О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.214275.html

статья Мотив военной песни

Илья Мильштейн, 01.05.2013
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Юсуп Темерханов расстрелял полковника, но вовсе не потому, что испытывал ненависть к социальной группе "российские военнослужащие". Мотива у него вообще не было. Просто взял и убил.

Такова, если не вдаваться в подробности, точка зрения большинства присяжных, которые вынесли свой вердикт по известному делу, и это решение следует признать остроумным – при всей трагичности сюжетов, связанных с процессом. Буданов расстрелян в центре Москвы, приговоренному за его убийство грозит большой срок, тем не менее вердикт присяжных вызывает, как бы сказать, понимание. Любой другой мог бы показаться еще абсурднее.

То есть речь идет, конечно же, не о юридической истине; бог его знает, кто убил полковника. Не исключено, что именно Темерханов. По-своему убедителен адвокат Мусаев, утверждающий, что дело сфальсифицировано, но ведь у него работа такая - вытаскивать земляков из российских тюрем. К тому же кое-какие улики в деле имеются: "следы" обвиняемого, по словам прокурора Семененко, остались на пистолете, в автомобиле, на очках и перчатках. Да и не очень верится, что следователи, расследуя убийство, взяли первого попавшегося чеченца и объявили его киллером. Все-таки нынче не 1999 год и Чечня не вражеская территория, но оплот стабильности и образец конституционного порядка. Кажется, всю Болотную площадь легче посадить по сфабрикованным делам, нежели одного убийцу Юрия Буданова.

Короче, если оценивать процесс в Мосгорсуде по современным меркам, то налицо похвальная соревновательность сторон. Честное судебное противоборство, в котором административный ресурс силовых органов выступает против административного ресурса Рамзана Кадырова. И в этом состязании, которое, как и само убийство, является продолжением гражданской войны другими средствами, шансы сторон примерно равны. Оттого, желая постичь эпоху, так важно выслушать мнение большинства присяжных.

Думаю, что при вынесении приговора они подвергались двойному давлению, но при этом старались руководствоваться здравым смыслом. Поэтому откровенно бредовый мотив преступления, предложенный прокурорскими, был ими отвергнут. Обвинители утверждали, что Темерханов убил Буданова, испытывая непреодолимую ненависть ко всей российской армии, полковник стал чуть ли не случайной жертвой. Присяжные этому не поверили.

Вероятно, они сочли убедительным совсем другой мотив, оставшийся за рамками суда, и можно понять следователей, которые не стали предъявлять его подозреваемому. Дело в том, что погибший Буданов был для социальной группы "чеченцы" воплощением мирового зла. Символом всех преступлений, совершенных российской армией. Олицетворением пыток и унижений, которые приняла на себя несчастная Эльза Кунгаева.

И если бы следователям пришлось копать в этом направлении, то надо было бы вспоминать и о том, что "воздать" полковнику "по заслугам" обещал лично Рамзан Кадыров. Это не означало, что эффективный чеченский менеджер был заказчиком преступления на Комсомольском проспекте. Однако разрабатывать следовало и эту версию, в числе множества других, и вообще – искать заказчика, снабдившего Темерханова оружием, и пособников, осуществлявших возможную слежку. Однако чеченец, чей отец был заживо сожжен федералами, показался идеальным убийцей, а предположение, будто он с тех пор возненавидел всех российских солдат и офицеров, – идеальной версией. Присяжные решили иначе, и Темерханов осужден за то, что прицельно – в обоих смыслах – стрелял в Буданова.

Вместе с тем они, как можно предположить, выразили некоторое сочувствие обвиняемому. Дело в том, что убийство по мотивам ненависти к социальной группе предполагает пожизненное заключение. Убийство безмотивное, как в нашем случае, наказывается ограниченным сроком. Это был компромисс, который вполне устроил, я думаю, силовиков, но вызвал резкое отторжение у Мурада Мусаева. "Юсупа они не получат", – записывает адвокат у себя в Фейсбуке, и ему не то чтобы веришь, но допускаешь, что дело еще не окончено. Ибо силы сторон, повторюсь, равны.

Что дальше? Дальше – приговор, который должен прозвучать 7 мая. Апелляции в разные инстанции, включая Верховный и Страсбургский суд, о чем уже широко оповестил общественность адвокат Мусаев. Однако рано или поздно будут вынесены решения и в этих судах, и процесс по делу об убийстве Буданова завершится. Бесконечна только война – та самая, которую легко начать и невозможно кончить. И гибель полковника, и тюремные мытарства его предполагаемого убийцы – лишь отдельные, довольно мелкие эпизоды в хронике этой бессрочной бойни.

Илья Мильштейн, 01.05.2013

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей