О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Трудно быть ангелом

Валерия Новодворская, 11.03.2011
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Реклама

Зоя Светова написала книгу о своих хождениях по грязным извилистым тропинкам нашего скотского "правосудия". Не ангельское это дело, конечно. Но разные бывают ангелы. Зоя Светова - рабочий ангел с мозолистыми руками, со стертыми в кровь ногами. От хлева к хлеву, с бойни на мясокомбинат. От суда до зоны, от Архангельска до Потьмы. Ферма животных, понимаете ли. Прямо по Оруэллу. За исключением одного. Две ноги у судейских, у власть имущих - это плохо, но и четыре ноги у тех стад, которые "должно резать или стричь" и которые становятся жертвами двуногих троглодитов, - это не лучше.

Ангел, конечно, должен быть идеалистом, но Зоя Светова слишком умна и печальна, чтобы быть такой же идеалисткой, как Сонечка Мармеладова. И вообще у нас новшество в ангельской среде. Сонечка у Достоевского идет на панель во имя человечества, а у Зои Световой главная задача - это оттащить правосудие от панели, на которой оно неусыпно работает, предлагая власти свои прелести по сходной цене.

Ангел новых времен Зоя Светова умеет ненавидеть. Вот в ее романе в квартире Алексея Валентиновича Летучего (Игоря Сутягина) появляются двое из УФСБ (один конопатый, а другой с большими черными усами, похожий на кота, "Котяра"). Чувствуется, что Зоя сильно ненавидит и этих оперативников, и председателя горсуда Елену Алексеевну, и судившую Летучего подлую судьиху Галину Викентьевну Мухину, и секретаршу Елены Алексеевны Веру. "Признать невиновного виновным" - это не просто название книги Зои Световой, это целый механизм, хай-тек. Все отработано на уровне инноваций. Это сервильное "правосудие" и есть наша опытная делянка, наше "Сколково", только в этом мы изобретательны, и никакого другого "иннограда" у нас не предвидится. И тот, кто инвестирует в Россию, инвестирует именно в судью Мухину или главную судьиху Филиппову, даже если ему кажется, что он развивает нанотехнологии. Это единственное наше производство - производство произвола, и все, кто работает на военку, оборонку, науку, технику, вообще на государство, трудятся ради конечного торжества Мухиных и Филипповых.

Сергею Королеву, Андрею Сахарову и другим делателям ракет и бомб, может быть, казалось, что они работают на будущее. А на самом деле они работали на советское прошлое: на ГУЛАГ, на ВКП(б)-КПСС, на Сталина, на Берию, на СССР.

Зоя Светова знает толк в психологии. Все так просто и тривиально: ради новой шубы, ради диссертации, ради карьеры, и никаких сомнений у этих "судей", никаких колебаний... Никакой рефлексии. "Всяк человек порочен, тренируйся, и будешь злодей". А несчастный Летучий - Сутягин сам стал кузнецом своего несчастья: наивная вера в "органы" и желание им всю правду про себя рассказать (без адвоката, на доверии) и привела к его аресту и приговору. А еще раньше, на свободе, он доказывал клиентам, что надо делать инвестиции в Россию (то есть в погубивших его судьих и в "органы", которые за всем этим стоят). Неуместный и немного противный "патриотизм" из советского "вчера". Сахаров-то искупил в Горьком свою водородную бомбу, а вот где искупление у Королева, Харитона и той советской рати ученых, которые дали в руки КГБ и КПСС ядерное оружие? Они что, на том свете письма протеста подписывают?

У Зои Световой свои счеты с "органами". Она из здоровой антисоветской семьи. Сидела ее мать, святая женщина Зоя Крахмальникова. За душеспасительные христианские брошюры "Надежда", ни за что другое. Сидел и отец, Феликс Светов, прелестный человек и писатель ("Отверзи ми двери"). Так что книга "Признать невиновного виновным" не только правозащитная и талантливая, но и боевая. Зоя Светова из той категории ангелов, которые не восстали вместе с Люцифером, но и бряцать на лире, воспевая совершенство Божьих дел, тоже не будут. Терпеливые, работящие, скептически настроенные ангелы. Ангел Зоя проводит свой досуг в тюрьмах и на зонах. Она не приглашает грешников покаяться. Например, грешника Данилкина, которого черти поджидают со скороваркой и прованское масло уже куплено. Она объясняет, что всегда есть шанс. Даже у разбойника. Мог бы "разбойник" Данилкин оказаться в раю, всем пожертвовав ради оправдания Лебедева и Ходорковского? Мог бы. Не захотел. Была бы честь предложена...

Зоя Светова - ангел деловой, она бесполезными заклинаниями не занимается. Ей точно известно, что делать. "Делать что должно". И ведь выпивая "за успех нашего безнадежного дела", мы тайно надеемся. Или не надеемся, но работаем на надежду. Как у Евгения Евтушенко: "Не умирайте при жизни, не помогайте смерти, смерть - королева Снежная, холоден ее плен. Вы помогите жизни, словно девочке Герде, холод зимы расталкивающей яблоками колен". Как пишет Зоя: "Без надежды нет смысла оставаться в нашей стране. Как не было смыла жить в ней в 30-е, 70-е и в 80-е годы".

Все узнаваемо в Зоиных псевдонимах: и Фатима (Зара Муртазалиева), и Анна Сваровская (Ставицкая), и Борис Кузнецов. Адвокаты - это остаток Великих Реформ Александра II и Бориса Ельцина, все, что уцелело от правосудия.

Но есть и элемент триллера в Зоиной книге, почти как у Конан Дойла. Жуткая обстановка опасности, атмосфера убийства и катастрофы, страх, который витает вокруг улыбчивого сатрапа Рамзана Кадырова. Его Чечня - это карцер России, путинское ШИЗО. Здесь Зоя Светова срабатывает как сейсмограф. Она исполнила ангельский долг, передала Кадырову дневники Зары - Фатимы. Но ясно, что зря, что ничего Кадыров не будет делать для чеченцев. Он, коллаборационист и попрошайка, назвавший проспект именем убийцы своего народа и обещающий ему янычарско-преторианские услуги и 120% голосов.

А вот несправедливо осужденная Зара напрасно прощает и предавших ее Машу и Веру (лучше бы эти трусливые дуры не выпендривались и ислам не принимали), и избивавших ее чекистов, и даже судью. А зря. Ведь эта готовность простить палачей и их сообщников и обеспечила Заре 8 лет срока. Что было ей, чеченке, делать в столице империи, депортировавшей и убивавшей ее народ? Поехала бы Зара учиться и работать в Польшу, Эстонию, Литву, выписала бы туда маму - и не было бы с ней этой беды. "Не верь, не бойся, не проси" - это не только для зэка написано. И для чеченца тоже. И вообще "всем, всем, всем". Не верь Кремлю, не бойся Лубянки, ничего не проси у путинской России.

Мать Зои Световой на суде обещала молиться за тех, кто ее посадил. Прочитав книгу дочери, я поняла, что она не будет молиться за своих и за наших врагов: ни за судьих Мухину и Филиппову, ни за "органы". Откровенно говоря, я этому рада: нельзя молиться за придворных и подручных царя Ирода, Богородица не велит.

Валерия Новодворская, 11.03.2011


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей