О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/World/Europe/m.95232.html

статья Петер Фишер-Боллин: Германии нужны от России не только нефть и газ

Роман Шух (Берлин), 19.09.2005
Петер Фишер-Боллин
Петер Фишер-Боллин
Реклама
цитата Дословно

Герхард Шредер

Я не понимаю, как Союз (ХДС. - Ред.), который начал кампанию очень уверенно и самонадеянно, пытается говорить о своем политическом лидерстве с такими катастрофическими результатами. Нынешний результат показывает, что следующим канцлером Германии будет Герхард Шредер.

Сейчас для народа Германии самое важное - это создание стабильного правительства. И совершенно очевидно, что мы получили мандат на это.

BBC, 19.09.2005

На воскресных парламентских выборах в Германии блок ХДС/ХСС-СвДП несколько опередил правящую коалицию социал-демократов и зеленых. По предварительным данным, преимущество правых слишком мало, чтобы позволить им самостоятельно сформировать правительство. И все же, судя по всему, главой нового кабинета станет лидер христианских демократов Ангела Меркель. Смена власти должна привести к изменениям во внутренней и внешней политике ФРГ - в частности, по отношению к России. Говорить об "особых отношениях" между германским федеральным канцлером и российским президентом более не придется. Так считает один из руководителей связанного с ХДС фонда Конрада Аденауэра, куратор деятельности фонда в России Петер Фишер-Боллин, давший интервью корреспонденту "Граней" Роману Шуху.

Р.Ш.: Каковы основные причины поражения левой коалиции на нынешних выборах?

П.Ф.-Б.: Самые главные причины - внутриполитические. В 1998 году (лидер СДПГ Герхард. - Ред.) Шредер обещал уменьшить число безработных вдвое, но оно осталось прежним - от 4,5 до 5 миллионов человек. Он также обещал реформировать систему социального и медицинского страхования - реформы были проведены, но проблемы решены не были. Люди разочаровались в политике левых.

Внешняя политика Германии не является определяющей в предвыборной борьбе. Исключение было в 2002 году, когда Шредер сыграл на антивоенных настроениях вообще и нежелании немцев воевать на чужой территории, - в Ираке в частности.

Гораздо большее значение имеют вопросы создания новых рабочих мест, сокращения и упорядочения налогов. Шредер и тут провел реформы, но явно недостаточные: цель - оживление экономики и увеличение числа рабочих мест - не была достигнута.

Проблема налогового законодательства в Германии состоит в том, что есть много разных налогов и много льгот по каждому налогу; в частности, основанием для сокращения налогов являются и низкие доходы, и высокие расходы, если последние были неизбежны. Здесь тоже многое должно быть изменено.

Р.Ш.: Какие изменения во внутренней политике проведет коалиция ХДС/ХСС и СвДП, если она сформирует правительство?

П.Ф.-Б.:- Во-первых, снижение налогового бремени. В целом количество и размер налогов должны быть снижены, но и льгот в налоговом законодательстве должно быть меньше. Многое надо упростить, чтобы граждане наконец смогли понять, сколько они платят и почему. Сейчас почти никто не в состоянии самостоятельно разобраться в том, какой частью дохода он должен делиться с государством. И если, например, я буду сейчас объяснять, какие налоги и как я плачу, наш разговор продлится два дня. Чтобы заполнить налоговую декларацию, граждане нанимают консультантов.

Вторая важная тема - медицинское страхование. Социал-демократы хотели все или почти все медицинское страхование сделать государственным, тогда как свободные демократы, с которыми ХДС сейчас находится в коалиции, хотят сделать едва ли не все медицинское страхование частным. ХДС выступает за смешанную форму.

Третий блок изменений должен касаться экономической политики и проблемы нелегальной занятости. Сейчас рабочая сила в Германии слишком дорогая. Работодатель, когда он нанимает сотрудника по правилам, платит не только зарплату, но и налоги, отчисления в кассу медицинского страхования, в пенсионный фонд, в фонд поддержки безработных - и так далее. Поэтому примерно вдвое выгоднее нанять рабочего неофициально. Речь идет о миллионах нелегальных рабочих, в том числе иностранцах. Это массовое явление: если вы позвоните в фирму по ремонту квартир, то вам скажут: без счета и квитанции - 300 евро, официально - 500.

Отсюда проблемы для налогового фонда, пенсионного фонда, фонда медицинского страхования - деньги идут мимо кассы.

Р.Ш.: Но консерваторы и либералы критиковали Шредера-Фишера и за их внешнюю политику.

П.Ф.-Б.: Главный упрек таков: ради успеха СДПГ на выборах в 2002 году Шредер нарушил прочные и тесные отношения между Германией и США. ХДС также критически относится к американской политике вообще и к иракской войне в частности. Конечно, критиковать можно и должно, но не в ущерб дружбе. После Шредера германо-американские отношения нужно едва ли не реанимировать.

Далее - многих не устраивало создание осей Берлин-Париж и Берлин-Москва.

Р.Ш.: Рождались ассоциации с осью Берлин-Рим и пактом Молотова-Риббентропа?

П.Ф.-Б.: Внешнеполитические шаги Шредера нельзя сравнивать с событиями 1930-х годов, но мы должны учитывать, что политика, как и жизнь, зачастую строится на иррациональных мотивах и даже страхах. Во многих небольших и небогатых странах рождаются именно такие ассоциации, и к ним надо относиться с пониманием.

ХДС тоже стремится к тесному сотрудничеству с Францией, но при этом нельзя, скажем, допускать такой ситуации, чтобы испанцы, португальцы или чехи называли ЕС франко-немецкой территорией. Для Евросоюза опасно, когда малые страны думают, что за них все решат большие и богатые.

С Россией мы тоже стремимся сотрудничать. (Лидер христианских демократов Ангела. - Ред.) Меркель заявила: у ХДС нет и не будет никакой антироссийской позиции. Но мы не хотим, чтобы наши тесные отношения с Россией вызывали озабоченность соседей, прежде всего Польши и стран Балтии. Когда на юбилей Кенигсберга-Калининграда приглашаются Ширак и Шредер, но не приглашаются представители Литвы и Польши, граничащих с этой областью, понятно, что соседи чувствуют себя ущемленными.

Это же касается проекта трубопровода по дну Балтийского моря, из-за которого в странах Балтии и в Польше создается впечатление, что все вопросы решаются через их голову.

Р.Ш.: Некоторые в России полагают, что этот проект выстроен по принципу "политика против экономики".

П.Ф.-Б.: Так сказать нельзя - бизнес участвует в этом деле добровольно. Я не эксперт, чтобы оценить этот проект с точки зрения экономической целесообразности, но и в Германии говорят о том, что построить трубопровод через Прибалтику или Польшу было бы значительно дешевле. Необходимо посмотреть, как будет развиваться этот проект, нужно просчитать хозяйственную выгоду от строительства трубопровода. Но плохо то, что весь этот проект выглядет так, что Германия и Россия заключают этот договор исключительно для того, чтобы их соседи больше не имели влияния на российско-германские отношения.

Р.Ш.: Российская оппозиция иногда обвиняет Запад, в частности Германию, в том, что демократические страны недостаточно критически относятся к тому, что происходит в последние шесть лет в России, в том числе в Чечне.

П.Ф.-Б.: Может быть, эта критика отчасти справедлива, но и в ХДС господствует мнение, что обвинять российскую власть Западу нецелесообразно. Россия - большая и суверенная страна. Путина избрал народ, и даже сейчас опросы общественного мнения показывают, что большинство населения России поддерживает президента. В этой ситуации открытая и острая критика может повредить межгосударственным отношениям и нисколько не поможет российской демократии.

Шредер заявлял, что проблема прав и свобод человека в России поднималась им на закрытых переговорах с Путиным, но что они там между собой обсуждали, мы не знаем, и это вызывает недовольство общественности.

И тут же Шредер публично называет Путина "настоящим демократом". Таких фраз из уст лидера демократического государства звучать не должно.

В целом же, касаясь вопроса о преобразованиях в России, нужно сказать, что эти преобразования не должны приходить извне, их должны проводить сами русские. Народ сам должен захотеть изменить свою жизнь. А вот поддерживать демократические инициативы можно и из-за рубежа. Это работа и немецких христианских демократов, нашего фонда.

Р.Ш.: Каких изменений в политике Германии по отношению к России можно ожидать сейчас, после того как большинство голосов на выборах набрали ХДС/ХСС и СвДП?

П.Ф.-Б.: Отношения между Германией и Россией, как между Германией и Францией, не будут теперь какими-то особыми, сильно отличающимися от отношений с другими европейскими странами. И если с Россией будут вестись переговоры по вопросам экономики, то при этом будут учитываться интересы Польши, Украины, стран Балтии. И, что также важно, экономические интересы не будут заслонять вопросов прав человека и демократии. Нашему российскому партнеру должно быть ясно, что Германия внимательно следит за ситуацией в его стране и что эта ситуация сильно влияет на принятие решений в экономике и двусторонних политических отношениях. Такая политическая позиция, с моей точки зрения, более целесообразна, чем, с одной стороны, позиция Шредера, а с другой - открытые нападки на президента независимого государства. ХДС - партия, которая всегда уделяет много внимания правам человека.

Р.Ш.: В России распространено мнение, что тесные отношения Шредер-Путин связаны с негласными преференциями, которые получает Германия при покупке российских энергоносителей. Сейчас в немецкой экономике сложилась не лучшая ситуация: застой. Сможет ли новое правительство отказаться от осязаемых хозяйственных выгод ради содействия возможной демократизации не самого близкого соседа?

П.Ф.-Б.: Я не думаю, что существуют какие-то внутренние договоренности, хоть получение российского топлива и сырья - очень важная составляющая наших отношений. Интересы Германии не только в покупке нефти и газа по низким ценам. Нам важна продажа наших товаров на цивилизованных рынках сбыта, важны инвестиции в регионы с прозрачной экономикой, сотрудничество со стабильными свободными странами с низким уровнем коррупции. Поэтому мы заинтересованы в развитии демократии в соседних государствах. Насколько это выгодно всем, в том числе экономически, показал опыт Польши, Чехии, стран Балтии и других центрально- и восточноевропейских стран.

Роман Шух (Берлин), 19.09.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей