О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2637/

Иван Асташин

политзаключенный

27 лет, уроженец Москвы. Прозвище - Паук. До ареста - студент Российского химико-технологического университета. Фигурант сфабрикованного дела Автономной боевой террористической организации. Отбывает срок 9 лет 9 месяцев в ИК-15 строгого режима в Норильске. До 2014 года содержался в ИК-17 строгого режима в Красноярском крае. Дата окончания срока - 27 сентября 2020 года.

19 сентября бывший болотник Владимир Акименков сообщил со ссылкой на мать Асташина Ольгу, что политзека этапировали в Красноярск в краевую туберкулезную больницу (КТБ-1). Эта больница имеет репутацию "пыточной" - по словам Акименкова, она используется как место "исправления" строптивых зэков". В частности, осужденный по делу о нападении вооруженного подполья на Ингушетию в 2004 году Зелимхан Медоев сообщал, что в больнице к нему применяли "вязки" (привязывали к кровати на много дней подряд), закалывали психотропными препаратами и насильно пытались кормить через задний проход.

Адвокат Асташина Инна Демьяненко сообщила "Сибирь. Реалиям", что давление на политзека в ИК-15 усилилось после публикации в издании статьи Асташина "Ломка зэков, прикрытая законом" о жизни в колонии, различиях между кастами заключенных, сотрудничестве зэков с администрацией и психологическом давлении со стороны фсиновцев. Как сообщила коллега Демьяненко, встречавшаяся с политзеком 13 сентября, он сказал ей, что его заставили отказаться от авторства статьи и написать, что он никакого отношения к ней не имеет. Политзек рассказал адвокату, что на него оказывают давление и могут перевести в Красноярск; при этом в случае, если он откажется от авторства статьи, его обещали не этапировать.

В тот же день редакция "Сибирь. Реалий" получила письмо от администрации ИК-17, в котором начальство колонии потребовало опровергнуть информацию из статьи и удалить ее. "По факту размещения статьи осужденный Асташин И.И. в своем объяснении указал, что к публикации данной статьи он никакого отношения не имеет, информацию, указанную в ней, никому не передавал", - говорится в письме администрации колонии.

"Переданное в редакцию "Сибирь.Реалии" Владимиром Акименковым письмо Асташина ничем не отличается от предыдущих его сообщений и написано, как легко можно установить, тем же почерком. Тем не менее, опасаясь за судьбу находящегося в непростых условиях тюремного заключения Асташина, мы выполняем требование ФКУ ИК-17: нельзя исключать, что на Ивана для составления подтверждающего позицию руководства колонии сообщения могло быть оказано давление", - заявили в редакции.

Как рассказала мать политзека Ольга, фсиновцы в последнее время резко усилили давление на политзека: в частности, летом его отправляли в ШИЗО за то, что он снял китель, когда умывался после работы; затем на него наложили взыскание за слишком долгое нахождение в туалете.

"В общем, нарушения сыпались одно за другим. В конце концов в неофициальной беседе сотрудники колонии намекнули Ване, что, если он не будет сотрудничать с администрацией, его либо отправят в ЕПКТ (единое помещение камерного типа. - Ред.), либо в больницу в Красноярск", - заключила мать политзека.

В начале января Асташина поставили на профучет в колонии как поджигателя. По состоянию на конец января на политзека было наложено уже 46 взысканий.

В ночь на 20 декабря 2009 года, в канун "дня работника органов безопасности", Асташин с подругой Ксенией Поважной и тремя товарищами провел акцию "С днем чекиста, ублюдки!", бросив бутылку с коктейлем Молотова в здание отдела ФСБ по Юго-Западному округу столицы. В результате поджога никто не пострадал, а материальный ущерб оказался незначительным. При этом сам Асташин непосредственно в акции не участвовал, а вел ее видеосъемку.

Кроме того, 11 февраля 2010 года Асташин попытался взорвать самодельной бомбой автомобиль Lexus, припаркованный на Солнцевском проспекте Москвы. Однако мощности бомбы хватило лишь на то, чтобы у машины отлетел бампер.

Силовики начали фабриковать дело о терроризме. В него наряду с акциями Асташина вошли вылазки, проведенные в 2009-2010 годах подмосковной группой Богдана Голонкова, который и придумал название "Автономная боевая террористическая организация". Эта группа совершила ряд поджогов опорных пунктов милиции, а также торговых точек, принадлежащих кавказцам. В ходе акций Голонкова и товарищей тоже никто не пострадал. При этом члены групп Асташина и Голонкова до открытия дела знакомы между собой не были.

В марте 2010-го Асташина и Поважную задержала милиция. Оба, по информации "Русской планеты", написали явки с повинной, после чего были отпущены под подписку о невыезде. Подписку они, однако, нарушили и пустились в бега. Между тем показания под диктовку силовиков дали и другие привлеченные по делу.

В итоге, когда 28 декабря 2010 года Асташин все же был задержан, ему помимо прочего вменили подготовку ко взрыву столичной ТЭЦ-11. Утверждалось, что теракт планировалось совершить на Новый год.

В ходе следствия фигуранты дела несколько раз меняли показания. Сам Асташин в итоге признал вину частично - только по эпизодам акции "С днем чекиста, ублюдки!" и поджога Lexus.

Приговор по делу АБТО вынесла 12 апреля 2012 года коллегия Мосгорсуда в составе Павла Мелехина (председательствущий), Татьяны Соловьевой и Сергея Иванова. Из всех 10 фигурантов Асташин, объявленный лидером группировки, получил максимальный срок - 13 лет строгого режима с ограничением свободы после выхода из колонии. Голонкову дали 9 с половиной лет строгого режима с ограничением свободы, Поважной - 8 лет общего.

23 июля 2012 года Верховный суд уменьшил Асташину срок до 12 с половиной лет. Между тем Поважная добилась сокращения своего срока вдвое - до 4 лет. В декабре 2014-го она вышла на свободу, полностью отбыв свой срок.

11 декабря 2013 года президиум Верховного суда снизил Асташину срок до 9 лет 9 месяцев и снял с него дополнительное наказание - ограничение свободы. Срок, назначенный Голонкову, оставили прежним, однако ограничение свободы сняли и с него. В конце августа 2019-го Головнков вышел на свободу. За три месяца до этого против него сфабриковали дело по статье 321 УК (дезорганизация деятельности исправительного учреждения).

В окончательном варианте судебного решения Асташин признан виновным по пункту "а" части 2 статьи 205 (теракт, совершенный организованной группой; восемь эпизодов), части 2 статьи 167 (умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога), части 1 статьи 223 (незаконное изготовление боеприпасов), части 1 статьи 30 - части 1 статьи 205 (приготовление к теракту) и части 1 статьи 222 УК (незаконный оборот боеприпасов).

Между тем 28 июня 2013 года Мосгорсуд запретил АБТО, объявив ее террористической организацией.

Сам Асташин, так же как и ряд других фигурантов дела, в том числе уже отбывшие срок Поважная и Голонков, находятся в списке террористов и экстремистов, который ведется Росфинмониторингом. Все банковские счета лиц, включенных в этот список, блокируются.

В ИК-15 политзек написал ряд статей, которые публиковались в частности "Кашиным" и "Медиазоной". В декабре 2018 года "Грани" поместили статью Асташина "Чекистский террор".

24.09.2019


На Гранях.Ру
21.12.2015 в блоге Вера Лаврешина: Как мы отметили день чекиста →
31.10.2015 в блоге Вера Лаврешина: День политзека →

Реклама



Выбор читателей