О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/m.186718.html

статья О будущем по-настоящему

14.03.2011

Сценарии краха путинизма обсуждаются все смелее и подробнее. На "Гранях" и в других изданиях публицисты спорят о стратегии и тактике оппозиции, о реальных программах и альтернативных структурах - от "теневого правительства" до Фронта национального спасения.

Евгений Ясин. Фото Дмитрия Борко/Грани.Ру
Евгений Ясин, экономист
Я предложил создать некий прообраз того, что за границей называют "теневое правительство", - клуб экспертов, в который входили бы специалисты по таким ключевым направлениям, как внешняя политика, финансовая политика и так далее, - носители либеральных взглядов. Это позволило бы не быть голословными в дискуссиях с правительством.
Владимир Рыжков. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Владимир Рыжков, сопредседатель Партии народной свободы
Есть очень много хороших идей, но не хватает людей, чтобы их реализовывать. Тема оппозиционного "теневого правительства" - одна из множества идей, которые можно обсуждать, но особого смысла я в этом не вижу. Это отвлечение сил и времени - придется заседать, слушать доклады, а практический результат неочевиден. Достаточно того, что в оппозиции есть специалисты с опытом работы на высоких должностях в правительстве, ЦБ, в руководстве регионов - им не нужно лишний раз доказывать свою квалификацию. У Партии народной свободы есть программа, есть список первоочередных инициатив, которые мы внесем в Госдуму, - этого достаточно. К тому же, как правильно говорит Немцов, теневое правительство действует в странах с парламентской моделью: там теневые министры сидят напротив действующих, дают экспертную оценку и инспектируют работу кабинета. Наша партия не в Думе, поэтому формирование теневого правительства преждевременно. Когда мы пройдем в Госдуму, я думаю, мы вернемся к этой теме.
Борис Немцов, сопредседатель Партии народной свободы
Идею теневого правительства в президентской республике я считаю очень странной. Потому что в России, если не считать путинско-медведевской аномалии, власть принадлежит президенту, а правительство играет вспомогательную роль, чаще всего техническую. Вся власть находится в Кремле. Поэтому если уж создавать, то теневого президента, не правительство. Надо выдвигать теневого президента, и этот теневой президент может формировать правительство и так далее.
Гарри Каспаров. Фото Граней.Ру
Гарри Каспаров, лидер ОГФ
То, о чем говорит Ясин, - попытка создать очередной либеральный (со всеми коннотациями этого слова) центр по выработке рекомендаций данному правительству. Ни на что большее Ясин, конечно, не претендует. В принципе одним центром больше, одним меньше - от этого суть не меняется. Все, что подразумевает под словом "конструктив" создание структурных или неструктурных подразделений, работающих на данную власть, никакого отношения к политике не имеет.

Оппозицию упрекают в том, что она излишне зацикливается на политических вопросах, но какой смысл расписывать подробные действия по реформации страны, пока не решен ключевой вопрос, а именно вопрос о демонтаже путинского режима?

...Сама идея более детально подходить к обсуждению будущей программы мне кажется эффективной. Потому что есть немало интересных и животрепещущих вопросов, которые надо было бы обсуждать в виде потенциальных законопроектов. И создание такой структуры с подключением большого количества людей из Интернета придало бы легитимность обсуждению процесса, например, миграции.

Илья Яшин. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Илья Яшин, член бюро политсовета движения "Солидарность"
Сейчас в России действительно растут протестные настроения. И именно для этого возможно формирование того теневого правительства, о котором говорит Ясин. Во-первых, мы должны определиться с целью. Идея теневого правительства не вызывает у меня никакого раздражения. Она мне нравится. Но надо определиться с целью. Если кто-то предлагает сформировать его для того, чтобы подсказывать власти, то есть создать не столько теневое правительство, сколько дублирующий состав действующего правительства, которое возглавляет Путин, то я категорически против этого. Но если мы говорим о теневом правительстве со своей программой развития страны, о теневом правительстве, которое в любой момент способно заменить действующий кабинет министров, то в этой идее, безусловно, есть рациональное зерно. И я готов участвовать, помогать. Это хорошая идея, потому что очень сложно добиться власти, добиться доверия людей, только критикуя существующее положение вещей. Обязательно нужно что-то предлагать.
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов, журналист
Предложение Ясина не лишено лукавства. Он прекрасно понимает, что такое теневой кабинет в парламентской демократической системе. Это отнюдь не "клуб экспертов". Это правительство, сформированное партией меньшинства и дожидающееся своего часа - очередных или досрочных выборов. Не кружок политических прожектеров, а реальная, легитимная власть, просто еще не вступившая в должность... Но в России-то нет условий ни для первого варианта, ни для второго. Остается устряловщина - недаром Каспаров вспоминает ренегатство Никиты Белых как пример "конструктивного сотрудничества" с режимом.

Сам Каспаров предлагает оппозиционерам всех мастей собраться и создать национальную программу-минимум на случай "резкого изменения ситуации и режимного краха". Дело хорошее. Давно пора. Но было бы любопытно узнать, что именно подразумевается под резким изменением и режимным крахом и кому оппозиционеры будут предъявлять свои "кондиции".

Андрей Колесников. Фото с сайта rg.ru
Андрей Колесников, обозреватель
А если завтра внезапно грянет демократия? Нет, действительно, представим себе, что Путин самоустранился. Нет ни Сечина, ни Чемезова, ни Суркова. Все удалились в куршевельские шале, на остров Святой Елены, на острова Известий ЦИК. Готова Триумфальная площадь к реализации позитивной повестки? Нет. К кому ей обращаться? К тем же самым людям, которые работают над Концепцией-2020 или инсоровским докладом, плюс еще к десятку (вряд ли больше) экспертов. Такую команду экспертов в сегодняшней оппозиции способны собрать только Милов, Немцов, Касьянов, Рыжков. И, кстати, именно потому, что они работали во власти.
Андрей Пионтковский. Фото Дм. Борко/Грани.Ру
Андрей Пионтковский, публицист
Наглядные плоды двадцатилетних усилий созвездия интеллектуалов в законе – смоквы живущей по понятиям криминальной экономики, неспособной соскочить с нефтяной иглы.

...Как наши лучшие эксперты могут в ясном уме и здравом сознании рассуждать о совершенствовании рыночной экономики, когда отсутствует ее фундаментальный институт – частная собственность?

Ведь все они прекрасно знают, и не только как академические исследователи, но и как практикующие собственники, что любая частная собственность в России – от нефтяной компании до продуктового ларька – условна, зависит от лояльности феодальным сюзеренам вдоль всей вертикали власти, даруется и изымается в жестком соответствии с приобретением или потерей условным владельцем административного ресурса.

Евгений Ихлов. Фото с сайта og.ru
Евгений Ихлов, публицист
Можно, по предложению уважаемого Евгения Григорьевича Ясина, создать альтернативный правительству синклит советников, например экономистов и социологов. При высоком общественном престиже собравшихся это будет некий "римский клуб", а его вердикты — "вторым полюсом" социально-экономической мысли.

...Во весь рост стала проблема ценностного раскола России на глубоком цивилизационном уровне. Поскольку на преодоление его уйдут десятилетия, если не века, то надо пойти проще — попытаться создать "теневые магистраты", в том числе с участием оппозиционных депутатов регионального и местного уровня, поскольку на локальном уровне объединяться легче — цивилизационный раскол при спорах о справедливых тарифах ЖКХ "не включается". А тем временем создать "теневую фракцию", но не делать игрушечного "альтернативного" парламента, а попытаться создать оппозиционную платформу "по-советски" — собрать наказы от разных социальных групп.

Сергей Канаев. Фото: kasparov.ru
Сергей Канаев, председатель московского отделения Федерации автовладельцев России
К идее «теневого правительства» я, разумеется, отношусь положительно. Что касается эффективности таких альтернативных структур, то надо понимать, чего мы хотим и в чем измеряем. Если эффективность измерять тем, насколько структура влияет на те или иные решения, которые принимает власть, это одно. Если будут разрабатываться действительно правильные предложения, эффективность которых потом уже время покажет, – это другое. Если же это правительство будет работать, не имея никакого влияния ни на что, будет только озвучивать свои позиции – наверное, это не очень эффективно.
Денис Билунов. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Денис Билунов, функционер Партии 5 декабря
Нет практически обратной связи в обществе – между законодателями (реальными законодателями: не фиктивными думскими, а теми людьми, которые действительно принимают решения о переменах в государстве) и теми людьми, которые живут в этом государстве. Между ними существует огромная пропасть. И чтобы государство и страна имели какие-то перспективы, необходимо эту пропасть ликвидировать.

Это очень большая проблема. Она не решается появлением «теневого правительства» или какой-то другой структуры. Конечно, нужен целый комплекс мер и много времени для того, чтобы эту проблему решить.

Разумным первым шагом в этом направлении могло бы стать некое публичное взаимодействие общественных деятелей, которые последние полгода-год наиболее активны. Тех деятелей, которые стали медийными фигурами и заработали авторитет своими действиями... Самые яркие примеры – это, конечно, Навальный и Чирикова.

Сергей Аксенов (другоросс), член исполкома "Другой России"
Денис Билунов предлагает обществу, оппозиции, создать «новые политические формы», а именно организовать «публичное взаимодействие общественных деятелей» в условиях, когда разорваны связи между властью и гражданами.

На это я отвечаю - да, да и еще раз да. Именно это сейчас и нужно – организовать «публичное взаимодействие общественных деятелей» и т.п.

Вот только хорошо бы сразу определить, что такое «публичное взаимодействие». По мне так это реализация формулы «слово и дело», а не «слово, еще слово и еще раз слово». Пишу об этом вынужденно, вспоминая, в какую бюрократическую говорильню превратили Национальную ассамблею, имевшую отличный запас легитимности и потенциал многих входящих в нее организаций.

Мы, партия «Другая Россия», недавно предложили организациям оппозиции сформировать Фронт национального спасения. Из тех партий, кого Минюст незаконно не допускает к выборам, и из других организаций тоже.

Евгения Чирикова. Фото Е.Михеевой/Грани.Ру
Евгения Чирикова, лидер движения в защиту Химкинского леса
Мне кажется, что только оппозиция может предложить сейчас пути решения острейших проблем страны. Больше просто некому. И, на мой взгляд, наиболее эффективным сейчас является просвещение. Мне кажется, оппозиция могла бы заняться этим – просвещением населения.
Лилия Шевцова, политолог
Нет более смысла в изобличении системы. Все всем ясно. Недостаточно призывов к честным выборам, верховенству права и конкуренции, которые возвращают нас в конец 80-х гг. Пришла пора думать о механизмах строительства нового государства. Иначе развал нас может захватить врасплох, как это произошло в начале 90-х гг.

Не стоит надеяться, что такую работу начнут эксперты, которые психологически не готовы к альтернативному мышлению и которым комфортнее работать в амплуа реаниматоров. Хотя... почему немцы, венгры и поляки начали готовить механизмы «выхода» задолго до того, как он начался?

В России, видимо, работу над Стратегией Трансформации должна начать оппозиция. Но готова ли она к проектированию будущего?

Юлия Латынина, журналист
Нет, как хотите, а в воздухе пахнет февралем. Февралем 17-го. Это запах растерянной, подраненной, слабеющей на глазах власти. Запах крови в воде.

Не то чтобы это был приятный запах. Потому что, как показывает опыт, в нищих странах, управляемых коррумпированными и недееспособными правителями, вслед за февралем обыкновенно наступает октябрь.

Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Дмитрий Шушарин, историк, публицист
Демоппозиционные политорганизации выполняют важнейшую функцию: отстаивая свою монополию на оппозиционность, они лучше любого КГБ и агитпропа препятствуют обновлению и развитию демократического политического сегмента. При таком взгляде на партийно-политическую систему современной России следует признать соответствие всех политических организаций задачам построения неототалитаризма в одной отдельно взятой стране.
14.03.2011

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей