О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/History/m.181957.html

статья Пособие и пособники

27.09.2010

Не утихают страсти вокруг пособия по истории России, написанного профессорами МГУ Вдовиным и Барсенковым. Откровенно антисемитская и просталинская книга, рекомендованная студентам по всей стране, продемонстрировала не только состояние отечественного гуманитарного образования. Пособие несомненно выполняет государственный идеологический заказ. Крестовый поход против книги Вдовина-Барсенкова возглавил Николай Сванидзе. Дискуссией дело не ограничилось - к скандалу подключились Общественная палата, прокуратура и руководство Чечни.

Александр Вдовин
Александр Вдовин, профессор МГУ
Не хотелось бы, чтобы русскую историю излагали лица, далекие от патриотизма и, напротив, всеми силами стремящиеся навредить нашей стране. Лично мне представляется очень важным, чтобы история писалась прежде всего представителями государствообразующего народа и с позиций защиты его интересов и ценностей, потому что, по крупному счету, "тот, кто пишет историю, контролирует настоящее".

О толерантности. Определение термина в нормативных актах мне неизвестно. Общедоступные словари толкуют слово как "терпимость, снисходительность к кому- или чему-либо". Иначе говоря, толерантность исключает любое нелицеприятное высказывание или суждение. В науке это требование соблюсти довольно трудно, особенно в тех случаях, когда дело касается интересов и достоинства конкретных лиц, противоречий и конфликтов в отношениях между государствами, народами, классами, любыми другими человеческими общностями. Из-за опасений прослыть нетолерантным историк порой замалчивает факты, имена, события, темы, которые могут быть кому-либо неприятны. История от такой толерантности только проигрывает.

Анатолий Голубовский
Анатолий Голубовский, социолог
Самая большая нацистская гнусность, которая написана Вдовиным, звучит так: "Представляется важным, чтобы история писалась представителями и с позиций защиты интересов и ценностей государствообразующего народа, потому что "тот, кто пишет историю, контролирует настоящее".
Никита Соколов. Фото с сайта ''Стенгазета''
Никита Соколов, историк
Под учебное пособие в данном случае камуфлируется прямая национал-социалистическая агитка. А коли так, то и утверждение авторов и их апологетов, что учебник написан в расчете на некую научную дискуссию, неосновательны. Дискутировать можно только если все стороны соблюдают некие общие правила. Иначе получится поединок джентльмена с блатарем. Первый даже ниже пояса не ударит, а второй непременно засунет в перчатку свинец.
Ирина Щербакова. Фото с сайта www.memo.ru
Ирина Щербакова, историк, руководитель образовательных программ общества "Мемориал"
Вдовину и Барсенкову, конечно, хвала и честь, но были примеры с гораздо более серьезными учеными — это Германия начала прошлого века. Это не преувеличение. Те, кто раздувает этот пожар, обучая студентов, создают тот компот, из которого растет уличное и полити­ческое движение. Их защитники говорят: у нас же плюрализм. Но одно дело высказывать мнение, другое - когда это внедряется в мозги на официаль­ном уровне... Их учебник - это сконцентрированный продукт, созданный не кем-нибудь, а профессорами МГУ, да еще направленный непосредственно на студентов-историков и в придачу одобренный официальными комиссиями, рекомендованный к использованию во всех вузах. И пример того, как из отравленной почвы вырастает огромный ядовитый гриб.
Александр Починок. Фото с сайта www.old.echo.msk.ru
Александр Починок, член Совета Федерации
Публикация непроверенных цифр может нанести ущерб репутации всего народа... Хорошо известно, что в годы Великой Отечественной войны многие чеченцы создавали бандформирования для борьбы с советскими войсками, служили в карательных отрядах. Однако цифра в 63% мне кажется слишком завышенной. Ведь переходящие на сторону врага были и среди представителей других национальностей. Об этом тоже нельзя забывать.
Александр Борода. Фото с сайта www.jewish.ru
Александр Борода, президент Федерации еврейских общин России
Непонятно, почему в общем курсе истории России ХХ века такое большое внимание уделяется подсчетам пропорционального присутствия евреев в различных властных, научных и культурных структурах и институтов, а также разбору сюжетов, связанных с еврейской тематикой. Кроме того, данные подсчеты не соответствуют действительности. Подобными исследованиями и "подсчетами", как известно, активно занималось руководство Третьего рейха, озабоченное чистотой немецкой крови и расы.

...Также в свете всего вышесказанного может быть отнюдь неслучайным тот факт, что выпускник исторического факультета МГУ Никита Тихонов, обвиняемый по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, совершенном в январе 2009 г., по некоторым данным, член неонацистской группировки "Объединенная бригада - 88", в 2002 г., защитил диплом под научным руководством профессора А. И. Вдовина по национальной тематике "Чеченский сепаратизм (1990–1991)". Кстати, чеченскую тему авторы тоже не обошли стороной, представив чеченский народ в не менее в ксенофобском свете, нежели еврейский. По их мнению, большинство чеченцев – дезертиры Красной Армии в годы ВОВ.

...Нашей организации не хотелось бы доводить дело до судебного и следственного разбирательства, однако градус общественной дискуссии вокруг учебного пособия заставляет нас всерьез задуматься о такой возможности.

Николай Сванидзе, телеведущий
Я бы не хотел, чтобы авторов судили. Я крови не жажду. Я хочу другого. Я хочу, чтобы разобрались в содержании этой книги - действительно насколько она экстремистская. Я хочу, чтобы эта книга была запрещена... На мой взгляд, во взрослом состоянии люди не могут резко измениться. Поэтому они могут сколько угодно извиняться, кланяться и так далее, но если они останутся профессорами истфака, они будут преподавать то же, что они преподавали и преподают до сих пор. На мой взгляд, это опасно для общества. Они воспитывают новых историков, новое поколение историков. Уже, кстати, воспитали кого-то. И эти люди продолжают нести этот яд детям и студентам.
Сергей Карпов. Фото с сайта viperson.ru
Сергей Карпов, декан исторического факультета МГУ
Это учебник авторский, он чисто фактологический, авторы не слишком теоретизируют. Он рекомендован нами, потому что соответствует стандартам. Но он скорее написан для других вузов. У нас в МГУ главный акцент делается не на учебники, а на источники, на научную литературу.
Ирина Карацуба
Ирина Карацуба, историк
Во-первых, я против этого пособия и считаю его глубоко вредным для университета, общества, культуры, преподавания, потому что это пособие, которое оправдывает репрессии, пособие, которое оправдывает преступный советский режим.

Во-вторых, что является тоже не менее страшным, чем первый пункт, – это пособие, которое ссорит между собой народы. Потому что главная его мысль – это мысль, что есть лица русской национальности, а есть лица нерусской национальности, которые мешают развиваться русскому народу. И больше всего, конечно, досталось евреям и чеченцам, но не только им. И когда авторы пособия позволяют себе фразы типа того, что "основанием для репрессий служила повышенная готовность некоторых народов к сотрудничеству" и так далее, - это, мне кажется, уже выходит за рамки цивилизованного диалога.

Третье. Если вы посмотрите на обширный список литературы в конце этого пособия - там нет ни одной западной книги, ни одной книги на иностранном языке. Отрыв от мировой науки и та изоляция, в которой мы на истфаке, например, росли – это совершенно невозможная вещь. Никогда никого плодотворного мы таким образом не воспитаем.

И четвертое. В нобелевской речи Иосифа Бродского есть такая фраза: "Зло – всегда плохой стилист, особенно политическое зло". Действительно, учебник это, учебное пособие – ужасно написан, читать его это все равно что жевать опилки или сырой песок.

Алексей Цветков, поэт. Фото с сайта http://ru.wikipedia.org/
Алексей Цветков, поэт
Первое, что следует сказать об этой книге: она невыносимо, одуряюще, до судороги в челюстях скучна.

...О том, что учебник представляет собой фактическую реабилитацию Сталина, писали уже достаточно, и этой темы я здесь касаться не буду. А вот на стиль стоит обратить внимание. Нельзя отрицать, что он в значительной мере объясняется очевидной профессиональной беспомощностью авторов, которых на версту не следовало бы подпускать к педагогике.

...Настоящий историк России сегодня должен начать с просьбы к соотечественникам о прощении за достижения своих учителей — выйдя вначале на площадь и разодрав на себе одежды.

Дмитрий Быков. Фото с сайта Википедия
Дмитрий Быков, журналист
Учебник Барсенкова и Вдовина действительно довольно комичен, и к нему и следовало бы отнестись как к такому комическому курьезу... Мне совершенно очевидно, что по тону, слогу, по научной методологии так называемой этот учебник вообще не может называться ничем кроме как отрицательным примером, да? Знаете, на майках американских пишут «Я не совсем бесполезен, я могу служить дурным примером». Он может служить дурным примером.

Это очень плохо придумано и написано. Всегда почему-то ксенофобия с бездарностью соседствует. Очень активизировались сразу все силы, которые пытаются защищать свободу. Но здесь есть очень хороший контраргумент, который озвучил недавно мой приятель Дмитрий Ольшанский. Если эти люди так одобрительно относятся ко многим идеологическим установкам сталинизма, в частности, к кампании по борьбе с космополитами, которая якобы защитила национальное самосознание русского народа, почему же они так ратуют за свободу слова в своем персональном случае? Давайте, господа, если вам нравятся сталинские методы, не обижайтесь и на то, что они применяются к вам.

Хотя, на самом деле то, что предлагает Сванидзе, это никакой не запрет. При Сталине бы авторам такого учебника просто бы очень быстро указали их место. Здесь речь идет об очень простом – лишить этот учебник двух строчек, грифа, что это рекомендовано в качестве учебного пособия. И гуляйте с миром, просто не считайтесь учебником.

Михаил Швыдкой. Фото с сайта www.eksmo.ru
Михаил Швыдкой, бывший министр культуры
Дискуссия, которая разгорелась в минувшие недели вокруг нового учебника для вузов А. Барсенкова и А. Вдовина "История России. 1917-2009 гг." и закончилась вполне заслуженным обращением в суд о возбуждении уголовного дела против ее авторов по признакам разжигания национальной розни и ксенофобии, в высшей степени характерное явление научно-политической жизни последнего десятилетия. Причем не только у нас в России. При всем уважении к авторам учебников они все-таки не первооткрыватели, а популяризаторы. Они не создают новые смыслы, а используют уже бытующие в научном сообществе, используя их по своему разумению. И когда из множества смыслов для обучения школьников или студентов выбирают радикально консервативные (или радикально левые), не раз подвергавшиеся научной критике, - это не может не вызвать резкой реакции общества. То, что позволено в авторском исследовании, непозволительно в учебнике и даже учебном пособии, претендующем на объективность толкований прошлого. Замечу, что это происходит в пространстве истории ХХ века - вполне основательно изученной и бесконечно политизированной.
Нина Катерли
Нина Катерли, писатель
Я считаю, что надо запретить нарушать закон и Конституцию, а значит, и выпускать в свет подобного рода сочинения. Что касается возражений по поводу нарушения в этом случае свободы слова, то свобода слова Конституцией как раз защищена, хотя на деле ее часто де-факто нарушают, вводя кое-где цензуру. Но уж если мы боремся за соблюдение закона, то и в вопросе пропаганды нацистских взглядов не должны отстаивать его нарушение.
Генри Резник, адвокат
Историк, совершающий ошибки, и есть фальсификатор. Он должен получить резкую негативную оценку, прежде всего со стороны научного сообщества. Жаль, что сегодня практически исчезло из оборота понятие "нерукопожатный".
Анатолий Уткин, профессор МГУ
Я считаю, что патриотический, кондовый взгляд на еврейский вопрос имеет право на существование, хотя авторы, может быть, и увлекаются. Излишне много говоря о евреях, авторы идут вслед за Солженицыным, который поднимал этот вопрос в знаменитом труде «Двести лет вместе». А вообще это пособие, где идея патриотизма проходит красной нитью. Учебник проникнут любовью к родине, патриотизмом, и важно, что там прослеживается преемственность между советской и постсоветской эпохой.
Элла Панеях. Кадр Граней-ТВ
Элла Панеях, социолог
В общем-то действительно гадость, а не учебник. Но в результате сочетания вполне цивилизованного и оправданного обсуждения текста в научных кругах и СМИ с подачей чеченским чиновником заявления в чеченский же суд появляется ощущение, что либеральная общественность в тандеме с чеченскими властями травит русских патриотов — авторов текста.

...Заклинания по поводу «свободы научной дискуссии» здесь не к месту. Если бы Барсенков и Вдовин опубликовали статью или монографию, отстаивающую их точку зрения, вмешательство политиков, публицистов и судебных органов было бы совершенно неуместным. Но речь идет не о научном труде, а об учебном пособии.

...И тем не менее... ситуация вокруг учебника Барсенкова–Вдовина сложилась совершенно неприемлемая. Привлечение суда имеет смысл только тогда, когда он действует независимо и объективно. Обращение чеченского чиновника в чеченский суд по поводу дискриминации чеченского народа делает приговор не просто предсказуемым — практически предопределенным. Дает полную уверенность, что приговор будет вынесен максимально тяжелый и исполнен с максимально возможной жестокостью. Плюс дает потенциальным обвиняемым почву для опасений, что помимо легальных санкций к ним — даром что они живут в Москве, а не на Кавказе — могут быть применены и экстралегальные.

Александр Скобов, историк, публицист
Такое у нас вообще-то уже было. С какими намерениями написана книга и кого можно допускать к написанию, решала правящая каста жрецов со своей тайной полицией. Люди различаются не только политическими взглядами. Одни, например, получив дубинкой по башке, приходят к выводу что бить дубинкой вообще нехорошо, а другие – что по башке бьют не тех кого надо. Почти как при Сталине: не тех сажают, надо других. У меня создается впечатление, что изрядная часть нашей либеральной общественности относится ко второму типу.

Сколько было сказано и написано абсолютно правильных гневных слов о недопустимости вмешательства государства в интерпретацию истории, когда создавалась пресловутая Комиссия по фальсификации. Тогда либералы опасались, что она будет использована против них консерваторами-государственниками. Теперь же оказывается, что использование государственной дубинки против своих идейных противников нарушением свободы слова либералы не считают.

Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Дмитрий Шушарин, историк, публицист
Эта книга не может быть учебником, прежде всего потому, что приучает к двоемыслию, возрождает не эзопов язык, а языковое двойничество, разрушает сознание молодых людей, развращает их своей трусостью.

И потому совершенно бессмысленны вопли тех, кто нападает на Сванидзе. Мол, это же наука, господа. Нельзя административно. В науке нельзя. А применительно к Лысенко, Петрику и Вдовину с Барсенковым - нужно.

Николай Руденский, журналист
Возмущение либеральной общественности имеет все основания, но вот формы, в которые выливается это возмущение, - другое дело. На мой взгляд, правы те, кто осуждает Николая Сванидзе за обращение по поводу учебника к Рамзану Кадырову. Если бы, скажем, в какой-то книжке обнаружилась гнусная клевета на курдов, вряд ли следовало бы вступаться за честь оскорбленного народа, взывая к Деду Хасану.
Дарья Митина
Дарья Митина, политик
Сванидзе в этой подленькой истории исполняет не слишком почтенную роль приводного ремня, и его неуемная активность выдает мотивацию, весьма далекую от установления истины в ходе научной полемики. Погромный характер его действий (неприличный шантаж и давление на профессоров и деканат, кляузы, вовлечение в конфликт Кадырова, чеченской общественности, представителей юстиции, призывы к запрету книги) говорит о том, что истинная цель всех этих половецких плясок – отнюдь не борьба за качество исторических знаний.
Андрей Громов. Фото с сайта http://kreml.org/
Андрей Громов, журналист
Если можно вообще говорить про абсолютное зло применительно к человеческой истории, то сталинизм - это именно абсолютное зло. И любые, даже самые аккуратные исторические концепции, построенные на "оправдании сталинизма", мне видятся неприемлемыми и в общем гнусными.

Нет никаких оправданий гнусным действиям редакции журнала The New Times и лично товарища Сванидзе. Причем в первую очередь - с позиции либеральных ценностей. Вот они-то как раз вполне заслужили своими действиями травли.

Вообще-то очень стоит всячески поддержать тех, кто борется против травли и тем более санкций в адрес авторов учебника. Они могут быть сколько угодно неприятны, но тащить людей в прокуратуру за исторические взгляды - недопустимо. Совсем недопустимо. Никак.

Вообще-то это совершенно естественно. Бороться со сталинизмом - это значит бороться за то, чтобы историков не преследовали за исторические взгляды. И вообще никого не судили и не травили за мысли, чтобы у людей была возможность эти мысли высказывать и все такое. Это вообще-то совсем очевидно... настолько, что даже и странно это повторять.

И это все, даже не говоря про чеченскую "составляющую" этой истории. Это и вовсе дикость и мерзость несусветная.

Иван Давыдов. Фото с сайта www.mediaatlas.ru
Иван Давыдов, публицист
Вопрос не к тем, кто поддерживает сейчас травлю ученых, прикрываясь какими-то благородными соображениями. Ну, например, они ведь действительно хвалили Сталина, а Сталин — злой плохой людоед. Или еще — ну, мы бы, конечно, поддержали профессоров, но там уже очередь сторонников из таких типов, с которыми рядом лучше не оказываться. Кровавые безжалостные русские фашисты и так далее.

Нет вопроса. Такие вещи говорят люди вполне взрослые. Если они неспособны понять, что речь не о качествах Сталина, а о том, имеем ли мы право читать книги и высказывать собственные мысли, — так значит, их уже не переучишь. Остается сострадать.

...Помимо Рамзана Ахматовича в Чечне имеются люди современные, живущие в двадцать первом веке, а не в феодальном средневековье. По крайней мере декларирующие подобные желания... Понимают ли эти люди, что враги чеченского народа во всей этой истории — вовсе не Вдовин с Барсенковым. Враг — как раз Николай Карлович Сванидзе. Это ведь он с полнейшим презрением манипулирует чеченским руководством, как белый колонизатор каким-нибудь африканским царьком лет двести тому назад.

Берштейн Анатолий
Анатолий Берштейн, педагог, журналист
В интернет-изданиях, в многочисленных блогах и комментариях появилось набатное — «наших бьют». «Руки прочь от профессоров Московского университета», «А судьи кто?», «Остановить травлю ученых-патриотов»...

Что ж, каждый имеет право высказать свою точку зрения. Хочется только спросить: вы ничего не перепутали, ребята? Какая травля? Травля — это когда со всей государственной и пролетарской ненавистью, да против космополитов, Пастернака, Сахарова... Что-то у вас, господа-товарищи, смешалось: слово хорошо знакомое, но применяете неверно. Это была всего лишь критика части экспертного сообщества, попытка, если угодно, во внесудебном порядке отстоять свою честь и достоинство.

Борис Стругацкий. Фото с сайта news.llr.ru
Борис Стругацкий, писатель
Травля Сванидзе - это одно из самых отвратительных проявлений "совка", которые мы наблюдаем последнее время. Сванидзе вместе с многими выступил против фальсификации истории, которая допускается в некоторых наших учебниках. Это неприемлемо, потому что именно со школы начинается правильное восприятие истории. Когда это восприятие пытаются исказить, скрыть мерзкие черты нашей истории, возвысить на пьедесталы тех людей, которые недостойны этого, преподносят всю эту мешанину неокрепшим молодым умам. Это отвратительно, и нужно всячески с этим бороться.
27.09.2010


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей