О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Неразряженная мина

Борис Соколов, 22.07.2005
Демонстрация в Риге в 1940 году
Демонстрация в Риге в 1940 году
Реклама

Исполнилось 65 лет с момента аннексии Советским Союзом Литвы, Латвии и Эстонии: 21-22 июля 1940 года марионеточные власти этих стран объявили о желании присоединиться к СССР. Память об этом событии по сей день отравляет отношения России и государств Балтии.

Еще в середине июня Москва предъявила правительствам всех трех балтийских стран ультимативное требование допустить на свою территорию значительные по численности советские воинские контингенты и сформировать новые, просоветские правительства с участием коммунистов (хотя численность компартий составляла в каждой из республик по 100-200 человек). Последовала оккупация Прибалтики Красной Армией. Дальше все шло по заранее отработанному сценарию. Сначала выборы в местные парламенты по принципу – один кандидат от нерушимого блока беспартийных на одно место. Причем этот блок во всех трех государствах назывался одинаково – "Союз трудового народа". Присутствовавшие на участках люди в штатском брали на заметку тех, кто кандидатов вычеркивал или бросал в урны пустые бюллетени. Естественно, коммунисты получили во всех трех республиках подавляющее большинство голосов – в Эстонии 92,8%, в Латвии 97%, а в Литве аж 99%. И эти-то выборы российский МИД сегодня называет первыми демократическими выборами в этих странах!

Неудивительно, что 21 июля избранный неделей раньше Народный сейм Литвы провозгласил ее советской социалистической республикой и обратился с просьбой о приеме СССР. В тот же день аналогичные решения принял Народный сейм Латвия. А вот Государственная дума Эстонии решила немного поиграть в демократию. 21 июля она приняла декларацию о восстановлении в стране советской власти и только на следующий день, 22 июля, одобрила декларацию о вхождении Эстонии в состав СССР.

Все эти акты противоречили конституциям Литвы, Латвии и Эстонии, где говорилось, что вопросы независимости и изменения государственного строя можно решать только путем референдума. Но в Москве спешили аннексировать Прибалтику и на формальности не обращали внимания. 23 июля "Правда" с удовлетворением писала: "Солнце сталинской конституции бросает благодатные лучи свои на расширившейся территории, над новыми народами".

Верховный Совет СССР удовлетворил написанные в Москве обращения Литвы, Латвии и Эстонии о приеме в состав Союза 3-6 августа 1940 года. Женщинам из делегаций прибалтийских республик, выступавшим перед Верховным Советом СССР с просьбой о приеме в состав Союза, приказали надеть национальные костюмы, дабы подчеркнуть их связь со своими народами. Кое-кто из коммунисток-эмигранток отказался это сделать, видя в этом уступку "буржуазному национализму".

Вскоре, в ноябре 1940 года, население Прибалтики оказалось полностью разорено. Тогда местные валюты приравняли к рублю по резко заниженным курсам. Например, до оккупации Латвии один лат стоил примерно десять рублей, а теперь - один рубль. Все сбережения граждан были обесценены. И уже в августе 1940 года начались депортации "социально ненадежных элементов". Наибольший размах высылка литовцев, латышей и эстонцев, приобрела в середине июня 1941 года, накануне гитлеровского вторжения в Советский Союз.

Неудивительно, что народы Прибалтики сталинское солнце не оценили и более полувека вели борьбу за свою независимость. Путинская же Россия до сих пор не знает, как себя вести с государствами Балтии. Все упирается в подписание договоров о границе. С Литвой особых проблем не было. По сравнению с границами на середину 1939 года она значительно увеличила свою территорию за счет Вильнюса и Клайпеды. К тому же от Литвы зависит калининградский транзит, поэтому российская дипломатия не стала здесь особенно доказывать себе и миру, что Россия – великая держава и бывшие советские республики должны ее любить и уважать. Поэтому пограничный договор, подтверждающий существовавшую до распада СССР административную границу между Россией и Литвой, был заключен в 1997 году, еще при Ельцине. А вот на Латвии и Эстонии решили отыграться.

Тут надо иметь в виду еще и следующее обстоятельство. Советская аннексия нанесла Латвии и Эстонии не только людской и материальный, но и территориальный ущерб. В 1945 году бывшая Абренская волость Латвии стала Пыталовским районом Псковской области, к которой присоединили также пограничные районы Эстонии площадью около 2 тыс. кв. км. В Эстонии и Латвии ссылались на договоры с Россией 1920 года, признававшие эти земли территорией балтийских государств. Российская же сторона настаивала на том, чтобы в текст договора было включено упоминание о правах русскоязычного населения Латвии и Эстонии. В ходе переговоров был достигнут компромисс – Рига и Таллин согласились принять существующую линию границы и отказаться от упоминания в тексте договоров фактов оккупации и аннексии. Москва же сняла вопрос о меньшинствах. Однако вскоре отношения России с Латвией и Эстонией зашли в безнадежный тупик.

В преддверии подписания в 2005 году согласованного еще в 1997 году договора о границе правительство Латвии приняло специальную разъясняющую декларацию. Там было указано, что Рижский договор 1920 года сохраняет свое действие в той части, в какой на него имеются ссылки в действующей латвийской конституции, и что он был нарушен вследствие оккупации и аннексии. Это был единственный способ избежать трудного процесса изменения конституции. Однако в Москве предпочли увидеть в декларации намерение выдвинуть в будущем территориальные претензии к России, и пограничный договор так и не был подписан. Президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга напрасно съездила в Москву на 60-летие победы.

С Эстонией пограничный договор был, как известно, подписан 18 мая 2005 года, но через месяц с небольшим министр иностранных дел России Сергей Лавров отозвал свою подпись под договором. На этот раз предлогом послужила преамбула, включенная эстонским парламентом в закон о ратификации (но отнюдь не в сам текст договора, как пытались внушить публике российские СМИ). Здесь уж создалась ситуация и вовсе смешная. Российский МИД считает необходимым начать новые переговоры с эстонцами, но ни в коем случае не обсуждать на них ранее подписанный текст договора (о чем тогда переговариваться – загадка). Дело в том, что сам по себе договор с Эстонией, равно как и согласованный, но пока так и не подписанный договор с Латвией, Россию вполне устраивает. Ведь он закрепляет результаты аннексии. Ссылки же на договоры 1920 года, содержащиеся лишь в односторонних латышской и эстонской декларациях, никакой международно-правовой силы не имеют. И, строго говоря, российская дипломатия создает здесь проблемы прежде всего себе, а не своим балтийским соседям.

Первоначально Москва не подписывала пограничные договоры, чтобы затруднить вступление стран Балтии в НАТО и ЕС. В уставах этих организаций есть соответствующие пункты, предусматривающие, что страны-кандидаты не должны иметь нерешенных территориальных проблем с соседями. Однако на практике отсутствие договоров о границе с Россией никак не затруднило вступление балтийских государств в Евросоюз и Североатлантический пакт. Ведь ни Литва, ни Латвия, ни Эстония территориальных претензий к России не выдвигают, и Москва также официально не претендует на территорию этих стран. Теперь же расчет делается на то, что без пограничных договоров Латвию и Эстонию не примут в Шенгенскую зону. Но, по всей вероятности, и здесь в Брюсселе что-нибудь придумают. А Москва уже оказалась в странном и двусмысленном положении. Отказываясь признать выгодные для себя границы с Латвией и Эстонией и оставляя вопрос неурегулированным, она на самом деле оставила возможность для выдвижения территориальных претензий в будущем со стороны Латвии и Эстонии и создала дополнительную сложность в отношениях с Евросоюзом в целом. Так что еще неизвестно, кому достанутся от мертвого осла уши.

Почему же российская власть загнала себя в тупик в своей балтийской политике? Думаю, причина здесь одна. И президенту Путину, и многим его соратникам неурегулированность границ со странами Балтии оставляет иллюзию, что когда-нибудь все бывшие братские союзные республики вновь "в единую семью соединятся". Граница-то, дескать не окончательная. Той же виртуальной цели служат и военные базы в Грузии, Армении, Таджикистане, Молдавии. Поэтому с такой неохотой от них отказываются наши военные и политики. Но подобная политика способна только окончательно рассорить Россию с бывшими советскими республиками и странами Восточной Европы, а также с Евросоюзом и Западом в целом.

Борис Соколов, 22.07.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей