О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/m.238391.html

статья Из России с нелюбовью

Дарья Костромина, 26.02.2015
Дмитрий Шипилов на Украине. Фото Александра Гайдара
Дмитрий Шипилов на Украине. Фото Александра Гайдара
Реклама

Журналист и блогер из Юрги Дмитрий Шипилов, отсидевший за насмешливые посты о кемеровском губернаторе Амане Тулееве, не без приключений добрался до Украины. В 2012 году Шипилова приговорили к 11 месяцам исправработ по статье 319 УК (оскорбление представителя власти), а затем заменили наказание на 3 месяца 20 дней в колонии-поселении и возбудили еще одно уголовное дело. Осенью прошлого года блогера задержали в Подмосковье и этапировали в кемеровский СИЗО. На свободу он вышел перед самым Новым годом.

Для тебя задержание было сюрпризом?

Честно говоря, нет. Когда ты находишься в том положении, в котором я находился в последние два года, когда твой выбор - либо ты политзаключенный, либо политэмигрант, - рано или поздно что-то такое должно было произойти. Ну произошло это немножко не вовремя, не в тот момент, когда это ожидалось, но сюрпризом не было. Я прекрасно понимаю, в каком государстве я живу.

Почему ты не стал отбывать исправительные работы?

Потому что это бы означало признание приговора правомочным, юридически значимым. Это уже соглашательство с тем, что уголовное дело и процессы, которые были с ним связаны, носят законный характер. Независимо от того, уехал бы я тогда из Сибири или нет, приговор исполнять я не стал бы. Чего ради? Я ни одного дня не работал на это государство, и приговор в том виде, в котором он был вынесен, не являлся поводом отказываться от своих взглядов и подходов к этой жизни. Тем более сама формулировка "исправительные работы" подразумевает навязываемое тебе обязательство исправляться. Я не считаю, что я должен исправляться, мне комфортно со своими взглядами, в шкуре, в которой я живу. Согласиться на резолютивную часть приговора - это вызвало бы гигантский внутренний конфликт.

За то время, что ты отсидел, ты не стал бо́льшим конформистом?

Я стал бо́льшим гедонистом. Нет. Я не могу сказать, что я хоть как-то изменился. По крайней мере я надеюсь, что я не изменился в худшую сторону, поскольку система исправления и наказания в этой стране не способствует облагораживанию личности. Может, изменился чуть в лучшую сторону, потому что... там тоже люди сидят. Независимо от того, какие это статьи, независимо от того, какие это сроки, независимо от того, дела это с реальной фактурой или с надуманной следователем.

Твоя политическая статья что-то меняла для тебя в отношениях с другими заключенными, с администрацией?

319-я сама по себе не должна восприниматься как политическая, лишь бы разного рода чиновники не использовали ее для сведения счетов. В чистом виде она должна защищать сотрудников правоохранительных органов, силового блока, но никоим образом сюда не должны примешиваться обнаглевшие политфункционеры. А что касается моего случая, то у многих арестантов, когда они узнавали, почему я попал в тюрьму, появлялась улыбка. Потому что вот сидит человек, который нес в рюкзачке пять килограммов героина или обчистил антикварный салон на 100 тысяч, - в общем, люди совершали какое-то действие...

А ты считаешь, что эта статья применяться должна?

В правовом государстве - да. Но круг возможных потерпевших нужно ограничить: это силовой блок при исполнении своих должностных обязанностей. Но мы же говорим о некоем идеале государства. С тем же успехом должна в УК и статья о клевете находиться. Но когда мы имеем ту правовую кашу, что есть сейчас, статьи эти должны быть декриминализированы.

Клевета должна быть в УК?

Да. И экстремизм там должен быть. Весь этот набор должен быть, но наказание за них никоим образом не должно предполагать реального лишения свободы. Это западная практика, аналоги этих статей есть в законодательстве любого правового государства.

Как у тебя складывались отношения с другими заключенными?

Нормально. Потому что не только в арестантах, но и в тех же работниках ФСИН, в каждом, с кем я общался, пытался увидеть человека, обнаружить точки соприкосновения. Или обнаружить их полное отсутствие и тогда смотреть сквозь этого человека - такие случаи были.

Возникали у тебя там политические дискуссии?

Какие там могут быть по большому счету политические дискуссии? Контингент сидельцев в целом отображает нашу реальную жизнь. С другой стороны, если в повседневной нормальной жизни ты бы не стала с кем-то общаться, то там у тебя бы не было выбора, поэтому приходилось дискутировать. Но уровень взглядов, знаний исторических, политологических, культурологических не то что бы оставляет желать лучшего - его просто обычно нет. В основном приходилось общаться с теми, кто заехал недавно, они смотрели телевизор. В том же Ногинске телевизор постоянно находился в камере, в Кемерове администрация на одну неделю в камере оставляла либо телевизор, либо радио. Не сказать чтобы основной контингент стремился что-то узнавать, но новости смотрелись регулярно. Доверие стопроцентное. Пытаешься понять, на основании чего люди готовы свой год в колонии общего режима променять на борьбу непонятно за что на юго-востоке Украины на стороне сепаратистов. Они свято уверены, что в Киеве хунта, страшные фашисты уничтожают русское население, и готовы вместо отбывания своего срока в тепле, в комфорте, иногда в тотальном ничегонеделании...

Ты сейчас иронизировал про тепло и комфорт? Или это в сравнении с войной?

Конечно, в сравнении с войной. Один парнишка прошел чеченскую войну, и, видимо, шрапнель в его мозгу глубоко торчит до сих пор. Он знает, о чем говорит. А есть люди, которые абсолютно не сталкивались ни с военной дисциплиной, ни с армейским делом. У людей проснулся патриотизм в такой извращенной форме. Сказать, что я там встретил людей, которые разделяют мои взгляды... ну это было два человека из трех сотен, что перед моими глазами прошли. Это люди моего поколения или чуть старше, это люди, которые хоть что-то в жизни видели, читали, они стараются и там самообразовываются.

Чем они так отличаются? Это студенты по 228-й?

В одном случае это как раз был студент, попавший по 228-й. Восемнадцатилетний парнишка из Кемерова, который оказался гораздо умнее тридцатилетних мужиков. Тут тюрьма ни при чем. Если у тебя есть внутренний стержень, что-то человеческое, то место тебя не испортит. Я говорил про общий срез общества, там это так же проявляется.

В обществе отнюдь не 2 на 300...

В некоторых регионах и того меньше.

В Москве все-таки несогласных гораздо больше.

В Москве гораздо больше, потому что этот народ сюда из регионов бежит. Ты сама прекрасно знаешь, что за прекрасный регион Кемеровская область. Это среда обитания, ее даже нельзя назвать средой для жизни. У меня достаточно много знакомых уехали из Кемеровской области, потому что, когда ты чувствуешь себя инородным телом, жить в такой среде чревато либо психическими расстройствами, либо уголовными делами.

Что для тебя было самым тяжелым в тюрьме?

Я отвечу очень банально. Помимо самого отсутствия свободы - я человек свободолюбивый, но с отсутствием свободы очень быстро смиряешься, какая-то ломка происходила в первую неделю-две - это отсутствие тишины, темноты.

У тебя камеры были перенаселенными?

Перенаселен был екатеринбургский централ, потому что это транзитная тюрьма и можно было лечь спать при одном контингенте, а проснуться и увидеть совсем другие лица. Что касается Кемерова, Мариинска и Ногинска, ну хотя бы некоторая видимость соблюдения санитарной нормы площади была. Хотя потом я узнал, что над нашим этажом в Ногинске были камеры, где при норме на 20 человек находилось под 40.

Тебя что страховало: известность, наличие адвоката?

Известность не то слово, но страховкой был медийный шум, наличие медийного адвоката, наличие статуса политзаключенного. Это работало, и эти три с половиной месяца были проведены мной не совсем честно. Я не находился в камерах, где сидят по 40 человек, где разбиты стекла - а уже было далеко не лето и даже не теплая осень. Статус спасал не только меня, но и моих сокамерников. Есть такое понятие, как незапланированный шмон - весь этаж встряхивают. Перед Новым годом это было, потому что Новый год - это праздник, он отмечается активным самогоноварением. Но нас обходили стороной.

Это странно, потому что именно политзаключенные под демонстративные шмоны попадают постоянно...

Они были. В том же Ногинске после визита ОНК. Это такая тупая примитивная месть низшего состава. Но с другой стороны - а чего ждать от контингента, который там работает? Потому что люди туда идут, допустим, в Ногинске или Мариинске, потому что нет работы. Но в Екатеринбурге или Кемерове, где с работой чуточку лучше, а зарплаты во ФСИН - это смешные гроши, для многих эта работа, если смотреть на лица и в глаза конвойным, единственная возможность в жизни как-то приподнять себя над остальными людьми. В массе своей туда идут люди с гигантским количеством комплексов. Сейчас система стала получше, физическую силу они не могут применять, но относительно словарного запаса, если многих конвойных посадить в камеру, разницу не увидишь. Они, может, тот же контингент в будущем.

На тебя оказывалось психологическое давление?

Да нет. Само по себе погружение в эти места является пыткой, учитывая, что российская тюрьма не изменилась по своим подходам с советских времен. Психологического воздействия не было никакого, у меня всего лишь был вояж до места прохождения наказания, куда я так и не доехал.

А во время допросов по новому делу?

Там сразу была взята 51-я. Я сказал, что никакие разговоры с ними невозможны. Возможно, психологическое давление было бы позже.

У тебя были какие-то условия освобождения, приватные разговоры? Например, Сергей Крюков, который попросил в Украине убежище, заявил, что его освободили, потому что он признал вину и согласился на особый порядок.

На самом деле в этом нет ничего дурного, потому что у тебя могут быть любые взгляды, но когда ты оказываешься там и видишь солнечный свет через немытое несколько лет окно, через решетку, почему нет? Гражданского общества в этой стране нет, СМИ ты интересен, пока твоя история инфоповодна, политических сил, которые могли бы твое историей заниматься, тоже нет - у нас все слито по всем направлениям. Он абсолютно прав - видимо, посидев, он понял, что его жизнь только в его руках, он абсолютно здесь никому не нужен кроме себя.

Если говорить обо мне, то да, сделка была, а если точнее, договоренность, но я не уверен, что она будет соблюдаться той стороной. Смысл был такой: пиши что хочешь, но определенного персонажа нужно забыть. Но дело в том, что я и так где-то в октябре 2013 года написал в фейсбуке пространный пост о том, что будущим региона должны заниматься те, кто связывает с ним свою жизнь. Для меня Кемеровская область не настоящее и уж тем более не будущее. К тому моменту мне стало понятно, что в Кузбассе нет ничего и никого, ради кого стоило бы нажимать на клавиатуру. В массе своей те, кто там живет, не вызывают у меня жалости. Наоборот же, видно, людям нравится, когда об них вытирают ноги. Ну и ради бога. Остальные уже уехали.

Почему у тебя свет клином на Тулееве сошелся? Зачем ты посвятил ему столько строчек?

Во-первых, не так много, как хотелось бы. Тулеев - достаточно карикатурный персонаж в современном политическом ландшафте, и наблюдать за ним... ну это такой зоологический интерес. Потому что каждый раз, когда он совершает какое-то громкое публичное действие, смотришь и думаешь, что ниже-то уже падать некуда, но каждый раз у него получается.

Пафосно прозвучит, но Кемеровская область - это моя родина, я там родился, вырос. Я оттуда, конечно, вовремя уехал. Если вспоминать конец 80-х, Кузбасс был площадкой, с которой по большому счету перемены в стране и начались. Именно там появилась первая частная независимая газета ("Наша газета"), была гражданская активность. У этого региона славное прошлое, омерзительное настоящее и глубоко отвратительное будущее. До определенного момента меня это беспокоило и было досадно. Сейчас нет. Каждый достоин тех руководителей, которых имеет. Если посмотреть на статистику, за 17 или 18 лет его правления 700 тысяч человек из Кемеровской области уехали. Это один из регионов - лидеров по внутренней миграции в стране. Пусть кто-то другой заботится об этом маленьком уютненьком гетто.

О России в целом у тебя такое же мнение?

Ну да, по большому счету. Здесь есть лишь несколько городов, которые можно назвать условно пригодными для жизни. При том, что я дико не люблю мегаполисы, но реально это Москва или Питер.

Как ты считаешь, ты грань этики не переходил в своих подколах Тулеева?

Грань этики... Стыдно мне или нет? Нет, не стыдно. Абсолютно не стыдно, поскольку это человек, который последовательно на протяжении всего губернаторского срока занимался тем, что вымарывал вторую главу Конституции. В Кузбассе не действует ни свобода слова, ни свобода печати, ни свобода собраний. Механизмы борьбы с этим могут быть разные. Я все больше склоняюсь к мысли, что самым правильным было бы брать в руки оружие в данной ситуации, но, если мы говорим об этике, тут нужно посмотреть на человека, который вроде как пострадавшим является.

Были ли эти высказывания уж настолько неэтичными по сравнению с теми, которые позволяют себе он и его команда? Думаю, что нет. Думаю, что надо было жестче и местами даже грязнее, потому что переплюнуть Амана и его пресс-службу в их методах просто невозможно. Это как раз лежит за пределами этики журналистской и человеческой, независимо о каком времени мы говорим. Когда они выбирают в качестве аргументов в борьбе с несогласными то, что они выбирают... а тут можно бесконечно перечислять то, как они с Ниной Останиной разделались. Венец работы пресс-службы в плане вброса говнеца на информацонный рынок - это сделанная в фотошопе счет-фактура из якобы какой-то московской клиники с ФИО Останиной, из которой следует, что она прошла одну косметологическую процедурку, называется "отбеливание ануса". Это было выложено на прогубернаторских сайтах. Со всеми этими репликами про то, что Амангельды просит или не просит, я не думаю, что могу к этому прекрасному уровню приблизиться. Да, Нина политик, но, помимо всего, она еще и женщина. Что касается каких-то этических моментов, сама фигура Амана Гумировича любые этические вопросы уже давно сняла. Предъявлять этические претензии может человек безукоризненный.

Ты когда-нибудь гражданским или политическим активизмом занимался, если не считать журналистику и записи в блогах?

Нет, никогда этим не занимался и никогда этим заниматься не буду. Мне никогда эта стезя не была интересна, равно как и членство в политических партиях. Но по поводу политических партий все более понятно: просто нет ни одной политической партии сейчас, в которую не то что хотелось бы вступить - которой хотелось бы сочувствовать. Что касается гражданского активизма, у меня нет обостренного чувства справедливости, мне лень этим заниматься. Я лучше посмотрю новый сезон какого-нибудь сериальчика. Эти взгляды у меня были и пять лет назад, и два года назад, сейчас они стали еще более жесткими, потому что, глядя на тот уровень общественной деградации, который произошел буквально в последний год, делать ничего не хочется. События на Украине - это точка невозврата.

Дарья Костромина, 26.02.2015


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей