О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Events/m.134989.html

статья Подземельный вопрос

Илья Мильштейн, 27.03.2008
Илья Мильштейн

Илья Мильштейн

Подземные жители Пензенской области согласились выйти на поверхность. Для тех, кто не в курсе: эта группа граждан в составе 35 человек, наслушавшись проповедей своего вождя, психически больного тов. Кузнецова, в ноябре прошлого года схоронилась в землянке, где стала нетерпеливо дожидаться конца света. Самого Кузнецова, предрекавшего апокалипсис в мае, сейчас лечат в больнице от паранойи.

Новость в целом обнадеживающая: имею в виду и выход граждан из-под земли, и попытки врачей излечить пророка. Печалит другое. В провинциальном черном анекдоте как в зеркале отразилась реальность. Ибо катастрофические прогнозы затопили нашу журналистику, живые журналы и прочие средства массового общения. Причем с приближением эпохи двоевластия, наступающей как раз в мае, количество этих пророчеств заметно увеличивается.

По мотивам идеологическим их можно разделить на две части.

Прикремленные политологи все сводят к альтернативе "если Россия не будет великой, то погибнет ни за грош". В этой среде часто случаются истерики, слышатся крики "модернизация или смерть", "враг под Смоленском", "хрен вам, а не оттепель". Понять их легко и без помощи психиатра, хотя доброжелательные разъяснения специалиста тоже не повредят.

С одной стороны, ребята отрабатывают бабло. Расписываются в верности, как в ведомости, и убеждают начальство в своей абсолютной незаменимости. С другой стороны, если годами кричать о грозящей России гибели и каждый день с утра искать врага под кроватью, то рано или поздно там его и обнаружишь. Так у человека возникают выстраданные убеждения.

В оппозиционном лагере преобладает иная стилистика. Здесь все чаще заметно стремление разговаривать на патриотической фене, раскрывая народу глаза на антигосударственную политику Кремля. Примеров множество, но классика жанра - известный доклад Бориса Немцова и Владимира Милова. Власть разворовывает Россию. Народ нищает и вымирает. Деньги уходят на Запад. Армия деградирует, ядерные ракеты ржавеют.

Однако людей не обманешь, они чуют либерала за версту и не голосуют за демократию даже после того, как им на пальцах объяснишь нехватку ядерных боеголовок, межконтинентальных ракет и стратегических бомбардировщиков преступным характером путинского режима.

Если же рассмотреть проблему со всей объективностью, то ни о какой катастрофе говорить не приходится. Ракет хватает, чтобы многократно уничтожить мир. Никто на нас нападать не собирается, хватило бы ума самим никуда не влезть и не передраться в рамках мягкой передачи трона от действующего президента избранному. Тотальная коррупция - не новость, а средство национального выживания. К тому же цены на нефть и газ вряд ли упадут раньше, чем истощатся земные недра. А пока они растут в полном соответствии с общемировой тенденцией увеличения цен почти на всё.

В чем же дело? Отчего с таким упорством люди разных убеждений предрекают стране распад, развал и гибель? А главное, почему граждане так охотно откликаются на катастрофическе прогнозы? Откуда берется эта эсхатология?

Я думаю, что причины глубоко субъективны.

Мы видим общество очень недоброе, в тяжелой форме пораженное ксенофобией и фрустрацией. Мы видим замороченный, усталый, растерянный социум, занятый в основном каждодневной заботой о выживании. Мы видим соотечественников, зомбированных телеящиком, в котором с утра до ночи крутится ряженая массовка, завывают политологи и шоумены, стремясь превратить людей в скотов.

Однако народу в целом плевать и на врагов, и на воров, и на ядерный щит, и на инфляцию, и даже на Малахова. Единственное, что ему небезразлично, это состояние души, которая от Бога. Даже когда ее нет - остаются фантомные боли. Человек, живущий в подлом обществе, где подлость объявлена нормой, легко захватывается общим потоком, вплоть до неразличения добра и зла, но хотя бы на уровне иррациональном остается человеком. Душа тоскует.

Нет, он очень плохо думает о грузинах, высылаемых из Москвы и умирающих в спецприемниках. Ему не жаль таджиков, которых в столице стали резать чуть не каждый день, - понаехали, блин, за смертью. Тем менее жаль Алексаняна с Бахминой. Он не интересуется судьбой нацболов, которым на днях дали реальные сроки за то, что они отбивались от напавшей на них нашистской гопоты. Но он не может не замечать или хотя бы не чувствовать, как погружается в безысходное скотство его родная страна. Соглашаясь, что Россия окружена супостатами, он не может хотя бы иногда не задуматься: что же это за государство, у которого кругом сплошные враги?

Это может быть страх наказания за непонятные вроде, но тяжкие грехи. Страх возмездия. Муки совести, у тех, для кого это слово еще имеет какой-то смысл. Чувство вины. Чувство стыда. Чувство омерзения - при виде вот этого господина, который в мае будет работать в паре с другом-президентом. Чувство безнадежности.

Самые радикальные уходят под землю.

Илья Мильштейн, 27.03.2008


новость Новости по теме