О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/opinion/sokolov/m.284721.html

статья Уклонение смерти подобно

Борис Соколов, 20.03.2022

103245

Джо Байден назвал Владимира Путина "кровавым диктатором" и "отъявленным бандитом", а чуть раньше - военным преступником. Казалось бы, все мосты сожжены, более никакие отношения между президентами двух стран невозможны до тех пор, пока российского лидера не доставят под конвоем в Гаагу на строгий, но справедливый международный суд. Очень бы хотелось в такое верить! Только вот еще раньше, за много месяцев до начала русско-украинской войны, Байден уже назвал Путина убийцей - за неудавшуюся попытку отравления Алексея Навального и удавшиеся покушения на других путинских противников. Но вскоре позвонил убийце и выразил готовность к переговорам с ним.

Остается надеяться, что в ближайшие недели Байден Путину все-таки не позвонит. Ведь на нынешнюю преступную авантюру в Украине тот отважился только потому, что увидел слабость американского президента. После того как весной Байден объявил о предстоящем выводе американских войск из Афганистана, Путин устроил первую военную тревогу вокруг Украины. А после провальной эвакуации американских войск из Кабула в августе, последовавших уверений Байдена в успехе этой операции и его же заявлений о том, что отныне Америка все конфликты будет решать не с применением военной силы, а только посредством дипломатии, Путин осмелел и начал вторую военную тревогу, уже с целью вторгнуться в Украину и сменить там власть.

Сейчас президент США вроде бы всерьез намерен бороться с российской агрессией. Он ввел жесткие финансовые санкции против Москвы и перестал покупать российские энергоносители. Последнее ни для России, ни для Америки критического значения не имеет. США могут сравнительно легко заместить российские нефть и газ, а для России этот рынок несравним с энергоэкспортом в Евросоюз, который ежедневно приносит от 0,5 до 1 миллиарда евро. От США ждут прежде всего военных мер, а вот с этим у Байдена большие проблемы.

Нового развертывания американских войск и самолетов в Восточной Европе, помимо того, о котором было объявлено непосредственно перед вторжением и в его первые дни, не происходит. Учитывая, что у границ НАТО идет полномасштабная война, стоило бы перебросить в Европу основную часть американских сил быстрого реагирования.

Байден не только не соглашается объявить бесполетную зону над Украиной, но и не позволяет Польше передать свои советские истребители. Такие действия якобы неизбежно приведут к боевым столкновениям с российскими войсками и к войне НАТО против России на территории Украины, что в свою очередь может привести к ядерной войне. Американский президент и члены его администрации как заклинание повторяют, что не допустят войны Америки и НАТО с Россией. Между тем очень трудно себе представить, что Путин рискнет сбивать над Украиной самолеты США и их союзников или атаковать американские расчеты систем ПРО, если будет заранее предупрежден о немедленном военном ответе на подобные действия.

В Европе же, при всей внешней суровости антироссийских санкций, к их применению подходят с большой осторожностью. Страны Евросоюза до сих пор не отключили от системы SWIFT крупнейшие российские банки, в том числе Сбербанк, и делают из финансовых санкций ряд исключений, чтобы иметь возможность оплачивать российские энергоносители. Трагический парадокс: сейчас, в разгар боевых действий, продолжается транзит российского газа в Европу через территорию Украины, а в некоторые страны, например в Словакию, поставки даже увеличиваются. Это как если бы в разгар Великой Отечественной войны из советского Баку в оккупированную Германией Европу бесперебойно поступала нефть.

Введенные против России санкции могут подействовать не ранее чем через полгода. Для того чтобы немедленно остановить российскую агрессию против Украины, нужны гораздо более серьезные меры. Можно было бы, например, официально объявить, что все замороженные активы Центробанка России, а это более 300 миллиардов долларов, пойдут на послевоенное восстановление Украины. Сейчас говорят только о возможности пустить на эти цели имущество российских олигархов, но это в лучшем случае несколько миллиардов долларов.

Другой эффективно мерой стало бы эмбарго на торговлю Евросоюза с Россией, которое предлагает ввести Польша.

Отсутствие столь решительных шагов свидетельствует о том, что и в Вашингтоне, и в ряде европейских столиц все еще надеются на какой-то компромисс с Путиным. Между тем в нынешних условиях компромисс в принципе недостижим, что и подтверждает ход российско-украинских переговоров. Россия настаивает на нейтральном статусе Украины. "А нам нужны жесткие гарантии, - объясняет министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба. - Такие, которые существуют, например, в том же НАТО. То есть если на нас кто-то напал, то другие обязуются тем или иным способом, который должен быть детально прописан, нас защищать. Тогда эта система может сработать".

Это, как мы понимаем, несовместимо со статусом нейтральной страны. Ясно, что гарантии со стороны России не будут стоить даже той бумаги, на которой будут написаны. Те "жесткие гарантии", на которых настаивают Кулеба и Зеленский, может дать только одна страна в мире - США. И то, чего требует Киев, возложит на Вашингтон абсолютно те же обязательства, которые предусматривал бы договор с Украиной о взаимной обороне. Такие договоры США имеют с рядом стран, не входящих в НАТО, - с Израилем, Южной Кореей, Японией, Австралией и др. Даже если этот документ будет называться договором о гарантиях нейтрального статуса Украины, его суть от этого не изменится. К тому же после войны, чтобы противостоять будущей российской агрессии, Украине понадобятся массированные поставки вооружений из США и других стран НАТО, что все равно сделает украинский нейтралитет сугубо формальным. Путин все это прекрасно понимает и не пойдет ни на какое другое соглашение, кроме фактической капитуляции Украины.

Но Украина не проигрывает войну. По данным Киева, российские потери за 23 дня составили около 14 400 убитыми. Эту статистику косвенно подтверждают данные из российских источников. Так, в Дагестане к исходу 19-го дня войны были похоронены 130 военнослужащих-контрактников. По украинской оценке, срочники составляют около половины от численности российских войск. В таком случае число погибших военнослужащих из Дагестана можно примерно оценить в 260 человек. С учетом того, что население Дагестана составляет примерно 2% населения России, общие потери российских войск за 19 дней боев можно оценить в 13 000 убитых, что очень близко к украинским цифрам на эту дату.

С учетом понесенных потерь российские войска перешли к тактике неизбирательных обстрелов гражданского населения и инфраструктуры по сирийскому образцу, чтобы вынудить Украину капитулировать. Неизвестно, сколько еще выдержат украинская армия и народ. За несколько месяцев войны число жертв среди гражданского населения наверняка вырастет с нынешних тысяч до десятков тысяч.

Среди западных лидеров, кажется, только британский премьер Борис Джонсон полностью сознает, сколь катастрофическими последствиями для НАТО и мира в целом чревато завоевание Украины путинской Россией. По его словам, военный успех Путина означал бы конец свободы в Украине, привел бы к "исчезновению всякой надежды на свободу" в Молдове и Грузии, запугиванию всех народов от Балтийского до Черного моря и дал бы "зеленый свет для автократов во всем мире". Джонсон уверен, что Путин боится вовсе не членства Украины в НАТО, а соседства с демократической страной со свободными выборами и свободной прессой.

Остается только надеяться, что президент США и большинство других лидеров стран НАТО в конце концов проникнутся тем же убеждением и окажут Украине такую помощь, которой ей хватит для победы. Как представляется, только введение бесполетной зоны может остановить русско-украинскую войну.

Борис Соколов, 20.03.2022