О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/wiki/samohin/

Владимир Самохин, адвокат Артема Савелова

Анализ обвинительного заключения

Владимир Самохин. Фото А. Барошина

По мнению следствия, поддержанному прокурорами в настоящем судебном заседании, Савелов Артем Викторович совершил и обвиняется в том, что 6 мая 2012 года, реализуя свое конституционное право на участие в собраниях, митингах, шествиях, не позднее 17 часов прибыл к месту проведения разрешенного властями шествия и митинга в районе Болотной площади. В период времени с 16 до 20 часов 6 мая 2012 г. на участке местности, расположенном между д.2 по ул. Серафимовича и д.14 по Болотной ул. в г. Москве, вдоль ул. Серафимовича между Большим Каменным мостом и Малым Каменным мостом, Болотной набережной и Болотной площадью, НЕУСТАНОВЛЕННЫЕ лица стали призывать присутствующих лиц к движению за пределы согласованного места проведения митинга, неподчинению законным требованиям полиции и военнослужащих, применению насилия, а также своим примером противоправного поведения побуждать собравшихся к совершению вышеуказанных действий, что привело к возникновению массовых беспорядков, сопровождающихся применением насилия в отношении представителей власти, поджогами, повреждением и уничтожением имущества.

Не позднее 17 часов якобы у Савелова возник умысел на участие в массовых беспорядках и применение насилия в отношении представителей власти – сотрудников полиции, и в период с 17 часов до 22 часов (обращаю внимание на огромный интервал времени), поддавшись прозвучавшим противоправным призывам, Савелов, а также Белоусов, Лузянин, Духанина, Барабанов, Зимин, Луцкевич, Акименков, Ковязин, Кавказский, Полихович, Кривов, Косенко и иные неустановленные лица приняли участия в возникших массовых беспорядках, сопровождающихся ПОДЖОГАМИ, ПОВРЕЖДЕНИЕМ И УНИЧТОЖЕНИЕМ ИМУЩЕСТВА, а также ПРИМЕНЕНИЕМ НАСИЛИЯ, в том числе для попыток прорыва оцепления, состоящего из сотрудников полиции, выполняющих свои служебные обязанности.

В период времени с 17:00 до 18:50 Савелов, находясь на вышеназванном участке местности, действуя умышленно, осознавая характер своих действий, грубо нарушая общественный порядок и правила проведения массовых мероприятий, игнорируя законные требования о прекращении противоправных действий, продолжая принимать участие в возникших массовых беспорядках, сопровождающихся насилием, поджогами, повреждением и уничтожением имущества, применил в отношении представителя власти – полицейского 2-го оперативного полка полиции Гоголева А.И. – физическое насилие, не опасное для его жизни и здоровья.

Насилие выразилось в том, что Савелов А.В. умышленно, грубо схватил Гоголева А.И. за кисти и запястья рук и форменное обмундирование (каким образом можно хватать одновременно за кисти, запястья и форменное обмундирование?) и, применяя насилие, не опасное для жизни и здоровья последнего, попытался втащить его в толпу агрессивно настроенных граждан, причиняя своими действиями физическую боль потерпевшему. В это же время другие неустановленные участники массовых беспорядков пытались прорвать цепочки полицейских, кидались камнями, совершали поджоги, уничтожали имущество.

Обращаю внимание суда на умышленное размытие следствием времени и места совершения инкриминируемого Савелову деяния. Фактически следствием не установлены место и время – основные обстоятельства, которые должны быть установлены и доказаны в соответствии с требованиями ст.73 УПК РФ и являются обязательными элементами обвинительного заключения, как этого требует ст.220 УПК РФ. Фактическое отсутствие установленного конкретного времени и места совершения преступления Савеловым в обвинительном заключении влечет нарушение права на защиту Савелова и возвращение дела прокурору в порядке ст.237 УПК РФ. Это необходимо было сделать в начале судебного следствия.

Описанные следствием действия Савелова, а именно: схватил за кисти и запястья рук и пытался затащить полицейского Гоголева А.И. в агрессивно настроенную толпу на фоне якобы происходящих в это же время массовых беспорядков со стороны неустановленных лиц, а также находящихся в зале судебного заседания других подсудимых, квалифицированы следствием по ч.2 ст.212 УК РФ как участие в массовых беспорядках, сопровождающихся насилием, поджогами, уничтожением имущества.

Эти же действия Артема Савелова следствием были дополнительно квалифицированы по ч.1 ст.318 УК РФ как применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти. С точки зрения теории права это делать недопустимо, в данном случае идеальная совокупность преступлений отсутствует. Доводы государственного обвинения, услышанные в прениях, в этой части являются несостоятельными. Поддерживаю аргументацию об отсутствии идеальной совокупности преступлений, высказанную в прениях моими коллегами.

Обращаю внимание суда на требование закона о пределах судебного разбирательства и на предъявленный объем обвинения Артему Савелову, которому вменяются только следующие действия: во время массовых беспорядков он поддался призывам к участию в них, грубо схватил за кисти, запястья и форменное обмундирование и попытался втащить в толпу агрессивно настроенных граждан полицейского Гоголева.

В связи с этим приведенные в прениях гособвинением незначительные противоречия в показаниях Савелова, касающиеся того, каким образом он падал и поднимался во время выталкивания его за оцепление, неупоминание им в показаниях, данных в суде, о том, что его неизвестный мужчина схватил за руку (интерпретированное гособвинением как образование цепочки), ссылка на противоречия в его показаниях о мотивах нахождения на корточках за оцеплением не входят в предмет доказывания и ни в какой мере не подтверждают применения насилия к Гоголеву и участия в массовых беспорядках.

При этом ранее Савелов Артем на основании рапортов полицейских Гоголева и Емельянова уже понес административное наказание (в суде по инициативе защиты было оглашено постановление мирового судьи) за действия, которые сейчас гособвинение желает представить как участие в массовых беспорядках. Сущность обвинения Савелова в административном правонарушении, по версии Гоголева и Емельянова, поддержанной мировым судьей, состояла в том, что он якобы 6 мая 2012 года в 18 часов 50 минут по адресу: г. Москва, Болотная площадь в составе группы 500 человек (сравните с показаниями Гоголева и Емельянова на следствии и в суде: 100-150 чел), в период проведения согласованного митинга оппозиции прорвал оцепление из сотрудников МВД, обеспечивающих охрану правопорядка, выкрикивая лозунги «Долой Путина», «Долой полицейское государство», побежал в сторону Кремля, на законные требования сотрудников полиции по громкоговорителю не реагировал (т.56 л.д.28-29). Вызывает сомнение выкрикивание Савеловым лозунгов по причине известного всем его заболевания. Является также нелогичным неотражение Емельяновым и Гоголевым в своих рапортах, на которые ссылается мировой судья, хватание за руки Гоголева, если таковое имело место. Повторное привлечение к ответственности Савелова А.В. в настоящее время за одни и те же действия противоречит Конституции РФ, Европейской Конвенции и УК РФ.

Допрошенный в судебном заседании Савелов А.В. заявил о непричастности к инкриминируемым ему деяниям, фактически выдвинул алиби. Согласно ст. 5 УПК РФ алиби – нахождение обвиняемого, подозреваемого в другом месте. Выдвинутое Савеловым алиби заключается в том, что он не участвовал в так называемых массовых беспорядках в период с 17 часов до 18:50, и тем более до 22 часов, как следует из предъявленного обвинения, и не имел возможности наблюдать какие-либо события, происходившие в это время на Болотной площади, так как был задержан сотрудниками подразделения полиции ОМОН и находился в другом месте. Вначале – в закрытом автозаке, а затем в ОВД “Хамовники”. Задержали его фактически сразу после выталкивания его толпой за цепочку оцепления, еще до 18 часов. Находясь в автозаке, он сделал несколько звонков другу Иванову с просьбой сообщить о своем задержании отцу. В 18 часов 01 минуту он сделал первый звонок Иванову. До его задержания призывов к применению насилия к сотрудникам полиции, к прорыву цепочки, погромам, поджогам он не слышал, а также самих поджогов и погромов не видел, так как был доставлен неизвестными ему сотрудниками ОМОНа в автозак. При этом в своих показаниях Савелов А.В. обратил внимание суда на то, что Гоголев и Емельянов его не задерживали, он не хватал Гоголева за руки и бронежилет и не пытался втащить в агрессивно настроенную толпу. Сотрудники ОМОНа и 2-го оперативного полка Гоголев и Емельянов имели явно различающуюся по цвету одежду-обмундирование. После того как он оказался за цепочкой полицейских, он в толпе граждан не находился и поэтому не мог в эту толпу втягивать Гоголева. Гоголев и Емельянов его оговаривают. Показания, аналогичные приведенным, Савелов давал ранее на предварительном следствии и на очных ставках с Гоголевым и Емельяновым. Эти показания Савелова и процессуальные документы были оглашены по инициативе стороны обвинения в судебном заседании. Фототаблица к протоколу допроса Савелова подтверждает показания Савелова о задержании его сотрудниками ОМОН, экипированными резиновыми дубинками и противогазами, а не сотрудниками 2-го оперполка Гоголевым и Емельяновым (т.55 л.д. 186-199) .

Артем Савелов падает под давлением толпы. Кадр видеозаписи

В соответствии со ст.49 Конституции РФ и ст.14 УПК РФ бремя доказывания и опровержения доводов подсудимого лежит на стороне обвинения. Исходя из этих законов, обвинение должно было опровергнуть доводы подсудимого и привести бесспорные доказательства обстоятельств, указанных в ст.73 УПК РФ, при этом все неустраненные сомнения в достоверности доказательств должны трактоваться в пользу подсудимого.

В прениях от обвинения мы этого не услышали. Доводы Савелова о его непричастности к предъявленному обвинению опровергнуты не были.

В качестве основного и единственного доказательства виновности Савелова в участии в массовых беспорядках и применении насилия к полицейскому Гоголеву сторона обвинения сослалась на показания свидетеля – сотрудника полиции Емельянова и потерпевшего – сотрудника полиции Гоголева, которые они давали в суде и на очной ставке с Савеловым, и без проверки, без сопоставления с другими доказательствами, собранными следствием и стороной защиты, посчитала их достоверными.

Статья 87 УПК РФ предписывает прокурорам, следователям и судам проводить проверку доказательств путем сопоставления их с другими доказательствами, имеющимися в уголовном деле, а также установления их источников, получения иных доказательств, подтверждающих или опровергающих проверяемые доказательства.

Гособвинение по каким-то причинам уклонилось от сопоставления показаний Гоголева и Емельянова с другими доказательствами, имеющимися в деле. Я не сомневаюсь, что обвинение обладает знаниями элементарной логики и арифметики, могло и должно было, исходя из исследованных в суде материалов дела, установить, сколько времени находился за оцеплением Савелов, что он там делал, совершали ли в это время неустановленные лица погромы поджоги, уничтожали ли имущество, применяли ли насилие в отношении представителей власти. Установить путем вычисления точное время прорыва цепочки, а также время задержания Савелова, лиц, которые задерживали Савелова, и сопоставить все это с показаниями Емельянова и Гоголева, а также другими документами, на приобщении которых неоднократно настаивала защита.

Не могу не прокомментировать тезис обвинения о том, что Савелов отказался отвечать на вопросы прокуроров и суда, и последовавшие за этим выводы – нельзя доверять его показаниям. В связи с этим напоминаю гособвинению, что подсудимый наделен Конституцией и уголовно-процессуальным законом правом отвечать либо не отвечать на вопросы, давать показания либо отказаться от дачи показаний. И вообще защищаться любым способом, не запрещенным законом. Все эти права разъяснялись судом подсудимым в начале судебного заседания. Прошу суд также учесть, что Савелов мотивировал отказ от дальнейших показаний, объяснив его трудностями произносить слова и предложения ввиду наличия известного и видимого всеми заболевания.

Другие перечисленные в прениях гособвинением доказательства по своей природе являются неотносимыми.

О показаниях Гоголева и Емельянова

Из показаний Гоголева и Емельянова в суде и на очных ставках с Савеловым (т.55 л.д.76-87т.55 л.д.130) следует, что они являются сотрудниками 2-го оперативного полка ГУВД г. Москвы и 6 мая 2012 года несли службу по обеспечению общественного порядка в районе Болотной площади при проведении митинга и шествия. Точное время они указать не могут, но это было около 18 или 17 часов. Они находились в автозаке, когда их командиру сообщили по радиостанции, что произошел разрыв оцепления, поступила команда выдвинуться к месту разрыва оцепления и производить задержание наиболее агрессивных граждан, нарушающих общественный порядок. Сам прорыв оцепления они не видели, так как находились в автомашине. Одеты они были в форму ППС (патрульно-постовой службы) серого цвета с красными полосками. На них также были бронежилет и каска “Джетта”. Противогазов и резиновых палок при них не было, эта экипировка находилась в автобусах, на которых они прибыли в район Болотной площади. Гоголев и Емельянов в этот день работали в паре, старшим был Гоголев. 6 мая 2012 г. они вдвоем совместно задержали четверых правонарушителей. Последним, четвертым, они задержали и доставили в автозак Савелова А.В., и каждый подробно рассказывал, как они вели Савелова в автозак, кто за какую руку держал. Гоголев также пояснил в суде, что Савелова они задержали с Емельяновым спустя 30-40 минут после прорыва оцепления и задержания первого человека. За оцепление прорвалось примерно 100-150 человек (сравните с рапортами Гоголева и Емельянова, на которые ссылается мировой судья). Они врывались в толпу и вытаскивали из нее нарушителей. На очной ставке с Савеловым Гоголев на вопрос защиты также пояснил, что Савелова он задержал примерно через 10 минут после задержания 3-го человека. Основанием к задержанию Савелова Гоголев и Емельянов указывают то, что при задержании 3-го человека Савелов хватал за кисти рук Гоголева с целью не дать им возможности задержать 3-го, чем причинил ему боль, а также схватил за лямку бронежилета и пытался затащить Гоголева в толпу. О том, что Савелов хватал его за руки и пытался затащить в толпу, в результате чего ему была причинена физическая боль, он никому из руководства не говорил, рапортов не писал, заявлений о привлечении к ответственности обидчика не писал, к врачам за помощью не обращался. Емельянов также пояснил, что видел, как Савелов хватал Гоголева, но никому не рассказывал, в том числе руководству, рапортов не писал, заявлений не писал.

Меня, как и многих, до сих пор мучает вопрос, как стало известно следствию о том, что Гоголев пострадал от действий Савелова. Пытался его задать Гоголеву и Емельянову в суде, но вопрос мой отвели – видно, никому это не интересно.

Считаю, что к показаниям свидетеля Емельянова и потерпевшего Гоголева надо относиться критически, так как они зависимые по службе и заинтересованные в исходе дела люди. Их можно было шантажировать привлечением к ответственности за составление липовых рапортов о задержании Савелова и других лиц, которых на самом деле они не задерживали. Единожды совравших легко заставить давать показания, угодные следствию.

Артем Савелов после "прорыва". Кадр видеозаписи

В судебном заседании было вполне достаточно исследовано материалов дела, в том числе протоколы осмотров предметов (видеофайлов), выслушаны показания большого количества свидетелей, просмотрено объективных доказательств, которыми являются видеозаписи с места событий, чтобы все это можно было оценить и сделать вывод об отсутствии события преступления, в котором обвиняется Савелов, об оговоре Савелова Гоголевым и Емельяновым. Это стало возможным благодаря многочисленным видеокамерам – в необъективности и предвзятости которых нельзя заподозрить, которые зафиксировали Савелова с момента прорыва оцепления вплоть до его задержания, что позволяет наблюдать за его действиями на протяжении этого времени и дать им оценку.

Подробный разбор хронологии событий по видеозаписям и доказательство ложности показаний Гоголева и Емельянова

По мнению защиты, основанному на протоколах осмотра видеофонограмм, фототаблицах, показаниях свидетелей и других доказательствах, в суде достоверно установлено следующее:

Первый разрыв оцепления в результате которого Савелов А.В. оказался за оцеплением, произошел примерно в 17 часов 56 минут. До задержания Савелова не было прямых и косвенных признаков массовых беспорядков, а также призывов к ним. В связи с этим необоснованно обвинение Савелова в участии в массовых беспорядках, если признать, что таковые были (алиби).

Гоголев и Емельянов не задерживали Савелова, в указанное ими время и месте, Савелов не применял насилие к Гоголеву и не имел с ним контакта 6 мая 2012 года.

Данные тезисы защиты подтверждаются следующим:

Показаниями свидетелей Харитонова, Иванникова, Козловского, Ли Дмитрия и Ли Михаила, Щепкина, Безрукова. Из показаний перечисленных свидетелей следует, что оцепление было прорвано около 18 часов в результате нахождения большого количества людей на ограниченном пространстве, никто специально оцепление не прорывал. Все они оказались за оцеплением и почти сразу были задержаны и доставлены в автозак, а затем в ОВД “Хамовники” вместе с Савеловым Артемом. Перед прорывом оцепления никто из них не слышал призывов к массовым беспорядкам, а также не видел применения насилия в отношении сотрудников полиции. Оказавшись за оцеплением, и вплоть до их доставления в автозак, они также не видели проявлений насилия к сотрудникам полиции, поджогов, уничтожения имущества, а также не слышали призывов совершать эти действия. В ОВД “Хамовники” на них были составлены протоколы и рапорта о задержании, но не теми лицами, которые их задерживали, а другими.

Допрошенный в судебном заседании свидетель Иванов пояснил, что 6 мая 2012 года в 18.01 ему позвонил его друг детства Савелов Артем и сообщил, что его задержали и он находится в автозаке. В 18 часов 13 минут Савелов позвонил еще раз и сообщил, что его уже куда-то везут. Иванов также пояснил, что время звонков он называет точное, так как у него имеется на руках распечатка соединений, полученная у оператора связи, с детализацией соединений с его телефоном 6 мая 2012 года. К сожалению, суд не захотел приобщать либо обозревать этот документ.

Допрошенный в суде Савелов Андрей, брат Савелова Артема, пояснил суду, что он произвел исследование всех интернет-ресурсов, на которых выложены видеозаписи событий 6 мая 2012 года с участием Артема Савелова, и привел названия этих ресурсов. Путем тщательного изучения этих видеозаписей он сделал вывод, что при прорыве оцепления Артем насилия к полицейским не применял, был задержан сотрудниками полиции в форме ОМОНа через 2 мин.17 сек. после того, как оказался за оцеплением, Гоголев и Емельянов его не задерживали. До задержания Артема поджогов, уничтожения имущества, насилия к полицейским, а также призывов к совершению этих действий на видеозаписях он не наблюдал. Артем с момента прорыва оцепления и вплоть до его задержания все время, за исключением нескольких секунд, попадал в видеокамеры. Он, Савелов Андрей, сделал скриншоты с видеозаписей, а также составил график, в котором посекундно отражены действия Савелова Артема в интервале между прорывом оцепления и задержанием.

Свидетели Щедрин и Васильев Тимофей также дали показания о том, что прорыв оцепления произошел около 18 часов, они снимали и видели задержание Савелова сотрудниками в форме ОМОН, а не в форме 2-го оперполка. Задержание Савелова произошло около 18 часов. До задержания Савелова признаков массовых беспорядков они не наблюдали.

Выводы защиты также подтверждаются просмотренным в судебном заседании DVD, на котором записана трансляция интернет-шоу МинаевLive в режиме реального времени, который является приложением к протоколу осмотра предметов от 25 ноября 2012 г. Видеозапись имеет шкалу времени от 0 ч.00 мин. до 05 ч. 20 минут. На протяжении трансляции в режиме реального времени слышны комментарии ведущего транслируемых событий. При просмотре видеозаписи на отрезке шкалы времени 00 часов 27 минут 17 секунд имеется изображение студии, из которой ведется трансляция программы, на стене видны электронные часы, на которых показано время 15 часов 27 минут. На отрезке времени записи 02 часа 56 минут слышен комментарий ведущего «Пошел прорыв». Из приведенных временных промежутков следует, что трансляция в реальном режиме началась в 15 часов 00 минут, а первый разрыв оцепления – в 17 часов 56 минут. Данные выводы о времени прорыва оцепления согласуются с показаниями Савелова А.В. и свидетелей, допрошенных в судебном заседании: Харитонова, Иванникова А.В., Ли Д.И., Ли Михаила, Безрукова А.В., Щепкина Д.Г., Васильева Т., Щедрина, Савелова Андрея и др.

При просмотре вышеуказанного DVD можно было наблюдать Савелова А.В., действия которого не носят какого-либо противоправного характера. Как видно из просмотренного видеофайла и комментариев ведущего программы, никаких признаков массовых беспорядков, перечисленных в диспозиции ст.212 УК РФ, до задержания Савелова не наблюдается. Каким образом следствие и обвинение установили время массовых беспорядков в период времени с 17 до 22 часов, для меня (как, я думаю, и для присутствующих) остается загадкой. Просмотром этого же видеофайла устанавливается, что люди, оказавшиеся за оцеплением, рассредотачиваются на большом участке местности между двумя цепями оцепления, не создают толпу агрессивно настроенных людей, что также находится в противоречии с предъявленным Савелову обвинением и показаниями Емельянова и Гоголева.

В судебном заседании исследовано много протоколов осмотра и просмотрено много видеофонограмм, на которых изображен Савелов Артем Викторович начиная с момента разрыва цепочки полицейских до его задержания: это – вышеназванная видеофонограмма, пять дисков DVD, представленных защитником Муртазиным, DVD с записью под названием “Полтора часа на Болотной” (автор Васильев Т.). Просматривая видеофайлы и исследуя протоколы их осмотра, можно проследить за действиями Савелова от прорыва оцепления до его задержания, а также – что происходило в это время в том месте, где находился Савелов. Все представленные DVD с записями были просмотрены, а протоколы осмотра предметов оглашены в судебном заседании. На видеофонограммах с изображением начала прорыва оцепления присутствует один и тот же человек, идентифицированный следствием, защитой и самим Савеловым как Савелов А.В., характеризующийся следующим образом: Возраст около 35 лет. Рост выше среднего, среднего телосложения. Худощавый. Европейский тип лица. Стрижка короткая. Волосы темные с проседью.

Одет в белую футболку, куртку прямой формы из джинсовой ткани голубого цвета с отложным воротником, длинными рукавами и двойным швом наружу, синие джинсы, светло-коричневые полуботинки. Куртка и манжеты рукавов на пуговицах (расстегнуты). Других схожих по одежде, внешнему виду лиц на видеофонограммах не имеется (такой же вывод сделал следователь Гуркин в протоколе осмотра предметов (документов) от 25 ноября 2012 года. Установить присутствие А. Савелова в кадре по фрагментарным изображениям головы, фигуры и т.п. возможно благодаря непрерывности видеозаписей и возможности сопоставления изображения объектов в соседних кадрах. Именно такая одежда, в которой Савелов находится в кадрах, была изъята у него представителями следствия в квартире и приобщена к материалам дела.

Артем Савелов "в прорыве". Фото А. Барошина

Последовательность действий Савелова А. на просмотренных видеофайлах и отраженная в исследованных протоколах осмотра характеризуется следующим образом:

- Движение с плотной частью толпы в направлении полицейского оцепления.
- Прорыв полицейского оцепления под воздействием движения плотной части толпы. В момент прорыва А. Савелова от стоящих в оцеплении полицейских отделяют два человека (в полосатой фуфайке и синей куртке).
- Падение А. Савелова под воздействием движения толпы.
- Вставание с помощью другого человека – свидетеля Харитонова.
- Движение (небыстрым шагом) в направлении рекламного щита.
- Остановка. Рядом проходит полицейский, и Савелов разводит руки в стороны. Продолжение движения после того, как полицейский отходит от него.
- Проходит слева от стойки рекламного щита и садится на корточки справа от микроавтобуса белого цвета. И находится в таком положении не более минуты. Затем встает.
- Вероятно, продолжает движение в ранее выбранном направлении (действия А. Савелова в данный период длительностью около 30 сек, находятся вне границ кадра видеофонограмм).
- Останавливается при виде бегущих мимо него (в перпендикулярном направлении) полицейских.
- Продолжает движение и оказывается за границами кадра.
- Примерно через одну минуту А. Савелов появляется в кадре, удерживаемый двумя полицейскими в форме ОМОНа.

Анализ последовательности и продолжительности событий, зафиксированных на исследованных в суде видеофонограммах, и протоколов осмотра видеофонограмм позволил защите установить следующее:

1. Интервал времени между прорывом полицейского оцепления вблизи от расположения Савелова и его задержанием составляет не более 2 минут 30 сек.
2. На видеофонограммах зафиксировано два случая физического контакта между лицами в полицейской экипировке и Савеловым:
- когда полицейский, возможно, касается рукой туловища Савелова, последний поворачивается в сторону полицейского и разводит руки в стороны, после чего полицейский отходит от Савелова и пытается задержать человека в коричневой куртке или пиджаке;
- и во время задержания Савелова тремя сотрудниками ОМОНа и последующего сопровождения в автозак двумя сотрудниками ОМОНа.

Вероятность контакта между А. Савеловым и полицейскими 2-го оперативного полка в момент прорыва оцепления не то что маловероятна, а просто невозможна вследствие того, что сотрудники 2-го оперполка Гоголев и Емельяненко, с их слов, во время разрыва цепочки еще находились в автозаке, на сравнительно большом расстоянии от места разрыва, а также вследствие того, что в момент разрыва между Савеловым и цепочкой находятся два человека, один в полосатой фуфайке, другой в куртке синего цвета.

Применение насилия в отношении Гоголева и последующее задержание и доставление Гоголевым и Емельяновым Савелова в автозак в течении 2 мин. 30 сек. также исключается. Так как Гоголеву и Емельянову после разрыва цепочки нужно было время получить команду на задержание, из автозака прибыть к месту прорыва, задержать и доставить в автозак, а также произвести личный досмотр троих человек, а затем побежать, найти и задержать Савелова. Возможно ли все это сделать? Ваша честь, задайте себе вопрос: мог ли Гоголев с учетом его показаний и анализа видеофайлов в течение 2 минут 30 сек. задержать четверых человек? Как это сопоставляется с утверждением Гоголева о задержании Савелова спустя 40 минут после прорыва и 10 минут после задержания 3 человека?

В суде по инициативе защиты был исследован протокол проверки показаний на месте потерпевшего Гоголева от 27 июня 2012 года с фототаблицами (т.12 л.д.32-37). В ходе данного следственного действия потерпевший Гоголев подтвердил задержание и доставление в автозак, совместно с Емельяновым, Савелова А.В. и указал на место его задержания. Указанное место задержания Савелова не совпадает с показаниями Гоголева в суде о месте задержания Савелова. Просмотренные в суде видеофонограммы и фототаблицы, на которых зафиксировано задержание Савелова, также не совпадают с местом, на которое указал Гоголев при производстве следственного действия – проверки показаний на месте.

Наиболее ярким подтверждением невиновности Савелова А.В. и недостоверности показаний свидетеля Емельянова и потерпевшего Гоголева являются протоколы осмотра (предметов) DVD-дисков с видеофонограммой под названием “Полтора часа на Болотной” с фототаблицами от 25 ноября 2012 года (т.27 л.д.1,55-56) и от 28 ноября 2012 года (т.29 л.д.193 -206), которые были предоставленны следствию адвокатом Муртазиным и свидетелем Васильевым Т. Данные протоколы с фототаблицами были осмотрены и исследованы в суде 17 июля 2013 года и, соответственно, 14 августа 2013 г. DVD с названной видеофонограммой скопированы и приобщены в качестве доказательств к материалам уголовного дела.

Протоколами осмотра видеофонограммы “Полтора часа на Болотной” и фототаблиц следователем Гуркиным установлено:

Видеозапись имеет шкалу времени до 01 часа 33 мин. 51 сек. В начале видеозаписи на ней запечатлено скопление граждан, расположенное на повороте с Малого Каменного моста на Болотную набережную. Съемка осуществляется внутри названного скопления граждан. На 04 минуте 14 сек. слышен комментарий свидетеля Васильева Т.В.: «Прорвали цепь ОМОНа». Далее через несколько брешей, образовавшихся в оцеплении сотрудников полиции, граждане проходят через оцепление и рассредоточиваются за оцеплением на местности (где же агрессивная толпа?). На фрагменте указанной видеозаписи с 05 мин. 18 сек. до 05 мин. 24 сек. Савелов А.В. (среднего роста, худощавого телосложения, одетый в темные ботинки, синие джинсы, голубую куртку и белую футболку под ней) идет по направлению от Малого Каменного моста к Большому Каменному мосту. На небольшое время останавливается на месте, чтобы пропустить пробегающую группу сотрудников полиции (см. фототаблицу т. 27 л.д. т.29 л.д.). Далее на отрезке с 06 мин. 32 сек. до 06 мин. 34 сек. на видеозаписи зафиксировано, как Савелова А.В., наклонив головой вперед, под руки ведут два сотрудника полиции в сторону Большого Каменного моста г. Москвы.(см. фототаблицу т.27 л.д. т.29 л.д.). На 11-й минуте граждане, находящиеся вокруг свидетеля Васильева, начинают кашлять, слышен комментарий Васильева “Распылили перечный газ, трудно дышать”. К протоколу прилагается иллюстрационная таблица и ДВД-Р №РАРА…803

Допрошенный в суде свидетель Васильев Т.В. подтвердил суду, что по заданию редакции информагенства «Ридус» 6 мая вел репортаж и снимал события на Болотной площади, запись производилась непрерывно, начиная с прорыва оцепления, он сам оказался выталканным за пределы оцепления, он видел лично и заснял задержание Савелова, которого задержали сотрудники полиции подразделения ОМОН, а не сотрудники 2-го оперативного полка, которых он различает по обмундированию. Задержание Савелова произошло сразу после прорыва оцепления. Противоправных действий Савелова он не наблюдал. До задержания Савелова, которое попало в объектив его камеры, призывов к насилию он не слышал, применения насилия к полицейским не видел, пламени не видел, распыления газа не было. Все эти единичные случаи произошли после задержания Савелова. Когда он почувствовал себя в опасности, он надел на голову мотоциклетный шлем. Это было уже после задержания Савелова. Происходящее он комментировал во время видеозаписи.

Из приведенных доказательств – протоколов осмотра предметов – можно сделать однозначные следующие выводы: интервал времени между прорывом и задержанием Савелова составил не более 2 мин. 18 сек. Данная цифра получается путем вычитания времени, когда Васильев прокомментировал «прорвали цепь ОМОНа», и времени последнего появления его в кадре во время задержания. 06 мин. 32 сек. минус 04 мин. 14 сек. При этом надо учитывать, что еще прошло какое-то время на его задержание.

После прорыва оцепления и до появления в кадре Савелова в интервале между 05 минут 18 сек. до 05 мин. 24 сек., когда Савелов идет по направлению к Большому Каменному мосту и останавливается, пропуская полицейских, прошло 1 мин. 4 сек., т.е. действия Савелова в этом интервале времени Васильевым не зафиксированы. Этот пробел восполнили другие операторы. Последующие 1 минуту 8 сек. Савелов также отсутствует в кадре до момента его задержания, и этот пробел во времени почти полностью восполнен другими операторами. При этом в те минуты, когда Савелов пропадает из кадров, комментатор Васильев и его видеокамера, продолжая работать, не зафиксировали призывов к неповиновению, насилию, проявления признаков массовых беспорядков – поджогов, уничтожения имущества, проявления насилия в отношении представителей власти.

Гоголев задерживает Дениса Ли. Фото его брата, А. Ли
Александр Гоголев (справа, в серой форме) задерживает Дениса Ли и дает показания в суде.

Задержание Артема Савелова неизвестными сотрудниками ОМОН в голубой форме. Кадр видеозаписи

Задержание Артема Савелова неизвестными сотрудниками ОМОН в голубой форме. Кадр видеозаписи.

Эти доказательства противоречат показаниям Емельянова и Гоголева о задержании Савелова четвертым через 10 минут после задержания третьего человека и через 30-40 минут после прорыва оцепления. Емельянов и Гоголев не имели реальной физической возможности за 2 минуты 18 сек. задержать, произвести досмотр и доставить в автозак четырех человек. Приведенные доказательства опровергают показания Гоголева и Емельянова в части извлечения Савелова из толпы и попытки последнего затянуть в толпу Гоголева. Как отражено следователем Гуркиным в протоколе осмотра и видеофайлах, граждане проходят через оцепление и рассредоточиваются за оцеплением на местности (где же толпа?). При просмотре других видеофайлов за оцеплением нахождение толпы также не наблюдалось. Кроме того, на фототаблицах к протоколам осмотра имеются фотоснимки задержания и доставления Савелова А.В. в автозак, из которых явно видно, что Савелова задерживают и ведут по направлению в автозак неизвестные сотрудники полиции в пятнистой форме под названием «Ночь-91», экипированные противогазами и резиновыми палками, а не сотрудники 2-го оперативного полка Гоголев и Емельянов. Согласно их же показаниям, они 6 мая 2012 года были одеты в форму ППС серого цвета с красными полосами, противогазов и резиновых палок при осуществлении задержаний у них не было, они находились в автомашине. Кроме этого, согласно оглашенному в судебном заседании по инициативе защиты документу под названием “Расстановки нарядов 2-го оперативного полка полиции и результаты службы 6 мая 2012 г.” (т.12 л.д.59-60), сотрудники полиции 2-го оперативного полка были экипированы в форму ППС. Гоголев 6 мая 2012 года задержал 4 человека, а Емельянов 3 человека. Защита дважды пыталась представить суду для сопоставления и оценки достоверности показаний Савелова, Гоголева и Емельянова ответ на адвокатский запрос командира 2-го оперативного полка о задержанных лицах 6 мая 2012 г. Гоголевым и Емельяновым. Из этого документа следовало, что Гоголев и Емельянов Савелова не задерживали и в паре в этот день не работали. Гоголев 6 мая 2013 г. задержал Данилова Алексея, Родина Дмитрия, Иванникова Артема и Лайкова Дмитрия. В это же время Емельяновым были задержаны Братников Алексей, Щепкин Дмитрий и Ли Денис. Такой документ гособвинению и суду не нужен, так как он напрочь разбивает единственное доказательство – показания Емельянова и Гоголева.

Другие протоколы осмотра с фототаблицами, исследованными в суде, согласуются с вышеприведенными доказательствами – протоколами осмотра видеозаписи “Полтора часа на Болотной” – и восполняют сведения о поведении Савелова за оцеплением в те промежутки времени, когда последний не был зафиксирован видеокамерой свидетеля Васильева.

Так, согласно протоколу осмотра предметов от 18 ноября 2012 года (т.29 л.д. 75-82), следователем Гуркиным в результате осмотра ДВД-Р Диск-2 Спина-Сидение(1) было установлено. На видеозаписи запечетлен участок местности, расположенный на повороте с Малого Каменного моста на Болотную набережную г. Москвы. На данном участке местности расположено большое скопление граждан и выстроенная перед ними цепочка из сотрудников полиции, преграждающих путь к Большому Каменному мосту. На 01 мин. 16 сек. начинается прорыв гражданами оцепления. На фрагменте видеозаписи с 01 мин. 22 сек. по 01 мин. 23 сек. со спины запечатлен Савелов А.В., одетый в голубую курточку, белую футболку под ней, голубые джинсы, среди идущих в сторону Большого Каменного моста, среди граждан, прорвавших оцепление полиции. Далее на отрезке с 01 мин. 46 сек. по 01 мин. 47 сек. Савелов А.В. снова попадает в кадр. В этот момент он в окружении еще нескольких граждан сидит на корточках на асфальте, подняв правую руку вверх. С 01 минуты 52 сек. по 01 мин. 53 сек. видеозаписи Савелов А.В. снова появляется в кадре сидящий на том же самом месте и оглядывающийся по сторонам. На отрезке видеозаписи с 02 мин. 27 сек. по 02 мин. 31 сек. Савелов А.В. вновь появляется в кадре идущий в сторону Большого Каменного Моста г. Москвы. На 02 мин. 29 сек. Савелов А.В. останавливается перед пробегающей перед ним группой сотрудников полиции, после чего на 02 минуте 31 сек. пропадает из кадра.

Из приведенного текста процессуального документа, оглашенного в судебном заседании, а также фототаблиц к нему отслеживаются действия Савелов А.В. в интервале времени с момента прорыва цепочки 01 минуты 16 сек. до его остановки перед пробегающей группой полицейских до 02 мин. 31 сек. Согласно протоколу осмотра предмета, можно сделать вывод, что с момента прорыва цепочки в течение последующих 01 минуты 15 сек. Савелов А.В. двигался в сторону Б.Каменного Моста, толпа граждан за оцеплением отсутствует, затем сидел на корточках не более 40 сек., затем был замечен идущим в сторону Б.Каменного Моста и стоящим в одиночестве, пропуская пробегавшую мимо группу полицейских. Гоголева и Емельянова, а также лиц, схожих с ними по обмундированию и экипировке, в этот интервал времени рядом с Савеловым не наблюдается.

Вопрос: так когда же Гоголев и Емельянов вбегали в толпу, задерживали третьего по счету человека, при задержании которого Савелов применил насилие к Гоголеву?

В результате осмотра ДВД-Р диска по названием «Захват» следователь составил протокол и установил, что на фрагменте видеозаписи длительностью 24 часа 45 минут на отрезке времени с 03 мин. 40 сек. по 03 мин. 43 сек. запечатлено, как Савелова А.В., одетого в голубую куртку с белой футболкой под ней и голубые джинсы, наклонив голову вперед, под руки ведут два сотрудника полиции в сторону Б. Каменного моста. К протоколу приложена фототаблица, где в т.29 на л.д.87-88 размещены фото, кадр №1,кадр №2 и кадр №3 – сотрудники полиции ведут задержанного Савелова. На фото кадра №1 и 2 изображены двое сотрудников полиции в форменной одежде «Ночь-91», которые ведут под руки Савелова. На кадре №3 видно троих сотрудников полиции в форменной одежде «Ночь-91», осуществляющих задержание Савелова. Савелов находится на коленях, двое сотрудников ОМОН держат за руки, а третий стоит сзади. Автором этой видеозаписи является свидетель Щедрин, показания которого были приведены мною ранее.

Таким образом, в результате сопоставления показаний Гоголева и Емельянова с объективными доказательствами и процессуальными документами, исследованными в суде, можно сделать единственный вывод, что показания Гоголева и Емельянова не выдерживают проверки на достоверность, что Гоголев и Емельянов по каким-то причинам оговаривают Савелова, что они его не задерживали и не доставляли в автозак, а также не имели с Савеловым вообще физического контакта.

О личности Савелова и вопросы суду

В ходе предварительного следствия специалистом в области юридической психологии Рубашным была исследована личность Савелова А.В. Проведено исследование индивидуально-психологических особенностей, присущих личности Савелова А.В.

Согласно проведенным исследованиям, Савелову А.В. присуще нормативное поведение, склонность к законопослушанию. Он является социально комфортным в повседневной жизни. Отклоняющееся поведение маловероятно. Установки личности противоречат открытому антисоциальному поведению, низкая склонность к преступности. В межличностном общении присущи сенcитивность, миролюбие, установка на комфортное отношение с окружающими. Отличается развитым чувством ответственности, совестливостью, обязательностью, повышенной тревожностью в отношении житейских мелких проблем, тревогой за судьбу близких. Самосознание и самооценка адекватные. Основная проблема личности данного типа – подавление спонтанности, сдерживание самореализации, контроль над агрессивностью, ориентация на правила, инструкции, инертность в принятии решений.

Психопатизации, создающей предпосылки для импульсивного поведения, не выявлено. Показатели индекса уровня агрессивности и враждебности являются выраженно низкими.

Приведенные выводы специалиста также ставят под сомнение совершение Савеловым инкриминируемого ему деяния.

В своей речи я не буду приводить доводы относительно отсутствия события массовых беспорядков 6 мая 2012 года в районе Болотной площади г. Москвы, за меня сделали это аргументированно мои коллеги. Я присоединяюсь к их мнению и доводам.

Ваша честь! Когда вы удалитесь в совещательную комнату и останетесь наедине с законом и совестью, прошу честно ответить на вопросы:

- В какое время произошел разрыв оцепления, в результате которого Савелов оказался в пространстве за оцеплением?

- Была ли толпа людей за оцеплением, толпились ли они на месте или рассредоточились по большой площади, и в чем заключалось их поведение?

- Через какое время был задержан Савелов А.В. после прорыва оцепления?

- Совершали ли Савелов А.В. и другие лица, оказавшиеся за оцеплением, действия, подпадающие под признаки массовых беспорядков?

- Наблюдались ли на видеофонограммах, просмотренных в суде, признаки массовых беспорядков до прорыва оцепления?

- Какими доказательствами подтверждается применение насилия Савеловым к полицейскому Гоголеву?

- Достоверны ли показания Гоголева и Емельянова, имеются ли в них противоречия, которые в судебном заседании устранены не были?

- Возможно ли привлечение к уголовной ответственности по ч.2 ст.212 УК РФ Савелова А.В. в случае недоказанности применения последним насилия к полицейскому Гоголеву?

И тогда единственно правильным решением будет вынесение оправдательного приговора Савелову А.В. Прошу Савелова А.В. оправдать по всем статьям предъявленного обвинения в связи с отсутствием событий преступления.

В этом процессе я также осуществлял защиту подсудимых Духаниной, Луцкевича и Барабанова. В защиту этих подсудимых хочу сказать, что исследованные в судебном заседании доказательства, представленные стороной защиты, опровергают виновность всех этих лиц в предъявленном им обвинении. Сторона обвинения не представила убедительных доказательств участия этих лиц в массовых беспорядках, а также события массовых беспорядков. Я полностью поддерживаю доводы, высказанные в защиту Духаниной и Луцкевича другими защитниками, а также доводы, которые еще будут высказаны в защиту Луцкевича и Барабанова адвокатом Сидоркиной. Прошу также этих лиц, а именно Духанину, Луцкевича и Барабанова оправдать.

К другим выступлениям защиты в прениях:
Владимир Самохин, Алексей Мирошниченко, Максим Пашков, Ольга Григоренко, Светлана Сидоркина, Дмитрий Аграновский, Екатерина Горяинова, Дмитрий Борко, Сергей Шаров, Сергей Панченко

К показаниям свидетелей обвинения

Прения