О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/tags/torture/m.276742.html

статья Поточный пыточный метод

Илья Мильштейн, 26.06.2019
Реклама

97520
На акции против репрессий. Фото: Грани.Ру

Каждый третий гражданин РФ, вступавший в конфликт с силовиками, утверждает, что подвергался насилию или угрозам его применить. Каждого десятого россиянина пытали. В каждом четвертом столкновении россиян с правоохранителями на их родственников оказывалось давление. Почти в половине случаев, когда людей истязали, пытки применялись и к их близким родственникам. При этом около 30% респондентов полагают, что в неких исключительных обстоятельствах подозреваемых можно пытать, а 39% считают, что борьба с пытками ударит по раскрываемости преступлений. Таковы итоги опроса, проведенного "Левада-центром" по заказу "Комитета против пыток" и приуроченного к 26 июня - Международному дню поддержки жертв пыток.

Это социологическое исследование интересно по многим параметрам. Любопытно, что провел его один иностранный агент по заказу другого, и это, конечно, должно возмутить наших профессиональных борцов с русофобией. С другой стороны, слишком уж громко возмущаться они вряд ли станут, поскольку ситуация складывается парадоксальная. Россиян избивают и пытают в ФСБ, в отделах полиции, в тюрьмах и лагерях, это известно всем, а поговорить с ними на заданную тему практически некому, кроме иностранных агентов. Странно, не правда ли?

Еще интересней, что для каждого третьего опрошенного (огромная цифра!) мордобой или угроза мордобоя в ходе дискуссии с полисменом - это не сомнительная информация, почерпнутая из газет определенной направленности или с запрещенных сайтов, а горестный личный опыт. Тем не менее российское общество в целом не готово принуждать органы правопорядка к отказу от насилия. То есть готово, как бы сказать, пожертвовать собой, лишь бы некие чикатилы, пойманные и запытанные до смерти и полусмерти, понесли заслуженное наказание.

Объяснять это можно по-разному. Привычкой к повиновению властям, отраженной в знаменитом постулате "с нами иначе нельзя - такой уж мы народ". Надеждой на авось: мол, меня это не затронет, а если уже и помучили разочек, то в одну воронку две бутылки из-под шампанского не падают. Однако корректнее всего, пожалуй, говорить об отсутствии у многих россиян базовых представлений о праве и о чувстве собственного достоинства. Такие представления в цивилизованных странах внедряются и сверху, и снизу, политиками национального масштаба и активистами тех же НКО. Иначе обстоит дело в стране, где правозащитников и социологов объявляют "агентами", президентский же пресс-секретарь в ответ на вопрос об исследовании "Левады" ловко, как ему кажется, забалтывает проблему: а расскажите, говорит, обращаясь к корреспондентам, кого из вас пытали? Впрочем, другого ответа от государства и от президента, которых представляет г-н Песков, ожидать было бы трудно.

Нечего пока ожидать и от социума, где каждого десятого пытали и воспоминания о пережитом естественным образом заставляют людей не участвовать в протестных акциях, а шарахаться от каждого полицейского. Эти страхи более или менее успешно насаждаются в умах, хотя об окончательных успехах, достигнутых властью в борьбе с гражданами, говорить рано. Все-таки большинство россиян считает, что доказывать вину преступников в судах можно и без предварительного их истязания. 90% наших соотечественников, вообразите себе, никогда не пытали. Это слегка обнадеживает.

Илья Мильштейн, 26.06.2019

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей