О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | "Экстремисты" | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Партия жуликов и переговоров

04.01.2012

Переговоры между протестующими и властью - главная политическая тема новогодних каникул. Какой маневр готовит Путин для спасения своего режима? Можно ли в принципе вести переговоры, с кем и о чем? Кто должен представлять участников массовых митингов? Читайте мнения политиков и публицистов.

Алексей Кудрин. Фото: Глеб Щелкунов/Коммерсантъ
Алексей Кудрин, бывший вице-премьер
Важно. «Мы же никогда не были против диалога с оппозицией. Мы всегда в диалоге». Это сказал сегодня Владимир Путин.
Андрей Нечаев, банкир, бывший министр экономики
Леша! Ты в это веришь? Если лупить дубинками на Триумфальной и не регистрировать ПАРНАС - это диалог, то очень специфичный.
Рустем Адагамов. Фото с сайта lenta.ru
Рустем Адагамов, топовый блогер drugoi
Важно, что это обычное путинское вранье. "Мы всегда были в диалоге", ха-ха. Автозаки и прослушки - вот ваш диалог.
Маша Гессен. Фото с личной страницы в Facebook
Маша Гессен, журналист
Переговоры с властью - это вопрос выживания протестного движения. Не стану выдвигать очевидный аргумент о том, что переговоры необходимы для мирного разрешения политического кризиса: во-первых, это не обязательно так, а во-вторых, не все участники протестного движения заинтересованы в том, чтобы оно закончилось мирно. А вот в чем заинтересованы все, так это в продолжении собственно движения. И именно для этого необходимы переговоры.
Николай Сванидзе, телеведущий
Цель – не Путин. И не месть Путину. Цель – лживая, насквозь прогнившая, коррумпированная и развинченная система, за создание которой Путин несет, разумеется, максимальную ответственность. Эту систему надо демонтировать. Задача суперсложная, поскольку демонтаж должен пройти мирно. И если тот же Путин, из любых соображений или интересов, будет вынужден де-факто участвовать в этом демонтаже, то почему нет?

А.Л. Кудрина освистали на площади напрасно. Он говорил спокойно и взвешенно. Разумеется, нужен диалог. С Путиным, с Медведевым, с кем-то еще – неважно. Важно, чтобы он приносил результат. Другого пути нет. Нужна постоянная площадка... А внизу – давление улицы, мирное, но настойчивое и постоянное. Предлагаемый вариант не быстр и не революционен. Однако только такая двухуровневая конструкция позволит добиваться все новых уступок, которые в сумме и будут означать демонтаж системы.

Дмитрий Быков. Фото с сайта Википедия
Дмитрий Быков, журналист
С этой властью не может быть диалога. Не может быть диалога с крокодилом. Он такой, это не его вина, он родился, как говорит Новелла Матвеева, «крокодильствующим элементом». И его надо отпустить в Нил, и пусть он там живет. Но в диалог вступать — это мертвое дело.
Александр Рыклин, главный редактор "Ежедневного журнала"
Кстати, совсем не праздный вопрос: а кто, собственно говоря, станет представлять «ту сторону»? Владимир Путин? Я не знаю ни одной оппозиционной политической организации, чей актив дал бы добро на проведение подобного рода переговоров с Путиным... Судьба Владимира Путина может быть предметом переговоров, но сам он стороной таких встреч - никогда!

Но если не Путин, тогда кто? Ясно же, что пока он единственный центр власти в России. Возможно, ситуация начнет меняться, расшатываться, возникнут какие-то неожиданные сюжеты, новые люди, но сейчас об этом явно рано говорить.

