О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/World/Iraq/m.22872.html

статья Театр миролюбивых действий

Борис Соколов, 14.02.2003
Фото с сайта www.iaea.or.at

Фото с сайта www.iaea.or.at

Сегодня мало кто сомневается, что до начала англо-американского вторжения в Ирак остались считанные недели, если не дни. Войны ждут давно. Неожиданной оказалась разве что чрезвычайно резкая оппозиция разоружению Ирака с помощью военной силы со стороны Германии и Франции, вызвавшая раскол в рядах НАТО. Однако и Париж, и Берлин прекрасно понимают, что остановить Вашингтон и Лондон в их решимости сокрушить режим Саддама Хусейна им не удастся. Речь в данном случае идет лишь о сохранении внутриполитического, да и внешнеполитического лица. С одной стороны, Ширак и Шредер хотят потрафить пацифистски настроенной общественности своих стран. С другой стороны, они намерены продемонстрировать стремление к "многополярному миру", заявить о Европе как о еще одном полюсе силы, с которым должна считаться Америка. Руководителей Франции и Германии, равно как и солидаризовавшегося с ними президента России, не смущает, что объективно такой подход оказывается близок позиции бен Ладена, публично заявившего о необходимости "защитить Ирак" и пригрозившего Лондону и Вашингтону новыми терактами. Но главное, сейчас уже нет шансов остановить американцев: к границам Ирака уже стянуты массы войск и техники, на переброску которых затрачены миллиарды долларов. А каким образом можно разоружить Ирак мирным путем, не знают даже те, кто предлагает это осуществить.

Точно так же чисто пропагандистское значение имеет выдвинутый Германией и Францией проект направления в Ирак миротворческого контингента для содействия инспекторам ООН. Если этот контингент будет иметь лишь ограниченный мандат, то миротворцы по сути станут заложниками иракского диктатора, своеобразным "живым щитом" против готовящегося англо-американского вторжения. Если же миротворцы будут обладать широким мандатом и должны будут взять под свой контроль жизненно важные объекты Ирака, то это будет означать фактическую оккупацию страны, и принять таких миротворцев Саддам Хусейн никогда не согласится.

Вряд ли заблуждаются европейцы и насчет реальных мотивов американской и британской политики в Ираке. В целях антивоенной пропаганды выгодно утверждать, что Вашингтон и Лондон прежде всего стремятся поставить под свой контроль вторые в мире по величине иракские нефтяные запасы. Однако в действительности нефтяной мотив тут лишь сопутствующий. Главным является стремление не дать Хусейну с помощью оружия массового уничтожения шантажировать США и мировое сообщество в целом.

Что же касается нефтяного фактора, то в принципе он может только позитивно повлиять на европейскую экономику. Постхусейновское прозападное правительство в Ираке наверняка будет наращивать экспорт нефти, чтобы получить средства для восстановления страны. Это приведет к долговременному падению цен на энергоносители, что, в свою очередь, может стимулировать подъем европейской и мировой экономики. Так что объективных экономических или, так сказать, материальных причин для оппозиции американо-британской политике по отношению к Ираку у ведущих европейских стран нет. Поэтому-то большинство европейских государств такую политику поддерживает.

Оппозиция же со стороны Германии и Франции объясняется, по-видимому, не только и не столько конъюнктурными внутриполитическими моментами (сильные пацифистские движения есть и в других европейских странах, в той же Англии, например), но скорее причинами морального, эмоционально-психологического свойства. Франция и Германия, занимающие ведущее положение в Евросоюзе, хотели бы, чтобы США больше считались с их мнением в мировых делах. Поэтому Шредер и Ширак пытаются создать хотя бы внешнюю видимость "многополярности". Но на самом деле "многополярность" в реальном геополитическом смысле в обозримом будущем недостижима. Слишком безусловно экономическое и военное доминирование Соединенных Штатов, равно как и нежелание европейцев брать на себя бремя дополнительных военных расходов. Поэтому действия Франции и Германии, как и примкнувшей к ним России, - это не более чем имитация "многополярности", симуляция деятельности по предотвращению военной операции в Ираке. И Ширак, и Шредер, и Путин прекрасно понимают, что сделать уже ничего нельзя, что военная машина запущена и уже прошла "точку возврата". Да и нет на горизонте никакого реального компромиссного варианта, который бы устроил Вашингтон.

США и Англия дали ясно понять, что начнут войну вне зависимости от того, примет ли Совет Безопасности ООН резолюцию, допускающую применение силы против Ирака. И вряд ли Франция, Россия или Китай рискнут наложить вето на такую резолюцию. Такое развитие событий будет означать громадное снижение авторитета ООН и увеличит вероятность будущего использования силы в международных отношениях без санкции Совета Безопасности. Еще важнее то, что после начала американо-британской операции Германия и Франция вынуждены будут хотя бы формально ее поддержать, чтобы не нарушить слишком серьезно атлантическую солидарность. К тому же почти наверняка после первых же боев выяснится, что оружие массового уничтожения, хотя бы в виде отравляющих веществ, бактериологического оружия и ракет дальнего радиуса действия, у Ирака все-таки есть.

Хусейн понимает, что речь идет о его жизни и смерти, и поэтому использует против армии вторжения и Израиля все имеющиеся в его распоряжении средства борьбы. В 1991 году американцы отбили у него охоту применить нервно-паралитический газ, намекнув, каким может быть адекватный ответ. Тогда США пригрозили с помощью ракет и самонаводящихся бомб разрушить плотины на Тигре и Евфрате, что могло привести к катастрофе сельского хозяйства Ирака и гибели множества мирных жителей. После войны Колин Пауэлл, еще будучи председателем Объединенного комитета начальников штабов, признавал: "Потери среди мирного населения были бы ужасны... Мы знали, как нанести удар по плотинам, но не думаю, чтобы мы всерьез анализировали, что произойдет ниже по течению". Но тогда Хусейн еще надеялся, что его не будут отстранять от власти, и сохранял себе пути для отступления. Сегодня он понимает, что цель союзников – ликвидация его режима и устранение его самого, а потому постарается использовать все законные и незаконные средства для обороны.

Как может развиваться будущая война против Ирака? Вот наиболее благоприятный для США сценарий. Война заканчивается за два-три месяца без больших потерь для армии вторжения и мирного населения Ирака, а также без существенного разрушения иракской нефтяной промышленности. Саддам Хусейн убит или захвачен в плен. Формируется стабильное прозападное правительство, с американской и британской помощью происходит быстрое восстановление нефтяной промышленности, наращивание экспорта нефти. Устанавливаются низкие мировые цены на энергоносители.

Вот другой вариант, менее благоприятный для американских интересов, но вполне устраивающий Россию. Война заканчивается за несколько месяцев победой США, но при этом меры, предпринятые союзниками в ответ на использование Ираком химического оружия, привели к большим жертвам среди мирных жителей и радикальному разрушению нефтепромыслов. Хусейну же удалось скрыться либо внутри страны, либо за границей. В этих условиях восстановление нефтеэкспорта потребует длительного времени, цены на энергоносители надолго останутся высокими, а прозападное правительство Ирака будет нестабильным - как из-за отсутствия средств, так и из-за угрозы возвращения диктатора.

Наконец, третий, наименее вероятный и наихудший сценарий, страшный для всех стран и прежде всего для Ирака. Нельзя исключать, что у Хусейна все-таки есть атомная бомба и он сможет применить ее если не против Израиля, то хотя бы против Кувейта. В ответ скорее всего последует термоядерный удар по Багдаду. Что останется после этого от Ирака и иракцев – большой вопрос. В этом случае трудно будет говорить как о возобновлении в обозримом будущем добычи нефти в Ираке, так и о создании сколько-нибудь стабильных властных структур в Ираке. Такое развитие событий вызовет огромный рост нестабильности как на Ближнем Востоке, так и во всем мире. Но это, повторю, наименее вероятный сценарий будущей войны в Ираке.

Вариант же с добровольным отказом Хусейна от власти и бегством его в другую страну даже и рассматривать, по-моему, не стоит. Не тот он человек, чтобы отказаться от власти, да и любые гарантии безопасности немногого стоят, особенно после того как иракский диктатор покинет Багдад. Кто поручится, что потом страну, предоставившую Хусейну убежище, не вынудят выдать его новым иракским властям или международному трибуналу. Пример Милошевича у всех на памяти. Так что война в Ираке, к сожалению, неизбежна.

Борис Соколов, 14.02.2003


новость Новости по теме