О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/War/m.284631.html

статья Главное - не сморгнуть

11.03.2022

103773

Нынешние очевидные военные неудачи Путина не гарантируют его поражения. Притязания кремлевского режима глобальны, война вполне может выйти за пределы Украины, считает французский эксперт по геополитическим вопросам Жан-Сильвестр Монгренье. Приводим выдержки из его статьи, опубликованной нашим партнером - французским изданием Desk Russie.

Каковы цели Путина в этой войне? Речь идет не только о расширении части Донбасса, уже находящейся под контролем луганских и донецких военных формирований, которые Москва спонсирует с 2014 года. Во многих западных столицах такая путинская цель вызвала бы малодушный вздох облегчения, и мы бы снова услышали вариации на тему тщательно продуманной стратегии Путина и его политического рационализма. Он, однако, поставил целью захватить всю украинскую территорию, оставляя за собой возможность создать в Западной Украине "государство-обрубок" - придаток, лишенный легитимности, разоруженный и крайне ослабленный, живущий по указке и по прихоти Кремля. Территории к востоку от Днепра, а также "сухопутный мост" между Донбассом, Крымом и Молдовой перешли бы под прямой контроль России, лишив украинское "государство-огрызок" доступа к Черному морю, превращенному в "российское озеро", а значит, и к Средиземному. Путин на словах идет еще дальше: он угрожает лишить Украину "государственного статуса". Хочет ли он превратить ее в "Днепровскую область"?

На самом деле эти бесконечные гадания о том, что в голове у Путина, и обсуждение будущего статуса Украины - геополитический отвлекающий маневр. Если вникнуть в суть вопроса, то Путин считает украинцев "малороссами", чье государство не имеет права на существование: Украина должна быть стерта с политической карты Европы и поглощена "Россией-Евразией", которая пошла войной на западную гегемонию; конкретные формы этого поглощения Украины вторичны. Главное - Путин ставит более широкую цель подчинения Европы, рассматриваемой как один из театров Евразии. Текст, провисевший короткое время на сайте РИА "Новости" (колонка Петра Акопова, опубликованная на третьи сутки вторжения, - сейчас она доступна в веб-архиве. - Ред.), дает представление о масштабах глобального геополитического проекта. Мегаломания? И тем не менее. "Идеи имеют последствия".

103779
Шойгу и Путин. 2015 год. Фото: kremlin.ru

Это правда, что на театре военных действий все идет не так, как планировалось. "Спецоперация", ставившая целью обезглавить украинское военно-политическое руководство за несколько часов и парализовать страну, - иными словами, российская версия "шока и трепета", устроенного американцами в Афганистане и Ираке в начале 2000-х годов, - наталкивается на реальность украинского национального государства и любовь к свободе. Безусловно, хозяин Кремля недооценил эту страну и ее жителей: презрение приводит к ошибкам.

[...]

Однако российский каток движется, поле военных действий расширяется. Необходимо срочно уяснить, что ревизионистские геополитические амбиции Кремля выходят за рамки Украины и даже постсоветского пространства. Сама динамика событий будет иметь последствия от Балтийского до Черного морей. На севере сателлитизация Беларуси, превращенной в оперативный плацдарм для переброски российских сил в Украину, будет иметь последствия для стран Балтии и Польши. Уже ведущаяся Москвой гибридная война может перейти на более высокий уровень, с усилением военно-морского и воздушного давления на суверенное пространство этих стран. А размещение ядерного оружия в Беларуси еще сильнее изменило бы баланс сил. Один из возможных сценариев: требование Москвы о создании транспортного коридора через Литву для восстановления постоянной связи с Калининградским анклавом, за которым последует ультиматум. Чистая выдумка? Но такая просьба была высказана в начале 2000-х через Жака Ширака.

На юге продвижение России в направлении Одессы или даже дальше будет иметь серьезные последствия для ситуации в Молдове. Отнятая у Румынии Сталиным при заключении германо-советского пакта, бывшая Бессарабия не является ни членом НАТО, ни членом Европейского союза, что в восприятии Путина дает ему зеленый свет (вспомним Грузию в 2008 году и Украину по состоянию на 2014 год). Без заранее принятых мер безопасности самопровозглашенный нейтралитет Молдовы не сможет противостоять "территориальному аппетиту" Кремля. Нет ничего проще, чем провести комбинированную операцию (по захвату Молдовы. - Ред.) от границ Украины, если они перейдут под контроль России, из Крыма и с острова Змеиный.

103775
Президент (на тот момент - премьер-министр) Молдовы Майя Санду и генсек НАТО Йенс Столтенберг в 2019 году. Фото: nato.int

В то же время положение Грузии становится в этом случае еще более шатким, чем после Пятидневной войны (август 2008 года) и соглашений, заключенных при посредничестве Николя Саркози, которые были нарушены несколько дней спустя ("независимость" Абхазии и Южной Осетии, которые де-факто присоединены к России). В нынешней стратегической ситуации Черное море является практически mare clausum (закрытым морем), оно полностью контролируется российским флотом, военно-воздушными силами, С-400 и противокорабельными системами. В отсутствие реакции Запада какое пространство для маневра есть у Грузии в этих условиях?

Поэтому возможное распространение конфликта за пределы Украины становится совершенно реальной перспективой. На первом этапе Путину нужно одержать верх над украинскими бойцами путем длительных и смертоносных бомбардировок по примеру того, как российские ВВС и артиллерия действовали в Грозном, а затем в Алеппо и других сирийских городах: методичное уничтожение медицинской и гражданской инфраструктуры, чтобы сломить волю к сопротивлению. Затем используется угроза эскалации насилия, чтобы не допустить вмешательства западных стран, которые вводят санкции, поставляют легкие вооружения и даже планируют предоставить в распоряжение украинской армии истребители российско-советского производства. В ходе телефонных переговоров Путин угрожает тем, что Запад будет считаться воюющей стороной, что переместило бы нас в ту зону, которая оставалась неизведанной даже во времена Первой холодной войны. Похоже, что Запад в своем праве, поскольку поставки оружия не делают вас стороной вооруженного конфликта. Но какое дело Путину до юридических тонкостей? Не изобретет ли он "гибридную воюющую сторону"?

Мы видим, какую тревогу вызывают боевые действия вокруг атомных электростанций, которые в итоге перешли под контроль российской армии (ЧАЭС и ЗАЭС). Нельзя ли усилить давление на Кремль по линии МАГАТЭ? На карту поставлена безопасность Европы и всего мира. Завуалированные угрозы применить ядерное оружие не менее тревожны, особенно с учетом начала негласного пересмотра ядерной доктрины России и места в ней "новейших видов вооружений". Уже несколько лет Путин вовсю посылает "ядерные" сигналы для усиления своих стратегических позиций, что заставляет опасаться превращения России в ревизионистскую ядерную державу, которая использует свой арсенал для принуждения противника и получения стратегических выгод.

Некоторые эксперты по этим вопросам исключают возможность "ядерного принуждения" с российской стороны, ссылаясь на официальные политико-стратегические документы (указ президента РФ "Об основах государственной политики Российской Федерации в области ядерного сдерживания" от 2 июня 2020 года). Однако этот документ расширяет набор вариантов, при которых будет рассматриваться применение ядерного оружия. В частности, не исключена "эскалация ради деэскалации", то есть тактический ядерный удар, теоретически предназначенный для предотвращения эскалации обычной войны. Другими словами, это означало бы готовность победить, применив ядерное оружие (хотя западные эксперты не единодушны в этом вопросе). В любом случае факт заключается в том, что Россия использует свой ядерный арсенал как часть стратегии "агрессивного обеспечения неприкосновенности": она начала классическое вооруженное наступление на Украину и при этом удерживает третьи страны от вмешательства для спасения этой страны, открыто угрожая ядерной эскалацией (устами Путина и Лаврова).

103667

Что же следует предпринять? В ядерный век можно понять осторожность стран НАТО, которые избегают прямого военного противостояния с путинской "Россией-Евразией" из-за риска эскалации ("бесполетную зону" не вводят указом, а обеспечивают вооруженным путем). Тем не менее страховка союзников на Балтийско-Черноморском перешейке, которым грозит наибольшая опасность, уже выводит западные державы на линию фронта. Хотя в страны Балтии, Польшу и Румынию отправлены военные подкрепления, усилия Запада в основном сосредоточены на экономических и торговых санкциях. Но сильных и глубоких санкций недостаточно, чтобы изменить поведение России, их эффект будет долгосрочным: санкции направлены на то, чтобы сократить силовой потенциал России и прекратить финансирование ее военной машины.

Однако следует иметь в виду, что в последние годы Путин работал над укреплением своих позиций в Азии. Существует своего рода альянс между Россией и КНР, обе державы стремятся возглавить "глобализованный Юг" с подвижными границами - коалицию, которая будет опираться на враждебность к Западу во многих частях мира, от Азии до Африки. В настоящее время Пекин подтверждает свою "вечную дружбу" с Москвой и утверждает, что США являются причиной этой войны. А для России КНР - подлинная альтернатива: Путин рассчитывает на реорганизацию торговых потоков в масштабах Евразии и всего мира, что даст ему больше пространства для маневра на Западе. Итак, можем ли мы всерьез полагать, что Пекин будет играть роль "честного брокера" между Россией и Западом? Не рассматривают ли китайские лидеры Россию как "таран", ускоряющий разрушение остатков западной гегемонии ("либерального международного порядка", как мы его называем), чтобы затем мир вращался вокруг нового "Срединного царства"? При таком видении вещей Европа станет маленьким западным "мысом" огромной китайско-российской Евразии.

103777
Путин и Си Цзиньпин. Фото: kremlin.ru

Геоэкономические расклады можно переиграть. Хотя западные санкционные усилия похвальны, за ними не стоит великой стратегии. Поставки вооружений и снаряжения украинской армии, возможно, даже боевых самолетов - насущнейшая необходимость. Жаль, что заранее не была начато обучение украинцев техникам партизанской войны, а поставки оружия не были увеличены в период, предшествовавший вторжению. Но теперь этот процесс идет. Угрозы Путина в адрес тех стран, откуда поставляется это оружие и техника, следует воспринимать серьезно, но ни в коем случае нельзя повторить ошибок периода "зимней войны" (1939-1940 гг.) в Финляндии - тогда поставки начались после окончания конфликта. Нельзя поддаваться на военный шантаж Путина и едва прикрытую угрозу применения ядерного оружия (если применение стратегического ядерного оружия на данном этапе крайне маловероятно, то тактический ядерный удар, к сожалению, вполне возможен).

Что касается стремления остаться в стороне от этой войны (участие без прямого вовлечения), то давайте осознаем, что недостаточно повесить табличку "НАТО" на въезде в страну, чтобы положить конец амбициям Путина, в частности, в отношении трех бывших советских республик Балтии или тех стран, которые Лавров назвал "бесхозными после распада Варшавского договора". Тем более что целью Кремля является именно разрушение этого альянса, который вместе с Европейским союзом мешает ему доминировать в Европе. Поэтому важно понять, что в условиях исторического сдвига, который мы переживаем в связи с войной России против Украины, простого номинального членства в НАТО будет недостаточно. Основополагающий акт Россия-НАТО 1997 года с его ограничениями устарел; военный аппарат союзников должен наращивать свою мощь на Востоке.

Наконец, границы нужно защищать по наружному периметру. Речь, конечно, не идет об установлении "бесполетной зоны" над территорией Украины: это привело бы к боестолкновениям с российской авиацией и втянуло бы НАТО в войну с непредсказуемым сценарием. С другой стороны, необходимо как можно скорее изучить возможность создания зон безопасности у польских и румынских границ, на западных рубежах Украины и в Молдове, а возможно, также в Грузии, если соседняя Турция будет готова двигаться в этом направлении. Разве можно представить, что Львов окажется за пределами такой зоны безопасности? В настоящее время в этом городе базируются западные посольства и гуманитарные организации, участвующие в приеме и транспортировке беженцев. В случае падения Киева во Львов переехало бы украинское правительство, чтобы возглавить сопротивление. Западная Украина стала бы базой для повстанческой борьбы.

Кто-то может посчитать такие соображения дерзкими или даже неосмотрительными, но должны ли мы оставить Путину монополию на дерзость и инициативу? Неужели мы будем ждать, пока русские захватят эти пространства (западные районы Украины, Молдову, Грузию) и создадут там свои неприступные зоны (в военной терминологии - A2AD. - Ред.), а нам останется только сожалеть и объяснять, что у нас нет пространства для маневра? Давайте вернем себе инициативу и оставим Путину право решать, идти на эскалацию или нет. Россия приводит в боевую готовность свои ядерные силы? НАТО тоже является ядерным альянсом. Если ему угрожает ревизионистская держава, которая извращает правила ядерного сдерживания, у НАТО останутся средства возмездия.

Проявлять разумную осторожность - не то же самое, что упражняться в самоуспокоении и приспособленчестве. В этой "плавающей вселенной", где после холодной войны исчезают ориентиры, в одном можно быть уверенным: если не остановить военную и геополитическую авантюру Путина в Украине, это приведет к будущим катастрофам. Это все равно что взять разбег для неудачного прыжка. Бывают исторические моменты, когда наступившее бедствие заставляет двигаться вперед, идти в атаку во избежание худшего. Да, дипломатия - важнейшая составляющая новой "большой стратегии", но это "дипломатия на краю бездны". Говорят, Макиавелли родился с открытыми глазами; наблюдая конец мирового равновесия, важно не сморгнуть.

11.03.2022