником с фотоаппаратом. Почти в то же самое время начался захват верхних этажей здания, где проходила пресс-конференция, "рейдерами". Когда мы выходили после пресс-конференции, вход был блокирован "шкафами" - мужиками, каждый килограмм за сто. Всех выпускали, никого не впускали.

Урок питерской акции прост. Мы провели заявленный митинг, но не санкционированный. Власть побоялась и будет впредь бояться наброситься на участников коалиции "Другая Россия". Власть не решается применять суровые репрессии к членам коалиции "Другая Россия", даже если это нацболы, в то время как она не стесняется грубо репрессировать акции НБП.

В тот же день, 1 февраля, но на полчаса позже, чем конференция лидеров "Другой России" в Петербурге, в Москве состоялась пресс-конференция Владимира Путина. И вот уже несколько дней российские "авгуры", политологи и кремленологи, расшифровывают гражданам тексты, сказанные президентом на его более чем трехчасовой пресс-конференции. Занятие, конечно, увлекательное. Профессия "авгура", толкователя и жреца, очень древняя, хотя граждане издревле подозревали авгуров в мошенничестве. Кофейная гуща, внутренности животных, особым образом сгоравшие свечи - что только не служило инструментом толкования и, главное, предсказания.

В том, что говорит Владимир Владимирович, ищут знака о том, что будет "с Родиной и с нами". Полагаю, что не стоит искать ответа на вопросы о будущем в словах президента, профессионально натренированного на сокрытие правды о сегодняшнем дне. Будущего он, как и авгуры, все равно не знает.

Ответ на вопрос о том, что же случится с Россией после марта 2008 года, можно получить, если попытаться подсчитать, кто сильнее в двух четко обозначившихся элитах России. Сильнее отвращение к рабству и несвободе и решимость уничтожить их у политической элиты, скопившейся вокруг "Другой России"? Или сильнее привязанность Путина к привилегиям власти и к нефтедолларам? Я, как один из лидеров "Другой России", заведомо ангажирован на ее стороне и потому считаю, что создавшаяся уже и продолжающая создаваться новая оппозиционная элита "Другой России" сильнее. И не надо мне указывать на количество милиции, это иная категория. Прежде чем взять власть на улицах и в зданиях власть берут в умах сограждан. В умах часть власти уже взята. Проследуем далее.

Эдуард Лимонов, 05.02.2007


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей