О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Вы даже не представляете

Илья Мильштейн, 23.06.2017
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Многие интереснейшие открытия, как известно, совершаются на стыке наук. Порой никак друг с другом не связанных, типа театроведения и юриспруденции. В той, допустим, части стыка, где занавес внезапно оборачивается тюремной решеткой, и вот вам очередное открытие.

Позавчера в Пресненском райсуде г. Москвы арестовали Алексея Малобродского - бывшего генерального продюсера некоммерческой организации "Седьмая студия". Арестованному предъявлено "мошенничество в особо крупном размере, совершенное группой лиц", причем некоторые лица тоже уже сидят: бывший гендиректор "Седьмой студии" Юрий Итин под домашним арестом, а бывший главбух Нина Масляева - в СИЗО. Все они обвиняются в том, что похитили 2,33 миллиона рублей государственных денег, выделенных пять лет назад для спектакля "Сон в летнюю ночь", и здесь, в этом самом месте искусство как раз и кончается.

А что начинается - бог весть. Не исключено, что наука. Потому что следователи СКР вместе с примкнувшими к ним судьями убеждены в том, что спектакль так и не был поставлен. В то время как все обвиняемые с примкнувшими к ним режиссером Кириллом Серебренниковым и артистами его театра не только хорошо помнят этот спектакль, но и до сих пор, как им представляется, его играют. Желая эту мысль донести до сведения сотрудников правоохранительного ведомства и судейских, режиссер вчера даже обратился к зрителям с просьбой засвидетельствовать увиденное. Кто, дескать, приходил к нам на Шекспира - пишите в личку!

Свидетелей немало. Тысячи людей, как можно понять, ходили на спектакль Серебренникова и готовы в этом поклясться. Иные с горячностью одобряют постановку и не одобряют действия следственных органов. Кроме того, имеются газетные рецензии на спектакль, которые, к слову сказать, были предъявлены в ходе процесса. Все это, с точки зрения режиссера, актеров и зрителей, должно служить довольно серьезными, что ли, доводами в пользу арестованных. Уликами, а также вещдоками в их защиту.

Однако с не меньшим вниманием, изучая данный феномен, следует нам прислушаться и к мнению карающих инстанций. А там со здоровым скептицизмом относятся к столь эфемерному явлению как театральный спектакль. Что же касается газетных публикаций, то в ходе разбирательств по делу Малобродского прокурор очень точно подметил, что "статья не свидетельствует о том, что мероприятие действительно было проведено". Мало, что ли, халтурщиков среди театроведов, способных ради денег похвалить или заклеймить пьесу, которой они не видели. Ну и вообще: тысячи людей, быть может, ходили на этот "Сон в летнюю ночь", а миллионы, даже миллиарды, если брать в масштабах Земли, понятия не имеют ни о каком Шекспире. Подозреваю, мы их наблюдали и еще не раз увидим в зале суда. А тех, кто будет над ними смеяться, приставы выведут на улицу, чтобы не нарушали порядок.

Короче, исход большого дела расхитителей пока непредсказуем, но о научном открытии уже говорить, пожалуй, можно. Пусть и с осторожностью. Надо полагать, мы сталкиваемся с не описанным ранее в театроведении, а также в криминальных хрониках феноменом "исчезающего спектакля", который вроде был, а вроде его и не было. То ли игрался, то ли приснился.

Возникновение же данного феномена следует, вероятно, отсчитывать с того дня, когда силовики в балаклавах и без устроили набег на Гоголь-центр и другие учреждения культуры, так или иначе с ним связанные, а заодно обыскали и потащили на допрос режиссера Серебренникова. Чуть позже сюжет обогатился оценочным суждением президента Путина, который назвал силовиков "дураками", что оказало на обыскивающих отчасти вдохновляющее воздействие. То есть они обиделись, но, разумеется, не на президента, а на тех, кто ему нажаловался, и стали еще упорней рыть землю и шить дело.

Успехи налицо. Двое в тюрьме, один подозреваемый каким-то чудом на воле, но из дома выходить не имеет права. Про Малобродского еще сказано в ходе судоговорения, что он, человек с двойным гражданством (РФ и Израиля) и "связями в посольствах США и Израиля", может оказать давление на неких свидетелей, принудив их, наверное, к просмотру спектакля. Оттого его и взяли под стражу. Сегодня одних этих связей хватает, чтобы в СКР плотно занялись человеком, а тут еще и миллионы как бы украдены, такая удача для следствия. Выпавшая на сей раз в летнюю ночь.

Тем не менее интрига сохраняется. Хорошо, если спектакля не было - тогда легко получится всех кого надо приговорить и пересажать, невзирая на протесты и обидную, но и доброжелательную по сути критику со стороны Владимира Владимировича. Если же спектакль был, то всех надо выпускать, а названных дураками наказывать, и не за дурость, а за ретивость в беззаконии. Однако хочется верить, что мы все-таки верно обозначили феномен, ненароком совершив научное открытие. Бывает же, что в безразмерных карманах госслужащего, к примеру первого либо второго лица в государстве, исчезают деньги - и даже не миллионы, а миллиарды, и не рубли, а валюта потверже. Почему спектакль не может исчезнуть? Это ведь даже не бабло.

Тогда тех, кого взяли для острастки много о себе возомнившей интеллигенции, будут судить по настроению. В зависимости от того, пожелает высшее начальство объявить спектакль бывшим или небывшим. Ну как карта ляжет, какие политические расклады наметятся в предвыборном году - туда и станут в судах дышло поворачивать. Собственно, все будет как обычно в этих судах, но с поправкой на науку. Быть ему или не быть, прогремевшему вроде, но и отсутствующему в сшитом деле спектаклю - вот в чем вопрос. Шекспировский, да, в принципе неразрешимый, но не для наших следователей, прокуроров, судей, чьи имена надо бы еще назвать и запомнить - чисто для науки.

Илья Мильштейн, 23.06.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей