О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/skobov/m.185311.html

статья От умеренного до сильного

Александр Скобов , 14.01.2011
Александр Скобов. Фото Д.Борко
Александр Скобов. Фото Д.Борко
Реклама

Ситуация развивается все более драматично. Группе правозащитников, в которую входит Людмила Алексеева, отказали в согласовании антифашистского шествия памяти Маркелова и Бабуровой. Организаторы посчитали отказ безосновательным, незаконным и неприемлемым и заявили, что проведут шествие несмотря на запрет. Одновременно оргкомитет Стратегии-31 (тот, в котором Лимонов и Косякин) заявил, что подаст на 31 января уведомление не только на традиционный митинг на Триумфальной, но и на шествие к Кремлю после митинга и намерен провести это шествие независимо от возможного ответа властей. На следующий день пришло сообщение, что шествие 19 января власти все же согласовали. Вот и думайте, какой язык они понимают.

В серии статей в "Ежедневном журнале" и на "Гранях" Евгений Ихлов проанализировал подоплеку раскола Стратегии-31, отнюдь не сводимую к истории о том, как поссорились Эдуард Вениаминович и Людмила Михайловна. В движении изначально участвовали люди с принципиально разными устремлениями. "Умеренные" стремились к поэтапному совершенствованию существующих порядков, "радикалы" - к их революционному сносу и построению принципиально нового мира. Под этим расхождением Ихлов усматривает вполне конкретную социально-экономическую основу. Он предсказывает, что после краха путинизма основная борьба развернется между теми, кто будет стремиться ограничиться "налогом на приватизационную сверхприбыль", и движением за национализацию монополий. О том же чуть ранее написал Михаил Берг. Одни (правые либералы) добиваются лишь того, чтобы власть не нарушала собственные законы, при этом они не посягают на святая святых сложившегося строя - результаты приватизации. Другие (левые радикалы) считают само основание строя негодным, так как он построен на удержании корпорацией (как это принято называть) "Озеро" не только власти, но и состояний, полученных в результате приватизации, в этой среде почитаемой бесчестной и несправедливой. Эти состояния должны быть отобраны у их владельцев, которые на самом деле и являются главным фундаментом существующего строя.

После некоторых колебаний Евгений Ихлов высказывается в поддержку умеренных. Он пишет, что митинг 31 октября показал готовность большинства сторонников оппозиции временно удовлетвориться частичными уступками властей, а радикалов упрекает в неспособности соотносить собственные силы с поставленными задачами. Он обращается со страстным призывом к "системным прогрессистам" и "вменяемым охранителям" активно поддержать умеренную оппозицию, с тем чтобы переломить ситуацию в ее пользу. В противном случае, пугает представителей истеблишмента Ихлов, оранжевая оппозиция с горя и отчаяния выдвинет близкие и понятные простым людям лозунги национализации монополий, раздела захваченных рейдерами земель, конфискации (с выкупом по расценкам БТИ в рассрочку) жилья, в котором свыше пары лет никто реально не проживает, и передачи его многодетным семьям, предоставления советам трудовых коллективов части прав акционеров-миноритариев, наконец, люстрации всех членов бывшей "Единой России" и всех сотрудников правоохранительных и судебных органов, причастных к заказным и политически мотивированным акциям.

По словам Ихлова, это "набор хороших мобилизующих лозунгов, при этом не выходящих за рамки самых умеренных программ послевоенных западноевропейских и латиноамериканских социалистов". Однако сам Ихлов, неоднократно писавший, что только союз либералов и социалистов способен победить тиранию, теперь настаивает на том, что объединяющая платформа такого союза должна ограничиваться лишь "соблюдением демократических свобод (включая честную юстицию) и ликвидацией коррупции". То есть эта платформа должна быть чисто либеральной.

Однако уже 1 января Евгений Ихлов вынужден констатировать, что кажущийся октябрьский успех умеренного крыла оппозиции обернулся ее сокрушительным провалом. После всех разговоров о том, что власть сама бы хотела выйти из тупика, в который она себя загнала на Триумфальной, и надо только немножко помочь ей сохранить лицо, режим откровенно продемонстрировал: единственное, о чем он думал, - это как обмануть, расколоть и раздавить. Почувствовав податливость умеренных и ослабление их поддержки со стороны радикалов, режим наглядно показал, что "с умеренными движениями он не намерен считаться, гражданская активность допускается им только в коленопреклоненных формах, а готовность действовать в рамках закона есть для него готовность к капитуляции".

Характерно, что "мыслящая часть элиты" призыву Ихлова в целом не последовала. Не пошла стройными рядами к Хамсуду защищать Ходорковского. На Триумфальной ее скопления тоже не было отмечено. Не подали в отставку в знак протеста против полицейского произвола десятки либеральных профессоров, как это бывало при проклятом царизме. Что уж говорить о членах всевозможных статусных палат и президентских советов! Лишь две девушки из Бурятии, отказавшиеся подчиняться тюремному режиму, пытаются возродить традиции российского освободительного движения.

В своей последней статье Евгений Ихлов выдвинул программу, которая, по его мнению, дает последний шанс избежать катастрофического сценария развития событий:

1. Цвет и слава русской интеллигенции выпускает открытое письмо к Медведеву, в котором заявляет, что ни при каких обстоятельствах не будет голосовать за него на президентских выборах, если суд второй инстанции не отменит приговора Ходорковскому и Лебедеву, а сами они не будут немедленно освобождены по УДО как отбывшие 7 из 8 лет наказания.

2. Представители всех оппозиционных общественных и политических сил заявляют, что выйдут к 18 часам 31 января на Триумфальную площадь в Москве и к Гостиному двору в Петербурге, при этом ставя властям в качестве условия полное отсутствие полицейского оцепления - в ином случае они отказываются от формальной подачи уведомления.

3. Оппозиционные общественные и политические сил создают Всероссийский круглый стол и принимают пакт, в котором утверждают приоритет прав человека и демократических свобод, полный отказ от ксенофобии, политической цензуры и авторитаризма, заявляют о взаимном отказе от споров по вопросам истории и от политических дискуссий по вопросам, связанным с событиями ранее 25 октября 2003 года (дата ареста Ходорковского), а также по вопросам этнической и религиозной политики.

4. Представители оппозиционных политических партий ("Яблоко", "Рот-Фронт", "Партия народной свободы", "Родина", "Другая Россия") объявляют, что пойдут на выборы одним списком с главным лозунгом: "Долой путинизм, да здравствует свободная Россия!"

С программой Ихлова можно спорить по частностям. Например о том, какова должна быть формальная процедура освобождения Ходорковского. Или о моратории на споры по вопросам истории до определенной даты. Мне, например, требование исключить из обсуждения 90-е годы представляется нереалистичным. Можно также иронизировать по поводу того, как г-н Митрохин будет предлагать незарегистрированным партиям "Рот-Фронт" и "Другая Россия" места в яблочном избирательном списке. Бесспорно другое: если бы г-н Митрохин прямо сейчас выступил с таким предложением, это было бы сильнейшим ударом по всей путинской политической конструкции, по тем правилам игры, на которых она держится. Так, может, попросим всем миром г-на Митрохина и подписи под обращением соберем? Вежливо попросим. В этом куда как больше смысла, чем собирать подписи под челобитными Айфончику.

Абсолютно верная суть "программы Ихлова" заключается в необходимости восстановления единства Стратегии-31 на основе принятия ее умеренным крылом тактических установок радикалов, на основе готовности к длительной кампании гражданского неповиновения. Власть навязала умеренным очень жесткий выбор: либо окончательное самоунижение и капитуляция, либо демонстративный "отказ подчиняться тюремному режиму".

Не менее важна необходимость при перезаключении "оппозиционного пакта" подтвердить полный отказ от ксенофобии. Новая реальность, к сожалению, такова, что у одной части оппозиции возникли опасения насчет того, что другая ее часть готова заигрывать с ксенофобскими настроениями, проехаться на этой волне. Сомнительно, чтобы это способствовало переплавке в осознанный протест против несправедливости "хуйвамизма" первого путинского поколения, надрессированного на ритуальное вставание с колен. А вот демократическую оппозицию такое заигрывание, развалит, взорвет изнутри однозначно. Я бы этот пункт "программы Ихлова" даже усилил. Не просто отказ от ксенофобии и какой бы то ни было дискриминации (такие декларации неоднократно принимались на различных оппозиционных форумах), а готовность решительно противостоять любым призывам к этническим расправам, любым попыткам оправдать такие расправы. Причем любой, кто выразит такую готовность, автоматически становится потенциальным союзником демократического движения. Если это будут Константин Крылов и Владимир Тор - тем лучше.

И последнее. Мне все-таки очень нравится та программа, которой Евгений Ихлов пугал "статусных прогрессистов". Не хотите такой программы - уже есть другая. Тоже простая и понятная массам. Это программа "Движения 11 декабря". Предложить всем гастарбайтерам из некоренных и "небелых" народов в месячный срок добровольно покинуть Россию, а по истечении этого срока отлавливать и направлять на пожизненные принудительные работы в пользу государства. И основная конкуренция развернется между этими двумя программами.

P.S. Эта статья была уже написана, когда я узнал о честном, мужественном поступке главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова. Надеюсь, этот поступок станет первой ласточкой, сигналом и примером для других людей в "структурах".

Александр Скобов , 14.01.2011


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей