О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/Media/m.206515.html

статья Сами мы совместные

18.09.2012

Решение группы журналистов выдвинуться на выборы в Координационный совет российской оппозиции вызвало бурную дискуссию в медиа-сообществе. Журналист "Эха Москвы" Александр Плющев" опубликовал пост, озаглавленный "Подтираясь профессией", в котором резко раскритиковал своих коллег, решивших "заняться политической деятельностью". Читайте подборку комментариев.

Александр Плющев
Александр Плющев, журналист
С удивлением узнал, что в Координационный Совет оппозиции баллотируется добрых два десятка журналистов. И я понял, что я либо безнадежно устарел, либо, наоборот, не дорос до какого-то сокровенного понимания. Мне-то всегда казалось, что журналист по умолчанию не может заниматься политической деятельностью. Поскольку это словосочетание носит у нас весьма размытый характер и каждый трактует по-своему (отсюда, например, такие нонсенсы как "оппозиционные СМИ"), поясню, что я имею в виду под политической деятельностью. Я полагаю, что это членство/работа в политических организациях и структурах и/или борьба за власть. Это означает, что журналиста никто не ограничивает в выражении своей позиции, в том числе и если он в свободное время цепляет белую или какую-нибудь другую ленту и идет на митинг. Можно поспорить, но по-моему, это нормально, особенно, если ты не прикрываешься пресс-картой в случае чего. Даже всякая гражданский активизм и волонтерство, на мой взгляд, весьма спорная для нашего брата вещь, особенно, если она касается политики.
Кирилл Рогов, независимый обозреватель
У меня вопрос из зала: а журналистской деятельностью он может заниматься? может он сегодня в России заниматься журналистской деятельностью? И не ДОЛЖЕН ли журналист заниматься политической деятельностью, когда не могут заниматься журналистской деятельностью он или его коллеги. Вот серьезно: не позорно ли НЕ заниматься политической деятельностью, если почти уже 10 лет назад Путин приказал не пускать на экран лучшего телеведущего, и его не пускают туда. А мы, значит, те, кого Путин пока помиловал будем заниматься журналистской деятельностью и читать нотации.

Не ДОЛЖЕН ли журналист заниматься политической деятельностью, когда масса его коллег разбрелись вынужденно по нишевым изданиям. Не ДОЛЖЕН ли журналист заниматься политической деятельностью, когда хорошие некогда издания превратились в туалетную бумагу, когда, например, в них не разрешается воспроизводить фразу, за которую дают шесть лет тюрьмы на троих - "Богородица, Путина прогони".

Все ответственные и честные журналисты сегодня занимаются политической деятельностью. Все! Потому что журналисту по определению нечем заниматься, когда главным сюжетом окружающей его жизни является наступление на свободу. Журналисты различаются лишь тем, насколько явно они это делают. И выбирать эту степень - безусловно - их личное дело. Но это никакого отношения не имеет к чистоте профессии. Ей - профессии - угрожает не это.

А если серьезно, то вот - давайте так. Когда Венедиктов ходит к Путину и выслушивает от него всякие гадости или Муратов жмет руку Бастрыкину, то они чем занимаются? Они пытаются защитить своих сотрудников, чтобы они занимались журналистикой. А журналист, который идет в Комитет, чтобы бороться с теми, кто враг свободы слова и журналистики, он чем хуже Венедиктова и Муратова?

Дмитрий Быков. Фото с сайта Википедия
Дмитрий Быков, журналист

Большинство претензий к КС заключаются в том, что он, скорее всего, ничего не решает. Я и сам об этом много раз писал, и это действительно так. Но это все равно что предъявлять претензии человеку, который "просто так" делает зарядку, не являясь профессиональным спортсменом. Спортом надо заниматься не только тому, кто тягает штангу на Олимпиаде, кататься на коньках стоит не только профессиональному фигуристу, и так далее.

Это делается для того, как я понимаю, чтобы люди не растеряли простейших навыков жизни в обществе. Потому что когда в обществе нет политики — это же не значит, что в нем нет профессиональных политиков. Это значит, что обычные граждане разучились формулировать свои требования и приоритеты, разучились возмущаться, когда на их глазах творится непотребство, и так далее. Это такая физзарядка, а не профессиональный спорт. Это для масс, чтобы они не разучились думать и говорить.

Евгения Альбац, журналист
Скажу сразу: никогда ни в каких политических партиях не состояла и состоять не буду. И в КС не пойду. Хотя как избиратель уже зарегистрировалась. НО:Координационный совет - не политическая партия, а объединение людей разных взглядов ради возвращения нормальной демократической процедуры, честных выборов, сменяемости власти. Если хотите - это комитет спасения страны. Мы же все понимаем, куда все иде т, и что это будет катастрофа. Это первое.

Второе. Газеты, ТВ, которые умалчивают или искажают информацию - в них прилично работать тем, кто считает журналистику своей профессией? Самоцензура, потому что иначе владелец рассердится, это лучше? Если уж идет такой высокий разговор о чистоте профессии, то давайте уж будет честными - хотя бы перед собой: многие готовы уйти из изданий, где платят много, но есть известные красные линии и табу? Чем такой компромисс лучше?

Олег Кашин. Фото с сайта www.kommersant.ru
Олег Кашин, журналист, член КС оппозиции
Александр Плющев с "Эха Москвы" написал по поводу участия журналистов в выборах Координационного совета текст под названием "Подтираясь профессией" – посмотрите его, там собраны все штампы, связанные с журналистикой; я даже не знал, что сейчас кто-то может такое написать. Наверное, свою роль здесь сыграло странное корпоративное правило "Эха", согласно которому сотрудник станции не имеет права состоять в политических партиях. Этому правилу, как пишет главный редактор "Эха" Алексей Венедиктов, уже 22 года, то есть оно появилось во времена упадка КПСС, когда проблема департизации стола достаточно остро на многих предприятиях. Я рад за "Эхо Москвы", трепетно хранящее корпоративные правила из прошлого века, но не без гордости за "Коммерсант", сотрудником которого я пока остаюсь, могу сказать, что у нас такого правила, слава богу, нет, а эховские правила на нас, еще раз слава богу, не распространяются.
Дмитрий Ольшанский, журналист
Опять завели маразматическую шарманку о том, что "журналист не должен заниматься политической деятельностью". Как же плохо люди знают историю. В начале двадцатого века в СМИ постоянно писали или их редактировали: Ленин, Троцкий, Милюков, Суворин, Струве, кн. Мещерский, Пуришкевич, Шульгин, Розанов, Лев Толстой, Мережковский и Гиппиус, Сталин, Чернов, кн. Кропоткин, Мартов, Плеханов... Были ли они - журналисты? Или - политики? А некоторые, так и вовсе - писатели? А тупые американские корпоративные правила надо выбросить в мусоропровод.
Сергей Пархоменко, журналист
Моя позиция заключается в следующем: в 94-м году я написал 6-й пункт и подписал Московскую Хартию Журналистов (6-й пункт запрещает журналисту любую политическую деятельность. - Ред.), сегодня я должен констатировать, что жизнь разнообразнее и жестче, чем то, что казалось нам 18 лет назад, в 94-м году. Сегодня российская журналистика по умолчанию является партийной. И сегодня колоссальное большинство людей, которые считают себя журналистами, и у которых в трудовых книжках это написано, и в университетских дипломах это написано, на самом деле ежедневно делают партийно-пропагандистскую работу. У нас в стране однопартийная система, жесткая монополия на власть, и мы с вами знаем, о какой партии идет речь. Речь идет о партии "Единая Россия", на которую эти люди работают.

http://echo.msk.ru/programs/razvorot-morning/931382-echo/

...Задача этих усилий, в сущности, не подходит под классическое определение «политической деятельности». Мы не намерены «управлять оппозицией», эта амбиция представляется нам глупой и неуместной. И уж тем более мы не домогаемся ни министерских портфелей, ни депутатских мандатов. Мы намерены употребить наши усилия, а вместе с ними наши умения, и даже – надо честно признаться – наши профессиональные и человеческие связи, наш авторитет у аудитории (кому посчастливилось его иметь), нашу энергию, нашу репутацию, на это нетривиальное занятие. На создание условий, в которых для нашей профессии в целом и для каждого ее представителя в отдельности появилась бы самая главная ценность: выбор.

Леонид Бершидский. Фото с сайта www.chaskor.ru
Леонид Бершидский, журналист
Вот это (комментарий Пархоменко. - Ред.) напоминает мне 1996 год так живо, как давно ничто не напоминало. (Это был год, когда ремесло наше было погружено в навоз даже чуть глубже, чем сейчас, во имя победы над коммунизмом.) Впрочем, от Сергея Пархоменко это слышать не страшно: он практикует журналистику внештатно и, по сути, как колумнист, а это освобождает от многих ремесленных жесткостей. Главное, чтобы штатные не примеряли на себя такое.
Ольга Романова, журналист, основатель движения "Русь сидящая"
Ещё раз, и самыми большими буквами. Я БОЛЬШЕ НЕ ЖУРНАЛИСТ. Да, я это понимаю. Диплом сдать не могу, ибо не было у меня его никогда. У меня Финансовая Академия в анамнезе. У меня в ФБ в профиле два года написано: "род занятий - Русь Сидящая".
Демьян Кудрявцев, директор ИД "Коммерсант"
1. Координационный Совет протестного движения, каким он мне видится сегодня, - не вполне политический орган. Скорее этот орган - "попытка самоорганизации гражданского общества", а медия в целом и журналисты в частности - важнейший институт гражданского общества, взаимодействия институтов можно не приветствовать, но оно очевидно есть.

2. Координационный Совет протестного движения без журналистов (режиссеров, актеров, врачей, предпринимателей) будет по сути собранием политических активистов тех или иных движений, и вот тогда станет действительно политическим органом, а скорее всего - вообще не будет работать, потому что идеологические противоречия участников будут превалировать.

3. Положение дел в стране, в том числе в областях, которые журналистов касаются как в целом (как работников предприятий, как родителей, как налогоплательщиков), так и напрямую (как представителей группы риска - в горячих точках, в антикоррупционных расследованиях и так далее) не катастрофическое пусть, но достаточно плохое. И мы все заинтересованы в переменах. Машине перегорожен путь упавшим бревном. Все, кто могут попытаться его поднять, - должны его поднять, включая пианиста, балерину, инвалида и всех тех, кто в обычной жизни не должен этим заниматься. Но если институции, которые должны делать нашу жизнь лучше, свободнее, защищеннее, не справляются со своими обязанностями за наш счет, то пусть попробуют что-то продемонстрировать те, кто готовы? Тем более что они не просят у нас за это налогов, денег и так далее.

4. Вступая в Координационный Совет, журналисты не отказываются от своей профессии. Многие считают это проблемой. Но у этой проблемы есть и другая сторона. Чтобы остаться журналистами, они должны информировать читателя о том, что приоисходит в КС, в том числе о плохом, что может там происходить, тем самым делая работу КС прозрачнее и лучше, что важно для всех гражданских движений и организаций, не только политических.

18.09.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей