О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/m.133333.html

новость Ходорковский может узнать о переводе Алексаняна только в понедельник

08.02.2008
Михаил Ходорковский в колонии. Фото ''Русского Newsweek'a''
Михаил Ходорковский в колонии. Фото ''Русского Newsweek'a''
Реклама
цитата Дословно

Василий Алексанян

Из выступления в Верховном суде 22.01.2008

Я хочу прекратить инсинуации по поводу моих отказов от лечения. Тому, кто это утверждает, я хочу отдать свое тело на 10 минут, чтобы он те муки адовы пережил, которые я переживаю. Только умалишенный человек может такое говорить. Чтобы он от боли на стенку лез, и ему не помогали никакие лекарства. Пусть у него совести хватит мне в глаза посмотреть.

...22 ноября 2006 года прокуратуре стало понятно, что с Алексаняном проблемы. Потому что болезнь единственная имеет юридическое определение в законе – смертельное, неизлечимое заболевание. Это приговор, который нельзя обжаловать. Смерть не обжалуется. Я готов за каждое свое слово ответить, что я сейчас произнесу.

Тогда предварительное следствие находилось полностью под контролем прокуратуры. И что происходит? 28 декабря 2006 года меня под предлогом ознакомления с какими-то материалами вывозят в здание Генеральной прокуратуры. Я объясняю, почему я до сих пор в тюрьме и для чего я сижу, умирая здесь. И следователь Каримов Салават Кунакбаевич лично (как оказалось, тогда он только готовил новые абсурдные обвинения против Ходорковского и Лебедева) предлагает мне сделку. Адвокаты здесь присутствуют. При них меня привели к нему, нас оставили одних. Он мне сказал: руководство Генеральной прокуратуры понимает, что вам необходимо лечиться, может быть, даже не в России, у вас тяжелая ситуация. Нам, говорит, необходимы ваши показания, потому что мы не можем подтвердить те обвинения, которые мы выдвигаем против Ходорковского и Лебедева. Если вы дадите показания, устраивающие следствие, то мы вас выпустим. И предложил мне конкретный механизм этой сделки. Вы пишете мне заявление, чтобы я перевел вас в ИВС на Петровке, 38, и там с вами следователи недельку или две активно поработают. И когда мы получим те показания, которые устроят руководство, мы обменяем их, как он выразился, подпись на подпись, т.е. я вам кладу на стол постановление об изменении меры пресечения, а вы подписываете протокол допроса. При этом он меня всячески убеждал это сделать и демонстрировал мне титульные листы допросов якобы других лиц, которые согласились помогать следствию. Но я не могу быть лжесвидетелем, я не могу оговорить невинных людей, я отказался от этого. И я думаю, какое бы ужасное состояние мое ни было сейчас, Господь хранит меня, потому я этого не сделал, я не могу так покупать свою жизнь.

Дальше мне резко ухудшили условия содержания. Вот этот изолятор СИЗО № 99/1 - это спецтюрьма, она вообще не публичная, ее еще найти надо. Там сидит не больше ста человек в самый пиковый период. Меня в таких камерах держали! Они еще Берию помнят и Абакумова! Там плесень, и грибок, и стафилококк съедают заживо кожу вашу. Это притом, что люди знают, что у меня иммунитет порушен. Это фашисты просто!

...Я прошу меня выслушать. Вы меня извините, Ваша честь, я перед Верховным судом тоже не в первый раз, и каждый раз мне добавляется один, два, три диагноза, сколько может выдержать человек?! В апреле месяце следователь Хатыпов – я называю фамилию, потому что эти люди когда-нибудь должны понести ответственность - говорит моей защитнице, присутствующей здесь: пусть он признает вину, пусть он согласится на условия и порядок, и мы его выпустим. Все это время, между прочим, мне не то что лечение не назначали, меня не хотели вывозить даже на повторные анализы. Это пытки, понимаете. Пытки! Натуральные, узаконенные пытки! Они говорят, я отказывался от лечения! Это бред!

...В июне месяце (2007 года. - Ред.) тяжелое обострение началось. Три недели каждый день я умолял, чтобы меня вывезли к врачу. А они вместо этого даже ограничивали передачу мне обычных лекарств, которые боль снимают, болевой шок. Понимаете, что они делали! Дьявол в деталях. Меня морили голодом, холодом, я год одетый спал. Два градуса, три градуса. Вода по стенам течет. Плесень. Это XXI век. Вы что делаете! Ну, не вы, а власти. Что делаете?!

...Довели до того, что врачи уже с ужасом на меня смотрят... За время, пока я здесь, я еще три диагноза тяжелых получил. Понимаете, вместо того чтобы меня госпитализировать в МГЦ СПИД. В чем проблема? А проблема, оказывается, в том, что 15 ноября мне продлили срок содержания под стражей, а 27 ноября ко мне заявилась следователь Русанова Татьяна Борисовна, которая всегда была помощницей ближайшей Салавата Кунакбаевича Каримова, который сейчас советник генпрокурора Чайки, если кто не знает. И сделала мне опять то же самое предложение, в этот раз в присутствии одного из моих защитников, который сейчас в зале находится: дайте показания, и мы проведем еще одну судебно-медицинскую экспертизу и выпустим вас из-под стражи. Это преступники! А когда Европейский суд вынес свое указание немедленно меня госпитализировать, она (следователь Русанова. - Ред.), уезжая в командировку, передает моему адвокату через следователя Егорова, который ходит ко мне: предложение остается в силе. Плевать они хотели на Европейский суд! Им надо из меня показания выбить, потому что им процесс нужен постановочный... А я не буду лжесвидетелем. И лгать я не буду. И оговаривать невинных людей я не буду, мне неизвестно ни про какие преступления, совершенные компанией "ЮКОС" и ее сотрудниками. Это ложь все.

Никто не собирался меня лечить. Я никогда не отказывался от лечения, я не самоубийца. Я еще раз повторю: тот, кто это утверждает, пусть попробует хоть часть мучений, которые я здесь вынес. У меня маленький ребенок на иждивении 2002 года рождения. Это я не хочу лечиться?! Я не хочу жить?! Это ложь. И я прошу вас раз и навсегда забыть про эти инсинуации и никогда их не использовать. Сколько я попыток предпринял, чтобы получить это лечение.

...Я прошу Верховный суд показать, что в России есть правосудие, что не надо российским гражданам идти помирать на ступенях Европейского суда, чтобы добиться какой-то справедливости. Что ее можно добиться здесь, в Москве, в вашем зале. Покажите это. Уж сколько можно костями мостить страну. У меня еще суд не начался, между прочим, какое же это предварительное заключение?! Два года в тюрьме искалеченный человек! Спасибо за внимание.

Пресс-центр Михаила Ходорковского

Адвокаты экс-главы "ЮКОСа" Михаила Ходорковского до понедельника не смогут известить своего подзащитного о переводе Василия Алексаняна из следственного изолятора в специализированную больницу. Как передает РИА "Новости", об этом сообщил адвокат Семен Розенберг. "Ни в субботу, ни в воскресенье мы не сможем попасть к Ходорковскому в СИЗО", - сказал он. Голодовка Ходорковского продолжается уже 12 дней.

Из-за разницы во времени между Москвой и Читой адвокаты в пятницу не смогли сообщить Ходорковскому о переводе Алексаняна в гражданскую больницу. Вместе с тем Розенберг не исключил, что новость о переводе Алексаняна в выходные экс-главе "ЮКОСа" может сообщить начальник читинского СИЗО.

В пятницу Федеральная служба исполнения наказаний официально подтвердила информацию о переводе вице-президента "ЮКОСа" Алексаняна из СИЗО в профильную больницу. "По выполнению рекомендаций консилиума специалистов по дальнейшему лечению Алексаняна в специальном стационаре согласно выданному департаментом здравоохранения Москвы направлению, больной госпитализирован в профильную больницу", - сообщил Новости официальный представитель ФСИН.

При этом он не уточнил, в какую именно больницу переведен подследственный, обвиняемый в присвоении и легализации денежных средств.

Решение о переводе Алексаняна было принято Федеральной службой исполнения наказаний в четверг. Ранее Симоновский суд Москвы, рассматривающий дело по обвинению Алексаняна в присвоении денежных средств, решил приостановить процесс из-за болезни подсудимого. При этом суд не стал изменять Алексаняну, находящемуся в СИЗО, меру пресечения. Как пояснил гособвинитель на процессе, перевод Алексаняна для лечения из тюремной больницы в обычную возможен, если это сочтут необходимым врачи.

6 февраля несколько общественных деятелей и представителей творческой интеллигенции лично поручились за Василия Алексаняна, чтобы ему изменили меру пресечения. Поручительство подписали актрисы Лия Ахеджакова и Инна Чурикова, писатели Борис Акунин и Владимир Войнович и другие.

"Это тяжелобольной человек. Он никуда не денется, никуда не сбежит, если его поместить в нормальную больницу. Мы, поручители, готовы за это отвечать", - подчеркнул в эфире "Эха Москвы" Борис Акунин. По его мнению, принятое судом решение приостановить процесс, но оставить Алексаняна под стражей "бессмысленно".

08.02.2008


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей