О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.189906.html

статья За хорьков ответил

Илья Мильштейн, 12.07.2011
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн

С бородой он смотрится гораздо лучше. Интеллигентнее, если можно так выразиться, и даже наколка на ребре ладони, типа "за ВДВ", его не портит, пока он смолит сигаретку. Если не знать, что на фотографии, опубликованной в газете, изображен Вадим Бойко, легендарный "жемчужный прапор", то его можно принять, к примеру, за художника или писателя. Таких ведь теперь довольно много писателей - в бородах и наколках, не обделенных специфическим жизненным опытом и умением использовать руки не только для создания образа. Да и раньше такие бывали.

Однако это Вадим Бойко, и в памяти он сразу возникает без бороды, в тех обессмертивших его видеокадрах, где безымянный тогда страж порядка хозяйским шагом выходил на площадь, зычно выкликая "Хорьки, блядь, кому еще?!" А потом, распаляясь на глазах, хватал за волосы первого подвернувшегося несогласного, бил его резиновой дубинкой по лицу и волок в машину.

Без бороды он выглядел настолько убедительно, что видеозапись стала хитом Рунета и встретила горячий, живой отклик в Сети. Причем преобладали такие комменты, что не процитируешь, а среди оценочных суждений попадались даже сравнения со зверствами гестапо. В стране, где чувство восхищения милицией является повальным, прапорщик Бойко казался образцовым представителем своего племени правоохранителей.

За год многое изменилось. В частности, милиционеров переименовали в полицейских, в ходе реформы МВД суровым репрессиям вплоть до отставки подверглись десятки генералов. Пострадал и жемчужный прапор. Он был опознан и отдан под суд, потом его, как утверждал сам потерпевший, избил неизвестный злоумышленник-камикадзе, но Бойко выжил, и в эти дни процесс над ним, обвиняемым в превышении должностных полномочий, совершенном с применением насилия и специальных средств, входит в решающую фазу.

То есть законность вроде бы торжествует, но вот странность: сменивший внешность подсудимый, как уже сказано выше, совсем не похож на того гладко выбритого садиста в патрульно-постовой форме. Писатель не писатель, но явно же не отморозок. И уже не знаешь, кому верить - избитому и униженному парню и многочисленным свидетелям инцидента или адвокатам Бойко. Собственным глазам или утверждениям защиты, что перед нами не документальное видео, а "монтаж".

А если монтаж, то, стало быть, он мог и не говорить про хорьков и не матерился, правда? "Вы там хорьков видели? И я не видел", - сообщил он вчера телевизионщикам, и это прозвучало довольно веско. В самом деле, на той питерской площади, где лютовал человек, похожий на Бойко, хорьков не было, только люди. Еще, говорит прапорщик, послушав пленку и посовещавшись с адвокатами, звук удара слишком громок: если бы, добавляет, я так ударил, то убил бы, потому что, аргументирует, я 15 лет служил в ОМОНе. Да я вообще никого не бил, прямо отвечает он на прямой вопрос судьи.

Год назад все с ним было ясно. Символ ментовского беспредела, жемчужный прапор не вызывал никаких иных чувств, кроме отвращения и тоски. Год спустя Бойко - персонаж скорее комический, со всеми его провалами в памяти и зоологическими открытиями. Так меняет людей борода, общественное внимание, скамья подсудимых.

И теперь не столь уж важно, посадят его (что маловероятно), осудят условно, быть может, с выплатой штрафа побитому Дмитрию Семенову (скорее всего) или даже оправдают за недостатком улик (бывает). Куда важней, что в ходе расследования и суда Вадим Бойко слегка очеловечился, поучаствовал в судебных слушаниях, где узнал немало нового про законы, и, не раскаявшись и не признав вины, все же как-то приобщился к юриспруденции.

Он узнал, что оскорблять людей, пусть даже несогласных и выкрикивающих явно антигосударственные лозунги про необходимость соблюдения Конституции, нехорошо, а бить их чревато разными неприятностями. И если вместе с ним к этой юридической правде приобщатся некоторые его коллеги, то данный процесс может даже поспособствовать смягчению нравов в полицейской среде. Надежд на это немного, тем более в предвыборном году, но и нельзя сказать чтобы совсем не осталось.

Илья Мильштейн, 12.07.2011


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей