О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2994/ | http://mirror715.graniru.info/people/2994/

Арман Сагынбаев

политзаключенный

26 лет. Житель Петербурга, владелец ресторана здорового питания. Фигурант пензенского дела "Сети" - сфабрикованного дела об анархистской террористической организации.

17 сентября мать политзека Елена Стригина сообщила, что 14-го числа, на следующий день после очередных слушаний о продлении ареста фигурантам пензенского дела, у Сагынбаева при обыске в его камере в пензенском СИЗО-1 нашли лезвие и отправили его на три дня в карцер.

Политзек утверждал, что лезвие ему не принадлежит. "На его возмущения о том, что ему было неоткуда взять лезвие, поскольку он все время был в камере, сотрудники СИЗО ему ответили: значит, из суда с собой привез. Где всех на входе досматривают", - рассказала Стригина.

17-го числа Сагынбаева вернули в общую камеру, но не в ту, где он сидел раньше, а в другую: по словам Стригиной - "холодную, без горячей воды, зная при этом, что он тяжело болел".

Как рассказала Стригина, поскольку ее сын болен и у него "была температура под сорок", его адвокату ранее удалось добиться перевода Сагынбаева в камеру с более комфортными условиями. В той камере, куда он был отправлен после карцера, условия еще хуже, чем в той, где он пребывал изначально. Мать политзека опасается, что это может плохо сказаться на здоровье ее сына.

6 сентября защищающий Сагынбаева адвокат "Агоры" Тимур Мифтахутдинов сообшил, что его подзащитный подал главе военно-следственного отдела СКР по Петербургскому гарнизону Владимиру Кирьянову заявление о пытках, которые применялись к нему после задержания 5 ноября 2017 года сотрудниками ФСБ.

13 сентября Ленинский райсуд Пензы продлил семерым фигурантам пензенского дела - Сагынбаеву, Илье Шакурскому, Дмитрию Пчелинцеву, Василию Куксову, Андрею Чернову, Михаилу Кулькову и Максиму Иванкину - сроки ареста до 18 октября.

17 сентября ФСБ должно было объявить о завершении следствия по пензенскому делу "Сети". Трем фигурантам - Шакурскому, Пчелинцеву и Сагынбаеву - обвинение в окончательной редакции предъявили еще 3-го числа. Сагынбаеву инкриминирована часть 2 статьи 205.4 УК (участие в террористическом сообществе; от 5 до 10 лет колонии), двум другим - часть 1 той же статьи (организация террористического сообщества; от 15 лет до пожизненного срока).

Согласно фабуле дела, Сагынбаев (псевдоним в деле Андрей Безопасность) был в вымышленной террористической организации инженером-сапером. В действительности он лишь несколько раз приезжал в Пензу на страйкбольные тренировки, в которых участвовали другие обвиняемые.

Сагынбаев при вручении постановления о предъявлении окончательного обвинения отказался признать вину, хотя до начала сентября признавал ее. Политзек объяснил дачу признательных показаний пытками. После этого оперативники, не смущаясь присутствием адвоката, пять часов угрожали политзеку, требуя дезавуировать отказ от этих показаний. Тем не менее Сагынбаев подтвердил свое отношение к обвинению.

Сразу после того, как политзека вернули в СИЗО-1 в областном центре, к нему вновь приехали оперативники. Они пообещали, что в случае отказа признавать вину Сагынбаева отправят "на Север, к Сенцову", и заметили, что у Сагынбаева "еще есть возможность изменить свои показания".

О пытках политзек заявил в ходе адвокатского опроса 31 мая 2018 года. Тем не менее тогда он не стал отказываться от признательных показаний и сделал это только 4 сентября.

Согласно протоколу опроса, 5 ноября 2017 года около 6 утра в квартиру в Петербурге, где находился Сагынбаев, позвонили, сказав, что пришел участковый. После того как он открыл дверь, внутрь ворвались оперативники ФСБ и поставили его лицом к спине, надев за спиной наручники, и провели обыск. После обыска его отвели в микроавтобус бордового цвета, где подвергли избиению: "В этой автомашине на мою голову надели текстильный мешок, и один человек стал меня бить руками по телу и голове, для того чтобы я назвал адрес своего фактического проживания в городе Санкт-Петербург. Через ткань надетого мне на голову мешка я разглядел, что меня избивал мужчина плотного телосложения, у него были голубые глаза, и еще я разглядел татуировку на тыльной стороне его левой ладони "За ВДВ".

Сагынбаева вынудили назвать адрес, по которому он фактически жил в Петербурге, после чего поехали туда и провели новый обыск - в нарушение УПК без участия понятых и каких-либо документов. Затем Сагынбаева снова куда-то повезли - как он предположил, за пределы Петербурга (мешок оставался на его голове). Тот же силовик, который его избивал, достал некий аппарат - коробку с двумя переключателями, из которой выходили два провода, - и прикрепил провода к большим пальцам задержанного.

"Мне сказали, что сейчас проверят, есть ток или нет. После этого мне стало безумно больно - я понял, что через меня стали пропускать разряды тока. Вместе с этим находившиеся в машине люди стали задавать мне различные вопросы, в том числе называть фамилии и имена неизвестных мне людей, и если я говорил, что их не знаю, получал разряд электрического тока", - описывает политзек истязания.

"Также мне с большой силой наносили удары по голове каким-то предметом, похожим на ежедневник. Когда эти лица поняли, что я не могу узнать называемых мне людей, мне стали задавать другие вопросы: в том числе о том, как можно изготовить взрывные устройства и как называются химические и технические компоненты таких устройств. Когда этих лиц мой ответ не устраивал, меня били по голове и пропускали через меня электрический ток до тех пор, пока я не стал отвечать то, что они хотели", - продолжал Сагынбаев.

"Мне также сказали, что если я не буду сговорчивей, они могут сделать со мной и моими близкими все что угодно и им за это ничего не будет, потому что я террорист. Мне сказали, что они могут изнасиловать ("пустить по кругу") мою девушку (имя пропущено. - Ред.) отрезать ей и мне руки и прижечь паяльником", - рассказал задержанный. Девушка политзека впоследствии бежала за границу.

Как утверждает Сагынбаев, пытки продолжались около 4 часов. На его руках остались следы ожогов от электрического тока, но после этапирования в пензенский СИЗО-1 на них никто не обратил внимания. В дальнейшем, по словам Сагынбаева, никаких незаконных методов воздействия к нему не применялось.

Волна арестов по пензенскому делу прошла осенью минувшего года. В октябре в СИЗО отправили Зорина, Шакурского, Куксова и Пчелинцева, в начале ноября - Чернова, а также доставленного в Пензу из своего города Сагынбаева. В начале июля нынешнего года в СИЗО попали Кульков и Иванкин, ранее находившиеся в бегах. Сообщалось, что оба эмигрировали, однако задержали их в Москве.

Еще один фигурант - Алексей Полтавец - живет в эмиграции в Киеве. Он обвинен по делу заочно. Подругу эмигранта Викторию Фролову схватили, когда она на некоторое время приехала с Украины в Россию повидать родителей. После угроз следователя Токарева она оговорила всех фигурантов, кроме Полтавца.

В середине июня стало известно, что с делом о терроризме объединены в одно производство еще три: одно о поджоге (предположительно совершенном в 2011 году поджоге военкомата в Пензе) и два о наркотиках. Фигурантом одного из "наркотических" дел является Зорин; при этом статья, вмененная ему, предусматривает до 10 лет.

После задержаний все фигуранты подвергались избиениям, некоторые - также пыткам током, а Пчелинцев - еще и подвешиванием вниз головой. Вину с самого начала последовательно отрицал только Куксов; прочие оговорили как себя, так и других обвиняемых. В дальнейшем, однако, все, кроме Зорина, признательные показания дезавуировали.

В начале июля Пчелинцева вывозили в Петербург на очную ставку с другим фигурантом фабрикуемого там дела - признавшим вину и подавшим ходатайство о сделке с прокуратурой Игорем Шишкиным.

Между тем Филинков и третий обвиняемый по петербургскому делу, Юлий Бояршинов, в конце августа после месячного этапа были доставлены в пензенский СИЗО-1 на некие следственные действия.

11 сентября фигуранты пензенского дела выступили с коллективным обращением, в котором заявили о своей невиновности. "В страхе за свою жизнь, за жизнь и здоровье девушки я был вынужден подтвердить на допросах версию следствия и оговорить себя и других. Меня продолжали пытать, ограничивая доступ к жизненно необходимым лекарствам. Когда я узнал, что моя девушка в безопасности, я принял решение заявить о применившихся ко мне пытках и отказаться от собственных показаний, данных вследствие пыток. Я не террорист, поэтому я не согласен с этим обвинением. За это мне дадут еще больший срок. Я буду защищать свои честь и достоинство в суде, но шансов у меня нет. С высокой вероятностью могу сказать, что вследствие заболевания до следующей встречи с девушкой я не доживу", - заявил Сагынбаев.

18.09.2018


На Гранях.Ру

Реклама



Выбор читателей