О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2707/ | http://mirror715.graniru.info/people/2707/

Руслан Зейтуллаев

политзаключенный

31 год, житель села Орлиное в черте аннексированного Севастополя, рабочий-строитель. С января 2015 года находится в заключении как основной фигурант первого дела крымских мусульман. По части 1 статьи 205.5 российского УК (организация деятельности террористической организации) политзеку грозит срок вплоть до пожизненного.

В июне 2016-го в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону начались слушания по существу дела. Для участия в процессе обвиняемых доставили из Крыма в СИЗО-1 Ростовской области в столице региона. 2 августа стало известно, что Зейтуллаев пятые сутки содержится в карцере СИЗО.

Как пояснил адвокат политзека Эмиль Курбединов, поводом ко взысканию стал отказ Зейтуллаева раздеться догола для досмотра после очередного возвращения в СИЗО из суда. Нормы ислама запрещают верующим полностью раздеваться даже перед людьми своего пола, за исключением определенных случаев, например посещения врача. Кроме того, добавил адвокат, требование фсиновцев Зейтуллаев счел для себя унизительным. Поэтому политзек снял верхнюю одежду, но нижнее белье снимать наотрез отказался.

Курбединов также сообщил, что председательствующий в процессе судья Вячеслав Корсаков форсирует разбирательство, нарушая российский УПК. В частности, 2 августа, после того как суду не удалось установить видеосвязь с Ижевском для допроса привлеченного адвокатами эксперта, Корсаков потребовал от защиты продолжить представление доказательств. Между тем адвокаты неоднократно указывали, что считает принципиальным представление дальнейших доказательств лишь после допросов всех экспертов.

После такого ответа защиты Корсаков объявил, что представление ею доказательств завершено, и потребовал начать допрос самих обвиняемых, которые с момента возбуждения дела и до сих пор отказывались от дачи показаний, ссылаясь на статью 51 российской Конституции. Между тем на предварительных слушаниях тот же судья утвердил порядок разбирательства, в соответствии с которым допрос подсудимых должен проводиться лишь после представления всех доказательств защиты.

В итоге Корсаков заявил, что, если на ближайших слушаниях, которые открываются 3 августа, подсудимые не начнут выступать с показаниями, это будет расценено как отказ от их дачи. "Видимо, на этом председательствующий намерен закрыть судебное следствие и перейти уже к прениям сторон, после чего выносится приговор", - заметил Курбединов.

Летом 2015 года судья Корсаков входил в состав коллегии, которая приговорила крымчан Олега Сенцова и Александра Кольченко к 20 и 10 годам строгого режима соответственно по сфабрикованному делу о терроризме. Ведет ли Корсаков процесс крымских мусульман единолично или во главе судейской коллегии, в СМИ, насколько известно, не уточнялось.

Кроме Зейтуллаева в первом деле крымских мусульман еще три фигуранта. Это 40-летний Юрий (Нури) Примов, 30-летний Рустем Ваитов и 33-летний Ферат Сайфуллаев; все трое - также жители Севастополя. Им, в отличие от Зейтуллаева, вменена часть 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации), предусматривающая от 5 до 10 лет колонии.

Следствие вело УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю. В деле 15 томов. Как утверждает обвинение, Зейтуллаев в марте 2014 года организовал в селах Орлиное, Тыловое и Штурмовое Балаклавского района Севастополя, а также в других частях города ячейку "Хизб ут-тахрир" для создания в Севастополе Крымского вилаята как административной единицы всемирного халифата. От трех своих знакомых, вовлеченных в ячейку, Зейтуллаев, согласно фабуле дела, требовал вести пропаганду идей "Хизб ут-тахрир", вербовать новых членов, а в дальнейшем - организовывать собственные подразделения этой структуры.

При этом в действительности "Хизб ут-тахрир" никогда не вела террористической деятельности. Кроме того, принадлежность кого-либо из четырех обвиняемых к этой структуре не доказана.

Ни Зейтуллаев, ни другие фигуранты дела вменяемой вины не признают.

На воле у Зейтуллаева остались жена и трое малолетних детей.

03.08.2016


Фото и Видео

На Гранях.Ру
18.05.2017 в блоге Елена Санникова: Гибридная депортация →
01.07.2016 статья Ольга Решетилова: Защита незащищенных →

Реклама



Выбор читателей