О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/War/m.286853.html

статья Искусственные преграды

Борис Соколов, 29.11.2022

106161
Фото: Минобороны Украины

За девять месяцев войны Путину не только не удалось захватить Киев и всю Украину, что он первоначально планировал сделать за две недели. Даже программу-минимум он выполнить не смог: захватить всю территорию Донецкой и Луганской областей и сухопутный коридор в Крым с прикрывающим его плацдармом на правом берегу Днепра. Почти половина территории Донецкой области остается под контролем украинской армии. А в Луганской области, которую российским войскам сначала удалось занять почти полностью, ВСУ в ходе контрнаступления уже освободили 12 населенных пунктов. Также во время осеннего контрнаступления украинские войска смогли освободить почти всю Харьковскую область и правобережную часть Херсонской области. Теперь под вопросом уже оказалось снабжение оккупированного Крыма водой из Днепра.

Сейчас российско-украинский фронт более или менее замер из-за осенней распутицы. Однако примерно через неделю земля скорее всего замерзнет и станут возможными активные маневренные действия войск. Украинская армия, по всей вероятности, постарается провести в декабре крупную наступательную операцию. Сейчас ее можно осуществить на одном из трех участков фронта: либо на севере Луганской области в районе Сватово - Кременная, либо в Запорожской области в направлении на Мелитополь с выходом в дальнейшем к побережью Азовского моря, либо в Херсонской области по направлению к крымским перешейкам.

Наступление в Луганской области вряд ли позволит решить какую-либо стратегическую задачу, учитывая, что российские позиции на Донбассе серьезно укреплены и боевые действия придется вести в плотной городской застройке. Наиболее перспективным выглядит удар на Мелитополь, учитывая, что он не требует форсирования Днепра и в случае успеха позволяет отрезать Крым. Неслучайно именно в Запорожскую область обе стороны стягивают войска, освободившиеся после ликвидации Херсонского плацдарма.

Но не стоит сбрасывать со счетов возможность украинского наступления в Херсонской области. Конечно, форсирование Днепра в его нижнем течении - непростая задача. С другой стороны, здесь меньше всего российских войск и, вероятно, российское командование не ожидает главного удара ВСУ на этом участке фронта. И в случае успеха лишь на южном направлении перед украинскими войсками открывается перспектива освобождения Крыма, что, безусловно, будет иметь стратегическое значение. Логика боевых действий ведет к тому, что Крым может быть освобожден раньше, чем Донбасс.

Если возникнет перспектива выхода украинских войск к крымским перешейкам, командованию российской южной группировки придется решать непростой вопрос - куда отводить войска, в Крым или в Донбасс? С чисто военной точки зрения предпочтителен был бы отход в Донбасс, так как в Крыму российские войска оказались бы в ловушке, особенно в случае дальнейшего разрушения Керченского моста и подтягивания Украиной противокорабельных ракет и установок HIMARS. Однако с политической точки зрения Кремлю гораздо страшнее потерять Крым, чем территорию "ДНР" и "ЛНР".

Между тем сторонники переговоров с Путиным на Западе пытаются продвинуть мысль о том, что следует достичь компромисса, оставив за Россией Крым, пусть даже временно и в неопределенном статусе. В свежей статье британского журнала The Economist утверждается, что "попытка Украины вернуть Крым была бы кровавой и трудной, и на западную поддержку вряд ли можно будет положиться". Западные союзники Украины "опасаются, что операция по возвращению Крыма или Донбасса... может привести Россию к эскалации, возможно, даже к превышению ядерного порога".

На фоне утечек информации о том, что в украинских штабах есть планы освобождения всех оккупированных территорий, включая Крым, и что это может произойти уже в 2023 году, а также сообщений о том, что российские войска спешно строят укрепления в Северном Крыму, Украину также пугают партизанским движением и трудностями крымской местности для ведения наступления. В той же статье украинцам напоминают, что все армии, вторгавшиеся в Крым, несли потери в сотни тысяч убитыми, особенно в годы Крымской войны, гражданской войны и Второй мировой войны. Тут можно возразить, что далеко не всегда потери армии вторжения были велики. Когда 11-я германо-румынская армия в период с 24 сентября по 16 ноября 1941 года прорвалась через перешейки и овладела всей территорией Крыма, за исключением Севастополя, она потеряла только 4761 убитыми, 629 пропавшими без вести и 20 250 ранеными, при том что советские потери убитыми и пленными были в десятки раз больше.

Сегодня, если российская группировка будет отрезана в Крыму от снабжения, она не сможет долго сопротивляться. В пророссийское партизанское движение в Крыму тоже верится с трудом. Тем не менее The Economist делает вывод о том, что "попытка вернуть Крым под украинское правление была бы дорогостоящим военным мероприятием - и привела бы к расколу с союзниками, которых Киев не может позволить себе оттолкнуть".

С военной помощью Украине со стороны союзников сейчас действительно возникают некоторые проблемы. Запасы тех вооружений, которые сейчас разрешено поставлять Украине, в арсеналах НАТО подходят к концу. Их хватит, вероятно, еще на несколько месяцев. Новое же их производство, включая организационные процедуры, требует значительных сроков, не менее года. Поэтому очень скоро перед США и другими странами НАТО жестко встанет вопрос: начать ли поставлять Украине те вооружения, которые ранее ей не поставлялись, но запасы которых имеются пока что в достаточном количестве, - комплексы ПРО Patriot, ракеты ATACMS, современные танки Leopard и Abrams, боевые самолеты F-15 и F-16. Альтернативой этому станет значительное сокращение поставок на период от полугода до года, пока не будет налажено производство "разрешенных вооружений". Однако такое сокращение чревато военным поражением Украины. Этого США и подавляющее большинство членов НАТО ни в коем случае не хотят допустить, сознавая катастрофические последствия для безопасности как Европы и Северной Америки, так и всего мира. Но некоторые из западных государств, видимо, все еще надеются на какой-то "компромисс" с Путиным, и это проявление слабости только распаляет агрессора.

В настоящее время украинская армия превосходит российскую по уровню командования, боевой подготовки и мотивированности личного состава, а также по уровню организации и управления, не говоря уже о наличии у ВСУ некоторых передовых систем вооружений, которым России нечего противопоставить на поле боя. Похоже, российское командование сейчас понимает, что шансов провести широкомасштабное успешное наземное наступление в ближайшие месяцы у него нет. Поэтому ставка была сделана на людоедскую тактику разрушения энергетической инфраструктуры Украины с помощью высокоточных ракет, чтобы заставить Киев, в том числе с помощью западных держав, сесть за стол переговоров.

Вопрос в том, на сколько ударов хватит у России таких ракет. Согласно оценкам украинской разведки, у России к утру 19 ноября оставалось 119 ракет "Искандер", 229 ракет "Калибр" и 43 ракеты "Кинжал" (произведено с начала войны соответственно 48, 120 и 16 единиц). Только ракеты этих трех типов способны наносить высокоточные удары и поражать объекты энергетической инфраструктуры. Трудно сказать, насколько точна украинская оценка, особенно в части количества ракет, произведенных с начала войны. Их производство осложнено запретом на поставки ряда комплектующих из США и других западных стран. Однако контрабандные поставки электроники, используемой в военных целях, в Россию происходили и после начала войны.

Если положиться на украинскую оценку баланса российских ракет и учесть, что каждая большая атака на энергетическую инфраструктуру Украины требует использования не менее 10 ракет "Калибр", "Искандер" или "Кинжал", то запаса этих ракет, имевшегося на 19 ноября, хватит примерно на 39 атак (одна из этих атак, самая разрушительная на сегодняшний день, уже совершена 23 ноября). Будем считать, что все произведенные за время этих атак новые ракеты использоваться не будут, а пойдут в неприкосновенный запас. Тогда, учитывая, что на подготовку одной атаки требуется около 7 дней, украинские электросети могут подвергаться российским ракетным ударам еще в течение примерно 9 месяцев, то есть до середины августа 2023 года. В реальности число атак наверняка будет меньше, поскольку неприкосновенный запас будет больше, чем производство ракет в следующие 9 месяцев, в одной атаке может участвовать больше 10 ракет и ракеты могут использоваться не только против объектов энергетики, но и против других целей. Но по крайней мере до конца апреля, то есть до окончания холодного времени года, ракет у Путина должно хватить.

Только немедленная поставка Украине Patriot и других комплексов, способных сбивать высокоточные ракеты, позволит резко снизить эффективность российского ракетного террора.

Борис Соколов, 29.11.2022


новость Новости по теме