Александр Скобов, историк, публицист
Да, с законными представителями власти - с Зюгановым, с Мироновым и даже с Жириновским (!) - можно и нужно вести переговоры. В крайнем случае к ним можно привлечь Д. Медведева - у него хотя бы есть какие-то остатки легитимности и формальные конституционные полномочия. Но вот кто должен быть категорически исключен из переговорного процесса - так это Путин и его люди. Никаких переговоров с Путиным!
Лилия Шевцова, политолог
Мне идея «Круглого стола» нравится. Я сама среди подписантов... Хорошо иметь платформу, где сначала все договорятся друг с другом. Договорившись друг с другом, они приглашают всех, от «Яблока» до Левого фронта: пожалуйста, приходите, организаторы приглашают. Если они договорятся о повестке дня, о концепции требований к власти в рамках этого «круглого стола», они могут при необходимости говорить и с властью. О чем сейчас с властью говорить, при отсутствии общей концепции - пока у меня есть вопросы.

...Но если Путин хочет прийти на «круглый стол» - пожалуйста, они должны приветствовать это начинание и еще раз выдвинуть перед ним все те же инициативы, а одновременно и свой политический пакет.

Владимир Абаринов
Владимир Абаринов, журналист
Они (учредители "Круглого стола 12 декабря". - Ред.), вероятно, вспомнили польский «круглый стол» 1980-х. Но та ситуация была совершенно другой. По всей Польше действовали местные организации «Солидарности». Через них организовывались забастовки на крупнейших промышленных предприятиях. Не оппозиция приглашала власть за стол переговоров, а власть была вынуждена прийти и сесть за этот стол... Режим нелегитимен. Следовательно, переговариваться с ним не о чем.
Всеволод Чернозуб
Всеволод Чернозуб, гражданский активист
Статусные правозащитники при поддержке не менее статусных медиаторов снова нестройными рядами выходят о чем-то договариваться с властью. У правящего режима есть надежный способ игнорировать народный протест, назначая себе в собеседники никого не представляющих персонажей...
12. Станислав Белковский. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Станислав Белковский, политолог, публицист
...Уже многие организаторы митинга бегут в объятия Кудрина и Прохорова в хорошем смысле. Да, уже какой-то там "Круглый стол 12 декабря" предлагает переговоры с властью через Кудрина. А это прямой сценарий капитуляции народного протеста и более ничего.

...Мне кажется, что лидеры статусной либеральной оппозиции, в общем, готовы слиться... Победит тот, кто не побежит... те, кто не пойдет на переговоры с Кремлем сегодня, не начнет расторговывать эту ситуацию в пользу своего участия в структурах исполнительных власти, кто не впадет в соблазн объявления, что наступил новый демократический Путин, который позволяет всё, Путин образца 2000 года.

Александр Подрабинек, журналист, правозащитник, бывший политзаключенный
Совершенно очевидно, что Кремль лихорадочно ищет сейчас возможности снизить накал общественных протестов. Власти готовы на уступки, компромиссы и переговоры. Медведев вносит в Госдуму либеральные законопроекты, телевидению разрешили показывать митинги оппозиции, возможно, снимут Чурова для всеобщего успокоения. Выступление на митинге Ксении Собчак и Алексея Кудрина можно считать неофициальным приглашением Кремля к сотрудничеству. Собчак призвала бороться не против власти, а за влияние на власть. Кудрин открыто призвал к переговорам и предложил себя в качестве посредника.

В сущности, ничего удивительного – обычная тактика загибающегося режима. Вопрос только в том, насколько эти предложения будут приняты лидерами общественного протеста. Насколько они устоят перед искушением променять положение в оппозиции на положение во власти... Будет обидно, если дело свободы и демократии опять постепенно перейдет в руки проходимцев, как это уже случилось 20 лет назад.

Оксана Дмитриева, зампредседателя "Справедливой России"
К возмущенному народу выходят основные бенефициарии и ельцинской, и путинской эпохи. Столпы режима: идеологи и создатели экономической политики, против которой голосовал народ 4 декабря, и именно эти голоса были украдены; создатели медийного пространства, которые маскировали все эти годы вопиющие ошибки власти... Вместо смены власти, смены курса столпами режима предлагается влиять «на власть» и «переговариваться с ней». В итоге вместо смены власти и курса возмущенному народу предлагается Кудрин, который в результате переговоров как представитель восставшего народа станет премьер-министром у президента Путина... Не допустите приватизацию народного протеста теми же людьми, что осуществили приватизацию в начале 90-х с большой выгодой для себя и нищетой и несвободой для страны.
Эдуард Лимонов
Эдуард Лимонов, писатель, общественный деятель
...Забегали, мы видим, засуетились посредники - такие себе шустрые личности, желающие с выгодой для себя продать народный гнев. Ибо народный гнев - отличный товар для продажи власти... Вообще-то Путин с его нынешним упавшим рейтингом (ну поверим один раз Левада-Центру), который и в столь упавшем состоянии превышает рейтинг и президента Обамы, и любого европейского лидера, мог бы послать посредников-переговорщиков подалее, но ему объяснили советники, что народный гнев следует купить у посредников, раз уж они его продают, дешевле выйдет. Лучше купить, а то как бы чего не вышло.
Игорь Эйдман, социолог
Делегация владельцев пиццерий идет к Дону Корлеоне и говорит ему: "Мы поможем придать легитимности вашей системе. Давайте владельцы пиццерий, строительные подрядчики, проститутки, торговцы наркотиками и букмекеры, находящиеся в зоне контроля и платящие дань вашей мафии, будут избирать Крестного Отца на честных альтернативных выборах. Сегодня Вы у нас Крестный Отец, а завтра, возможно, мы изберем на ваше место торговца маслинами Микеле Прохори".

...Лидеры оппозиции противоречат сами себе. Хочется сказать им, как в известном анекдоте: вы или крестик снимите, или штаны наденьте. С одной стороны, они говорят: у нас режим жуликов и воров, у власти – банда. А с другой - всерьез собираются вести с главарем этой банды переговоры. Какие могут быть переговоры с бандитами? Только о мирной сдаче, явке с повинной.

Кирилл Рогов, независимый обозреватель
Мне представляется очень важной и продуктивной ваша (Алексея Кудрина. - Ред.) готовность выстраивать переговоры между сторонами. Но очень важно, по-моему, предельно точно формулировать суть проблемы... Власть фактически потеряла легитимность в глазах населения. Это не выдумки манифестантов и горячих голов, это практически социологическая данность. Я уверен, что вы прекрасно понимаете, что это значит для любого политического строя. Для любой страны. Но именно с позиций такого понимания нам придется искать способы возвращения в правовое поле.
Сергей Удальцов, политзаключенный
Решения о самой возможности... переговоров, об их повестке дня и составе переговорной группы со стороны оппозиции должны приниматься коллегиально, открыто, с участием всех основных политических и гражданских сил, участвующих в кампании "За честные выборы!". Какие-либо сепаратные, закрытые договоренности по этому вопросу недопустимы.
Гарри Каспаров. Фото Граней.Ру
Гарри Каспаров, лидер ОГФ
Сейчас у нас каждую минуту появляются новые потенциальные переговорщики с Кремлем... На мой взгляд, сейчас там не с кем переговариваться. Но сам факт того, что кто-то начинает делать какие-то заявления, он, мне кажется, дискредитирует саму эту идею... Надо как можно скорее создать ту общегражданскую структуру, которая, используя социальные сети, могла бы решать голосованием все вопросы. Будут решать, что лучшим человеком для ведения переговоров является Парфенов, – пожалуйста. Но все это должно стать организованным.
Алексей Навальный, лидер Партии прогресса
Они (переговоры. - Ред.) уже идут. В приемлемом публичном формате. Через резолюцию.
Требования настолько просты и очевидны, что не нужен никто их дополнительно расшифровывающий.
Возможно, понадобится группа неких переговорщиков, и тут наша позиция должна быть однозначной: сейчас никто не наделен мандатом на переговоры "от всех на Сахарова и Болотной". Любой, кто заявляет обратное, - самозванец. Мы должны быть лучше кремлежуликов и в первую очередь - легитимнее.

Группа переговорщиков должна быть определена прямым открытым верифицированным (без ботов, роботов и прочей дряни) голосованием в интернете. Возможно, даже именным голосованием. Вот прям сто тысяч человек регистрируются, верифицируются и избирают такую группу... Это будут законные полномочные переговорщики, которых поддержат все.

Илья Пономарев, депутат Госдумы ("Справедливая Россия")
Первое. Я резко против определения состава переговорщиков на открытом голосовании. Это чистый популизм. Популярные люди и люди, которые в состоянии выработать механизм реализации требований митинга и согласовать их с Путиным, - разные люди. Мы говорим не о лидерах, а о парламентерах. Лидеры будут определяться на выборах и в своих организациях, а парламентеры - техническая функция, хотя и очень важная.

Второе. Я за то, чтобы парламентеры представляли все ключевые социальные и политические группы, представленные в движении. И их должно быть очень немного, иначе переговоры не получатся, не менее 3, но не более 5. Я бы предложил по одному от либералов, левых, националистов, возможно - общественных движений и профсоюзов. Каждая из групп самостоятельно определяет порядок выбора своего представителя.

Третье. Переговорная позиция определяется не парламентерами, а общим собранием, например, собиравшейся инициативной группой, либо, еще лучше - на собрании созданного в рамках идеи Парфенова-Акунина союза избирателей. Переговорщики могут определять механизмы, но не подвергать сомнению суть требований.

Ольга Романова, журналист, основатель движения "Русь сидящая"
Кудрин с легкостью сможет возглавить и осуществить эти переговоры, но его шансы тают с каждым днем... Других кандидатур достаточно много. Леонид Парфенов был бы прекрасной кандидатурой. Владимир Мирзоев, снявший "Бориса Годунова", является активным участником наших процессов. Это может быть и Олег Кашин, которому лично Медведев обещал проконтролировать расследование его дела. Володя Рыжков, человек совсем не радикальных взглядов, напротив, очень разумный, сдержанный и порядочный политик. Илья Пономарев и Геннадий Гудков также не вызывают ни нареканий, ни возражений.

Со стороны оргкомитета и вышедших на митинг людей есть сильно желание начать процесс переговоров. Проблема в отсутствии встречного движения. Или скорей его формата: ответом на наши попытки стал случай Боровковой (решение об очередном административном аресте Сергея Удальцова, вынесенное мировым судьей Ольгой Боровковой. - Ред.). Это настоящий плевок в лицо, удар по лицу. Замечание Путина о невозможности отмены выборов, необходимости перенести обсуждение в интернет... Мягко говоря, это ответы человека некомпетентного. Это ответы человека, не понимающего, что происходит, не чувствующего настроения улицы.

Андрей Пионтковский. Фото Дм. Борко/Грани.Ру
Андрей Пионтковский, публицист
Ходорковский должен возглавить переговорную делегацию гражданского общества, уполномоченную обсуждать с властью процедурные вопросы амПутинации. Во-первых, он первый поставил коренные вопросы нашего экономического и политического развития в своем диалоге с властью девять лет назад. Во-вторых, он заплатил за это своим девятилетним мученичеством. В-третьих, за время заключения он написал ряд серьезных работ на тему государственного строительства. И еще в 2003 году говорил о необходимости изменения монархической по сути конституции.

Что касается его собеседника, то тот более чем кто-либо другой должен быть заинтересован в переговорном процессе. Неизбежность ухода Путина с политической сцены и из так полюбившегося ему большого "бизнеса" - медицинский факт. Если он не уйдет добровольно до 4 марта, его уйдут даже на заранее сфабрикованных им под себя выборах.

Предметом переговоров станут практические обстоятельства этого ухода, которые не могут его не интересовать.

Андрей Илларионов
Андрей Илларионов, экономист, политик
В связи с лихорадочной суетой по поводу допустимых переговоров с властью полагаю возможным сформулировать их базовые принципы в нынешних условиях.

1. Переговоры могут проводиться только полномочными представителями сторон. Участие в переговорах без полномочий, как справедиво заметил А. Навальный, – это самозванство.

2. А.Кудрин не является полномочным представителем власти, сам он никаких государственных постов в настоящее время не занимает, никто его со стороны власти на такие переговоры не уполномачивал, В. Путин от действий А. Кудрина публично отмежевался.

3. Полномочных представителей оппозиции в настоящее время нет; они могут быть назначены (избраны) лишь в результате демократического голосования. В качестве кандидатов на роль переговорщиков могут быть рассмотрены, например, М. Ходорковский, С. Удальцов, П. Лебедев.

4. Предметом возможных переговоров между оппозицией и властью не могут являться требования, принятые на митинге 10 декабря, подтвержденные и дополненные на митинге 24 декабря:

1) освобождение всех политических заключенных,
2) отмена официальных результатов голосования 4 декабря,
3) отставка главы ЦИК В. Чурова,
4) расследование всех фальсификаций во время голосования, наказание виновных в их совершении,
5) принятие нового избирательного законодательства не позднее февраля 2012 года,
6) регистрация всех оппозиционных партий, 7) назначение новых выборов в новый парламент.


Эти требования подлежат безусловному выполнению властью до начала каких-либо переговоров оппозиции с ней.

5. Предмет переговоров оппозиции с властью (помимо требований, принятых на митингах 10 и 24 декабря) согласовывается в рамках оппозиционного движения и выносится на публичное верифицируемое голосование.

Владимир Буковский, писатель, бывший политзаключенный
Первое, что нужно помнить людям, имеющим дело с сотрудниками КГБ, - это то, что с ними нельзя договориться... Их задача - тебя завербовать, и они этим занимаются, тебя вербуют. Ты можешь быть ему враг или агент - и ничего в промежутке нет. Вы можете считать, что вы проявили цивилизованность, пошли на какие-то компромиссы - для них это только признак слабости - а значит, надо давить дальше. Поэтому надо зарубить себе это на носу: чем раньше вы их "пошлете", тем в большей безопасности вы будете.

Я вам могу рассказать историю. Там, правда, не совсем цензурные выражения есть, но я их смягчу.

В лагере у нас сидел старый учитель из Закарпатья, очень интеллигентный, знал пять языков, такой вежливый, такой замечательный человечек. Вдруг "кум" стал его сажать. Вызывает - и в карцер. Вызывает - и в карцер. А у нас был такой негласный межэтнический лагерный совет, от разных этнических групп собирались якобы попить чайку, но вообще обсуждали лагерные дела. Там сидели армяне, украинцы, евреи, русские, литовцы. Поскольку в лагере надо решать общие проблемы сообща, то они договаривались, кто будет их представлять, и мы собирались, негласно обсуждали лагерные проблемы, что как делать. И вот возник вопрос с этим бедным украинским учителем: что делать, почему его сажают, он ведь ничего неположенного не делает, никого не трогает, да и не может никого тронуть. Я (лучше бы молчал) говорю: знаете, по моему опыту это означает только одно: "кум" его вербует, а интеллигентный наш учитель не может его послать на три буквы. А "кума" надо послать на три буквы, он другого языка не понимает. Это как компьютер работает на языке С++: если ты будешь пытаться ввести другое, он не поймет. То же самое "кум": у него такой свой "машинный" язык. Ну, инициатива наказуема. Мне говорят: раз ты так просчитал, объясни ему, он сейчас как раз из карцера выйдет. Заварил я чаю, старичок вышел, пошли за барак, присели, и я его три с лишним часа учил, как сказать "иди ты на ...". Причем русский мат - он же вполне в системе Станиславского, там нельзя просто сказать, это надо как бы видеть. А у него губы не складывались, он не мог произнести это слово, никак. Пять языков он знает, а это слово не может произнести. Часа три я с ним мучился, научил. Научил, он все понял. Вызвал его "кум", он пошел на пятнадцать суток, вышел, и больше его не трогали.

Вот вам история. Она очень показательна, потому что с КГБ нельзя иначе, иначе они не понимают, у них по-другому устроена голова, их по-другому учат. И вы себе причиняете большую беду тем, что не шлете их сразу на три буквы.

Радио Свобода, 30.12.2011

ЕЩЕ О ПЕРЕГОВОРАХ: ОТКЛИКИ НА "ПЛАН КУДРИНА"

04.01.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей