О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.180373.html

статья До свидания, ласковый Миша

Илья Мильштейн, 02.08.2010
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Элла Памфилова уволилась, и это событие уже почти забыто: шутка ли, целых три дня прошло. Плохие новости забываются быстро, чему способствует совсем уж скверный фон; всероссийское пекло, например, с пожарами и погорельцами. К тому же нелегко вспомнить, чем занимался президентский совет по правам человека под ее руководством. То есть нет сомнения в том, что эта организация качественно лучше многих других, вроде тайной полиции или Министерства спорта, также подчиняющихся гаранту, но вот в чем состоял смысл ее деятельности - так сразу и не сформулируешь.

Приходится долго щелкать пальцами, вызывая из прошлого какой-нибудь подходящий образ. Ничего не вызывается. Так, бродят в уме какие-то строчки типа "Истину царям с улыбкой говорить", но при чем тут истина и тем более цари - непонятно. Скорее Памфилова и ее коллеги из числа вменяемых занимались осторожным лоббизмом правозащитной идеологии. В тех заданных рамках, в которых про беспредел в Чечне говорить не полагалось, а слово "Ходорковский" вызывало кратковременную, но полную глухоту у собеседника. Напротив, слово "Подрабинек" сильно возбуждало отдельных членов совета из невменяемых, и они закатывали Памфиловой форменную истерику.

В общем, без малого шесть лет назад, вскоре после Беслана, когда Путин предложил Элле Александровне эту интересную работу, надо было выбирать - и она совершила выбор. Выбор мучительный, который нередко стоит перед порядочным человеком, живущим в авторитарной стране. Как у богатыря на распутье. Налево пойдешь - попадешь в диссиденты и несогласные. Направо - запишут в прислужники и охранители. Поэтому большинство идет прямо, забив на общественную жизнь и занявшись личной.

Пойти направо - иногда тоже шаг мужественный. Во всяком случае, для человека, не чуждого заботам о своей репутации, но убежденного в полезных свойствах воды, которая камень точит. А также в том, что для страны важно, чтобы рядом с гнусноватыми властителями находились люди хорошие, а не плохие. Ибо хорошие люди будут давать хорошие советы и когда-нибудь, рано или поздно, власть, испытывающая, говорят, чувство отвращения к себе самой, эти советы выслушает. А там, чем черт не шутит, и прозреет. Не в этом поколении, так в следующем.

Наивная или расчетливая сервильность интеллигенции-при-власти высмеяна многократно в лучших творениях русской прозы и публицистики, от Щедрина до Лурье, но исторический опыт здесь неоднозначен. Случалось, матерые караси-идеалисты вместе со своей властью катились по наклонной плоскости, а бывало - и крепостное право отменяли солидарно с царем (все-таки "цари" не зря на ум приходят), и свободу вместе с генсеком народу даровали, прикрыв ее до поры смешным словом "перестройка". По-разному бывало.

Оттого, вероятно, приличные люди в этом совете, возглавляемые Памфиловой, готовы были терпеть, понимая, что при Путине они могут лишь служить посредниками между недобитым обществом и Кремлем, изредка творя так называемые добрые дела. В замороченной стране, голосующей как власть на душу положит, это казалось единственно возможным. И когда Путин ушел в премьеры, назначив вместо себя свободолюбивого Медведева, это выглядело как очередное доказательство правоты и дальновидности тех, кто пошел направо. Мог же Путин ошибиться, как Андропов с Горбачевым? Однако Владимир Владимирович не ошибся.

Показательно, что и Памфилова, и омбудсмен Лукин при Путине, с которым все было ясно, тихо занимались своей правозащитой, а бунтовать стали только теперь. Выступления Владимира Петровича в защиту несогласных и отставка Памфиловой - явления одного порядка. Потому что терпение кончилось. И надежды, возлагавшиеся на Медведева, иссякли.

Хроника последних недель перед уходом главы правозащитного совета - это сплошные ее поражения. Памфилова с коллегами выступала против поправок в закон о ФСБ - Медведев заявил, что сам их сочинял и отклонять не намерен. Герои-памфиловцы пытались убедить власть в том, что демонстранты на Триумфальной действуют в соответствии с Конституцией, - а им опять запретили митинг. Члены совета по правам человека потребовали изгнания Якеменко с поста руководителя Федерального агентства по делам молодежи - а Медведев им даже не ответил. Хотя гнать Васю после "антифашистской инсталляции" на Селигере следовало в шею, и ни в каком нормальном государстве никакой чиновник после такой похабщины и не удержался бы в кресле - а Якеменко уцелел.

По-видимому, это стало последней каплей для Эллы Александровны, но речь в сущности не о ней. О времени, когда прозревают и не выдерживают самые лояльные и терпеливые. И в этом смысле уход Памфиловой - событие даже еще более печальное, чем избиение на Триумфальной. А всего грустней то, что каких-то три дня прошло - и уже не вспомнить, для чего собирался совет, покинутый ныне своим председателем. И не постичь, чем будет заниматься дальше.

Илья Мильштейн, 02.08.2010


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей