О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Election/m.171892.html

статья Очередь за пулеметом

Илья Мильштейн, 09.12.2009
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн

Коллеги из "Коммерсанта" нарыли полный текст решения, принятого городским судом Дербента. Того самого суда, состоявшегося недавно в том самом дагестанском городе, где впервые за всю историю свободной России (точнее, за всю российскую историю, включая СССР) победа кандидата от партии власти была признана незаконной. И ежели мэр Казиахмедов, выдвинутый "Единой Россией", проиграет и в вышестоящих инстанциях, то итоги выборов будут отменены.

Теперь мы знаем, что должно произойти, дабы случилось это волеизъявительное чудо.

Надо, чтобы в суд явились свидетели и рассказали, как им голосовалось на участке N 35. Там, где ОМОН, пригнанный начальством, открыл по электорату "беспорядочную стрельбу из пулемета и автоматов". Надо, чтобы указанный ОМОН на этом не успокоился, но уложил лицом вниз членов УИК и наблюдателей и продержал их в таком состоянии 10-15 минут под прицелом автоматов, погасив свет. Надо, чтобы к делу были приобщены "карточки с порядковыми номерами и фамилией Казиахмедова, которые использовались как пропуска на избирательные участки".

Но этого мало. Надо, чтобы среди свидетелей оказалась заместитель прокурора города по имени Шекерханум Тагирова. Чтобы она лично поймала за руку человека, который по заданию начальства вбрасывал бюллетени в урну. И указала на тех, кто руководил процессом и организовывал весь этот баскетбол. Надо, чтобы другие свидетели поддержали в суде отважную женщину, уличив в подлоге вооруженных охранников районного масштаба и тех же ментов особого назначения, "лица которых скрывали маски".

Но этого тоже мало. Надо еще, чтобы в суде был доказан такой интересный эпизод: из 36 участков в тот октябрьский день открылись лишь 23, причем три из них как открылись, так невдолге и закрылись, и более 20 тысяч избирателей были лишены права исполнить свой гражданский долг. Надо, чтобы в списке допущенных нарушений, который занял 35 страниц, все это было подытожено – и пулемет как средство диалога с избирателями, и вбросы, и незаконные отказы в регистрации оппозиционных кандидатов, и включение в состав избиркомов родственников мэра-единоросса, и другие, как бы сказать без мата, некорректные действия отцов города.

Впрочем, мало и этого. Мы как-то слишком увлеклись любопытными, но малозначительными деталями. Мы позабыли о главном.

Надо, чтобы незадолго до суда государь наш батюшка Дмитрий Анатольевич встретился с правозащитниками. И чтобы один из них, замечательный журналист и общественный деятель Дмитрий Орешкин рассказал ему о том, что вообще творилось в стране 11 октября, когда Россия выбирала себе так называемую местную власть. Надо, чтобы географ Орешкин поделился с гарантом своим экспертным мнением: "Масштаб фальсификации увеличился, география стала шире". Надо, чтобы в Екатерининском зале Кремля среди прочих прозвучала и такая резковатая фраза: "Фальсификации превращаются в допинг, без которого партия власти, как выдохшийся спортсмен, уже не может обеспечивать нужный результат". И надо, наконец, чтобы президент, признав наличие проблемы в качестве "медицинского факта", внятно произнес вот эту фразу: "Объективная картина возникнет только в том случае, когда по всем обращениям будут приняты решения судов".

Это был, как говорится, сигнал. Сигнал главе Дагестана Муху Алиеву, срок полномочий которого истекает в феврале будущего года: не мешай созданию объективной картины. Сигнал Казиахмедову, чтобы не нарывался. Сигнал судье в Дербенте: вынося решение, руководствоваться исключительно законом и не бояться пыхтящей за спиной городской элиты. Он и не испугался.

Таков механизм чуда. Местного, периферийного, но многообещающего. Механизм непростой: президент обязательно вмешается, но сперва должны заговорить пулеметы, чтобы случай стал вопиющим. В Москве, например, на избирательных участках мухлевали без применения чапаевских методов борьбы с электоратом, и судебная власть действует солидарно с местной. Но это до поры. Еще пара встреч с правозащитниками, сигнал-другой – глядишь, и пулемета не понадобится, и оттепель, начавшаяся в Дербенте, победной поступью двинется по заснеженной стране. Хотя с пулеметом, конечно, надежнее.

Илья Мильштейн, 09.12.2009


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей