О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/sokolov/m.278430.html

статья Канун канона

Борис Соколов, 13.03.2020
Борис Соколов. Фото: Д. Кислик
Борис Соколов. Фото: Д. Кислик
Реклама

В путинских поправках к Конституции исторической теме уделено много внимания. Пункт 3 статьи 671 гласит: "Российская Федерация чтит память защитников Отечества, обеспечивает защиту исторической правды. Умаление значения подвига народа при защите Отечества не допускается". После принятия этой поправки профессия историка станет одной из самых опасных в России, а история отечества будет писаться как жития святых.

Ведь "историческая правда" - понятие отнюдь не юридическое. И касается оно главным образом не твердо установленных и никем не оспариваемых фактов, вроде того, что Вторая мировая война началась 1 сентября 1939 года, а их интерпретаций, которые постоянно меняются и сильно зависят как от национальных историографических традиций, так и от идеологических позиций различных историков. Теперь же узаконена будет одна-единственная ультрапатриотическая версия отечественной истории, и отступления от нее могут быть чреваты уголовным преследованием. Это гарантируют положения о почитании памяти защитников отечества и недопустимости умаления подвига народа при защите отечества, неважно какого - феодального, капиталистического, коммунистического, нынешнего российского.

Сейчас государственная пропаганда очень много говорит о Великой Отечественной войне в связи с приближающимся юбилеем Победы, которая, в свою очередь, рассматривается в Кремле как основа российской национальной идентичности и имперского сознания - а оно свойственно даже тем россиянам, которые совсем не в восторге от правления Путина. Но имперскость их во многом с Путиным примиряет, чем власть и пользуется.

Так вот, если мы возьмем, например, миф о 28 героях-панфиловцах, то теперь в нем ничего нельзя будет менять, как того и хотел бывший министр культуры Владимир Мединский. Нельзя будет утверждать, что героев было не 28, а 43 или 120, - ведь это, безусловно, умаление их подвига. Также нельзя изменять в сторону уменьшения количество будто бы уничтоженных панфиловцами у Дубосекова вражеских танков - 18. Если сказать, что они подбили 6 танков или, как установил по немецким архивам канадский историк Александр Статиев, всего один танк, то это тоже будет недопустимым умалением подвига. И точно такая же проблема возникнет в связи с потерями не только в сражениях Великой Отечественной, но и в любых сражениях, которые происходили на протяжении всей истории Российского государства и его преемников, вплоть до последних войн в Сирии и Донбассе.

Очевидно, что любая попытка повысить потери российских войск и понизить потери их противников по сравнению с официальными российскими данными будет восприниматься как умаление подвига. Правда, тут возникает непростой вопрос: а большое количество погибших при защите Отечества - это умаляет подвиг или, наоборот, возвышает его? Тут единства нет в самом патриотическом лагере: с 2017 года сосуществуют две официальные цифры советских потерь в Великой Отечественной войне - 27 и 42 миллиона человек.

Но собственно военной историей дело не ограничится. Вероятно, вообще нельзя будет критиковать никого из российских и советских правителей, по крайней мере тех, которые имели хоть какое-то отношение к защите Отечества. Если брать советский период, то, очевидно, из-под критики сразу же выводятся Ленин как председатель Совета Труда, Троцкий как председатель Реввоеносовета и нарком по военным и морским делам, Сталин как Верховный главнокомандующий, Хрущев, Булганин, Жданов, Каганович, Берия, Маленков, Молотов, Микоян (как члены Государственного комитета обороны, представители Ставки, члены Военных Советов ряда фронтов, руководители ряда отраслей военной промышленности и т. п.), Брежнев (ветеран сражения за Малую землю и председатель Совета обороны) и многие другие политические деятели, в том числе те, кто непосредственно участвовал в массовых политических репрессиях и преступлениях против человечества.

Нельзя будет критиковать русских и советских полководцев, а также участников всех войн, которые вела Россия и СССР, за исключением разве что тех из них, кто, подобно генералу Власову, переметнулся к противнику. Но тут тоже могут возникать свои коллизии. Взять, например, Пугачевское восстание. Сам Пугачев храбро сражался в Семилетнюю войну, значит, его следует чтить как защитника Отечества. Но в то же время во время восстания (или бунта) Пугачев и пугачевцы убили немало других защитников Отечества, солдат и офицеров царской армии. Как тут быть? И вообще беда возникает, когда одни защитники Отечества с другими защитниками Отечества дерутся. Ведь лидеры белых Колчак, Деникин, Врангель и прочие, согласно поправке к Конституции, тоже должны быть предметом официального почитания, хотя бы как герои Первой мировой, но как это сочетать с прославлением вождей большевиков?

Не лучше и пункт 2 той же поправки: "Российская Федерация, объединенная тысячелетней историей, сохраняя память предков, передавших нам идеалы и веру в Бога, а также преемственность в развитии Российского государства, признает исторически сложившееся государственное единство". Но история порой не объединяет, а разъединяет. А по отношению к более чем 70-летнему советскому периоду этот пункт звучит просто издевательски, так как тогда государство официально было атеистическим и веру в Бога своим гражданам передать никак не могло. И как понимать преемственность в развитии, если в истории российской государственности были такие тираны, как Иван Грозный, Петр Великий и Сталин, и такие репрессивные институты, как опричнина и ВЧК-НКВД-МГБ-КГБ. Живую и сложную российскую историю, как и историю любого другого государства, нельзя подогнать под какие-либо идеологические схемы и сиюминутные нужды власти, и тем более недопустимо и глупо делать это в тексте Конституции.

Вся надежда на то, что Конституция в путинской редакции просуществуют не слишком долго и шизофрения в российской исторической науке не успеет развиться.

Борис Соколов, 13.03.2020

Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей