О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Дырка от республики

Илья Мильштейн, 24.11.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Русская весна на украинскую землю приходит по-разному.

Бывает, хорошо организованные толпы вооруженных мужчин, которых потом назовут "вежливыми людьми", грубовато сгоняют в зал заседаний депутатов крымского парламента, чтобы они проголосовали за грядущий референдум, - и вот вам пожалуйста весна. Еще бывает, что как бы плохо организованные толпы шахтеров и трактористов захватывают госучреждения в Донецке и Луганске и где-то поблизости человечек с белогвардейскими усиками "нажимает на спусковой крючок войны", - и это тоже, конечно, весна. А еще она предстает в виде братоубийственной гражданской войны при активном участии соседнего государства - с тысячами жертв, указанную весну символизирующих.

Случается также, что эта глобальная в сущности весна, победоносно шествующая по планете, носит локальный характер. Когда, к примеру, в городе Луганске взрывают местного руководителя Плотницкого и выживший в теракте пытается осмыслить происшедшее. Политически грамотное осмысление сводится к тому, что убить его хотели украинские каратели по наводке американского Госдепа - исконные враги русской весны. Однако намеками он дает понять, что среди врагов могли затесаться и друзья, "которые находятся в разных точках и Луганской народной республики, и, вы знаете, наверняка даже и в России". А список он уже готов представить Путину и Бортникову, хотя может и придержать его у себя, если друзья пообещают больше его не взрывать. Так, во всяком случае, обстояли дела год с лишним назад.

Год с лишним спустя неожиданно свергнутый в результате переворота Плотницкий бежит в Москву, сопровождаемый писателем-политруком Прилепиным, и это весна несомненная, просто за версту чуем. Только декорации слегка поменялись и в список врагов внесены важные уточнения. Теперь предатели, госдеповские шпионы и агенты киевской охранки выявлены в окружении самого местного руководителя, сразу после того как он пожелал уволить своего министра внутренних дел по имени Игорь Корнет. Министр взбунтовался, и в ходе полемики, длившейся довольно долго, целых четыре дня, русская весна Корнета при поддержке тяжелой бронетехники, прибывшей из ДНР, одолела русскую весну Плотницкого.

Вообще русская весна как таковая сильно отличается от локальной русской весны. Про глобальную мы знаем практически все. Как она начинается, какие политические механизмы, сакральные словесные конструкции и вооружения, вплоть до ядерной бомбы, способствуют ее приходу и что она с собой несет человечеству. Иное дело - локальная. Здесь сплошные тайны, которые нелегко разгадать.

К примеру, до сих пор не вполне ясно, кто в августе прошлого года взрывал Игоря Плотницкого и что имел в виду взорванный, когда грозился донести Путину и Бортникову всю правду о террористах на Луганщине и в Москве. И донес ли. Тайны великой ноябрьской революции в ЛНР тоже пока остаются неразгаданными. Вопросов море.

Если, допустим, беглец действительно окружил себя предателями русской весны, да и сам, как следовало из заявлений мятежного Корнета, был под подозрением, то непонятно, почему он бежал в Москву, а не в Вашингтон, на худой конец в Киев. Если же измена проникла в ряды МВД ЛНР и боевиков этой организации, то невозможно постичь, почему они празднуют победу и долго ли еще будут праздновать. А из Кремля и окрестностей поступают столь противоречивые сообщения, что одновременно врагами и друзьями кажутся все: и Плотницкий с Захарченко, и Сурков с Песковым.

Причем наименьшее доверие и даже оторопь вызывают слова про "внутренние дела" ЛНР, в которые Россия якобы "не вмешивается". То есть как это не вмешивается, когда речь идет о заговоре американо-украинских спецслужб, надо только разобраться с кем. С местным Маленковым или с местным Берией. Но почему-то в Кремле не спешат разбираться, и свергнутый герой русской весны тихо приземляется в Москве, а другой герой безнаказанно захватывает власть в Луганске.

Достойными внимания в эти исторические дни представляются две версии.

Первая сводится к тому, что Владимир Владимирович накануне четвертого срока решил упростить себе проблему управления русской весной и сливает Новороссию. Но не в плохом смысле, а в хорошем, объединяя ЛНР с ДНР под негласным управлением Захарченко, чьи БТРы не случайно же вторглись на сопредельную территорию. А Захарченко в этом качестве идеальный начальник, учреждал же он еще в июле, наслушавшись речей просвещенного писателя-политрука, страну Малороссию со столицей в Донецке. Над ним и над Прилепиным тогда потешались, но хорошо смеется тот, кто смеется в БТРе, вот и пришло время Захарченко объединять счастливых донецких с изумленными луганскими. Эмигрант Плотницкий, по слухам, этому счастью единоначалия противился, оттого и приземлился в Москве. Дальше, не исключено, в Ростов поедет.

А вторая, тоже не лишенная правдоподобия версия заключается в том, что братоубийственная война, являющаяся все-таки основным содержанием русской весны, гражданской бойней не исчерпывается. Касается она и братков, не поделивших власть, что оборачивается для Москвы разными сюрпризами, которые ломают всю игру. Кажется, вчера еще Путин, занимаясь большой политикой, затевал телефонные переговоры с главами ЛНР и ДНР и договаривался об обмене пленными. Он хотел, чтобы на Западе по заслугам оценили его гуманистический порыв, но о пленных теперь забыто. Да и кто о них вспомнит, после того как Корнет косо посмотрел на Плотницкого, тот его разжаловал, а он, обиды не стерпев, позвал на подмогу Захарченко. Так русская весна, мешая взрослым людям творить геополитику, пожирает своих детей, и хотя Игорь Плотницкий не очень похож на дитя, но вот и его тоже пожрали.

И если верна эта версия, то сейчас начнется война московских кураторов - тех, кто за мир и разделение властей между братками, против тех, кто за объединенный Донбасский паханат. Так что, может, изгнанный из Луганска и не поедет в Ростов, а вернется на родину. Если же на украинской земле решено строить Новороссию-Малороссию, то не вернется. Он станет еще одной жертвой русской весны - безвинной, надо бы прибавить, жертвой, но лучше обойтись без прилагательного. Чтобы не обижать героя.

Илья Мильштейн, 24.11.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей