О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.279073.html

статья Памяти Сергея Мохнаткина

28.05.2020

"Убили Сергея Мохнаткина" - разносят в соцсетях горестную весть те, кто следил за судьбой этого несгибаемого политзека. 31 декабря 2009 года на Триумфальной площади он вступил в бой с карательной системой и отправился на зону. Потом были избиения и голодовки в колонии, годы борьбы, новые уголовные дела, пыточные условия строгого режима. Мохнаткин вышел на свободу в 2018 году. Здоровье его было подорвано.

98889
Триумфальная, 31 января 2014 года. Мохнаткина вновь избили на новогодней акции Стратегии-31 и арестовали по 318-й статье. Фото Евгении Михеевой для "Граней".

Александр Подрабинек, публицист, бывший политзек

Вот так смерть достает зэков на воле. Редкий был по нашим временам человек, несгибаемый. Мог в одиночку стоять, причем не на публику и под фотокамеры, как ныне принято, а по-настоящему, до конца. Настоящий боец со злом - без пафоса и преувеличений. Всего 66 лет ему было...
Виктор Шендерович, писатель

Надо поименно вспомнить всех, кто убивал Сергея Мохнаткина. Полицейских, следователей, прокуроров, судей, уфсиновских палачей на зоне, сломавших ему позвоночник, снова судей и "врачей", довершавших палаческое дело...

Это тот случай, когда "не забудем, не простим" звучит к месту. Нельзя прощать такое.

Он был одним из лучших людей, которых я встречал в жизни. Двадцатый век почти полностью истребил в России этот тип людей - сильных, свободных, веселых, мужественных.
ХХI век добивает чудом уцелевших.
Тоска и ярость.

Елена Волкова, культуролог

Сергей Мохнаткин - исключительный, небывалый и такой естественный, будто все такими должны быть. И правда должны, но он такой один. Встретились в августе на Пушкинской. В чем душа его держалась! Выпили всю кровь и переломали его изверги. Но сломить не смогли.
Светлая память.
Ольга Романова, основатель "Руси сидящей"

После первой отсидки его позвали на "Дождь". Он плохо сидел, его долго не выпускали после помилования, а потом так и не отдали его кошку, она осталась в зоне недалеко от Торжка - вышел он сгорбленным старичком, и вот на следующий день его первое интервью. В студии Парфенов и Познер. И тут заходит Сергей. Начинает говорить. Через некоторое время Познер с Парфеновым переглядываются и вдруг кто-то из них говорит: Сэр. Сэр Мохнаткин, позвольте задать вам еще один вопрос... Вот да, он был такой. Часто невыносимый, уперто принципиальный. Он поссорился со многими своими искренними защитниками, он сел снова, и там, под Архангельском, его фактически убили. Он очень мучился после отсидки, его сводила с ума боль в спине. Мученик своих принципов. Он служил им и Прекрасной Даме, которую всю жизнь искал, но и неподходящих все равно считал прекрасными. У него были настоящие друзья и Она, Прекрасная Дама. Несовременный, несвоевременный человек, чьи принципы были тверже его позвоночника.
Александр Рыклин, журналист, активист

...Его долго убивали. Немцов как-то сказал: "Знаешь, я не могу с ним разговаривать. Он вообще не человек. Я перед ним трепещу"...
Наталья Мавлевич, переводчик

Он один стоил всей своры мучителей. Благородный, неудобный, как совесть.
Игорь Эйдман, социолог, публицист

Сергей Мохнаткин погиб на войне от ран, как старый солдат. Он, в отличие от большинства из нас, не праздным словом, а реально, физически бил зло в лицо, дубасил кулаком полицайские морды. За отчаянное сопротивление злу и отсидел три срока.
Игорь Яковенко. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Игорь Яковенко, публицист

Гибель Сергея Мохнаткина - это не просто невосполнимая утрата. Таких раньше называли праведниками. Это еще и результат преступления.
Убийство Мохнаткина обязательно должно быть расследовано, и все соучастники должны понести наказание. Соучастников много. Начиная от судьи Ковалевской и прокурора Сергуняевой (первый неправедный приговор), включая сотрудников ИК-4 города Котлас, которые целенаправленно ломали ему позвоночник, и многих других.
Список Мохнаткина, скорее всего, будет не меньше списка Магнитского. Тот факт, что от причинения оказавшегося в совокупности смертельным вреда до гибели прошло время, решающего значения не имеет. Как и то, что каждый из тех, кто его убивал, возможно, и не имел именно такой цели...
Удивительный праведник Мохнаткин погиб, а эти мрази радуются жизни. В этом есть что-то очень несправедливое.
Сергей Пархоменко, журналист, координатор "Последнего адреса"

Одиннадцать лет назад случайный прохожий - даже не участник протестного митинга - на Триумфальной площади в Москве, во время очередной акции 31 числа, вступился за человека, которому крутили руки полицейские.

Его арестовали, судили, посадили. Потом еще, потом еще. Всего у него было пять приговоров.

В тюрьме его часто и жестоко били. Наконец в декабре прошлого года появились такие сообщения: "Сергей Мохнаткин госпитализирован в больницу в тяжелом состоянии. Около месяца назад у него начались осложнения травмы, полученной во время пребывания в тюрьме: в 2016 году в ИК-4 Архангельска сотрудники ФСИН сломали Сергею Мохнаткину позвоночник. По словам его близких, добиться госпитализации сейчас удалось только с помощью правозащитников".

После перелома позвоночника избиения в тюрьме не прекратились. Его отказывались лечить.

К моменту этой публикации у Мохнаткина отказали ноги, он мог лежать только на одном боку. Теперь он умер.

Умер он уже не в тюрьме, поэтому за это никто не ответит.

Ну, в смысле, не ответит прямо сейчас. Очень важно дождаться, не забыть этого.

Зоя Светова, правозащитник, журналист

Мохнаткин был интересным и незаурядным человеком. Бывал непримиримым, гневался, злился, жестил, а внутри - оказывался ребенком, которому очень не хватало любви.
...Второй срок его добил. Избиения, которым он подвергся в колонии, его нагнали на воле.
Аркадий Бабченко, журналист

Блядь... Серега Мохнаткин умер. Один из единиц, кто оставался там еще не сломленным. Кто не пошел ни на какие компромисы. Отсидел семь, если не ошибаюсь, лет.
Заступился на акции за женщину, которую избивали менты. Впаял в челюсть. Вышел. Второй срок получил ровно за это же. Снова заступился за избиваемую женщину, снова впаял в челюсть космонавту. А потом, в тюрьме, получил и третий. Но так и не прогнулся. Ему в тюрьме два раза сломали позвоночник - но его самого так и не сломали.
Последние года два жил с дырой в спине.
Остался собой до конца.
Не умер - убили, конечно же.
Пытали, избивали, ломали - и убили.
Покойся с миром, дружище.
Земля тебе пухом, брат.
Спасибо тебе.
Александр Скобов, историк, публицист
Чтобы в стране произошли изменения к лучшему, у многих людей противостояние поганой путинской власти, неповиновение, сопротивление ей должны стать внутренней потребностью, по силе перевешивающей все издержки и риски. Даже риск потери свободы, здоровья, жизни. У Сергея Мохнаткина такая потребность была. Жаль, что таких пока немного.
Остап Кармоди. Фото с сайта http://observers.france24.com/
Остап Кармоди, журналист

Я читал, что система хотела его убить и убила. Я так не думаю.
Я думаю, что его тюремщики хотели, чтобы он мучался как можно дольше. Если бы это зависело от их воли, он бы жил вечно и вечно страдал, в наказание за свою дерзость и в назидание другим, не желающим сидеть смирно.
Я не рассчитываю, что людей, которые его замучали, когда-нибудь ждет справедливый суд. Справедливого суда над подобными людьми в России никогда не было и, вероятно, в ближайшие столетия не будет.
Но вариант, при котором после очередной смены ветра тюремщики Мохнаткина внезапно окажутся в его положении и их будут мучать другие такие же, как они, так же тупо, монотонно и безжалостно, в России вполне возможен.
Сергей Медведев, профессор Высшей школы экономики

Умер Сергей Мохнаткин, настоящий человек. Не политик, не оппозиционер, не диссидент, просто гражданин России, живший по совести. Он один сделал то, на что никто из нас не решается: проходя мимо митинга, вступился за женщину, которую избивали менты, 31 декабря 2009 года, на Триумфальной. И продолжал выступать против беспредела всюду, куда система его швыряла: в СИЗО, колониях, судах. Его все сильнее били и ломали -- не сломили характер, но сломали позвоночник.

"Несколько сотрудников попинали хорошенько на полу, а один здоровый (килограммов сто) коленом рухнул на спину, на поясницу – я сразу почувствовал перелом. Боль сильная. Лучше все-таки руки ломать или ноги, чем позвоночник. Даже мечтал сознание потерять, пока он этим коленом на моем уже переломанном позвоночнике стоял".

Со сломанным позвоночником его отправили в СИЗО: "Меня закинули, как мешок с костями, в автозак, перевезли в СИЗО. Там отказались оказывать медицинскую помощь, вызывать скорую. Я кричал: "Сделайте рентген, чтобы не было - симулянт или не симулянт". Его сделали много позже. Попытались, в том числе судмедэксперт, скрыть дату перелома и обстоятельства". И продолжали, переломанного, избивать дальше, уже в ИК-21 под Плесецком.

После освобождения, находясь под следствием по новому делу, он продолжал заниматься правозащитой, возглавлял тверское отделение движения "За права человека". На позвоночнике была сделана операция, но ситуация ухудшалась. В конце 2019-го у него отказали ноги. "Он лежит на одном боку. Перевернуть его на другой бок или на спину нет возможности, потому что страшные боли. Даже обезболивающие не помогают", - рассказывала его жена. Появились пролежни. Его перебрасывали из больницы в больницу, из Твери в Конаково, от него отказался Склиф. Медленная, мучительная смерть. Просто проходил мимо. Просто вступился за женщину - когда мы все жмемся по стенам, снимаем на мобильник и скандируем "позор". Как же нас всех запугали. Ему сломали спину, а нам - волю.

Очень тяжело все это сейчас вспоминать и писать, сжимаются кулаки и стоит ком у горла. Из таких людей, как Юрий Дмитриев и Сергей Мохнаткин, и состоит настоящая, коренная Россия. Которую почему-то не забили в ХХ веке, а сейчас добивают, доламывают ментовским сапогом.

28.05.2020


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей