О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

новость Фигурант дела АБТО Асташин подал жалобу в ЕСПЧ

21.08.2016
Иван Асташин. Фото с ФБ-страницы Владимира Акименкова
Иван Асташин. Фото с ФБ-страницы Владимира Акименкова
Реклама

Политзаключенный Иван Асташин, отбывающий срок 9 лет 9 месяцев в норильской ИК-15 строгого режима по сфабрикованному делу Автономной боевой террористической организации, подал в ЕСПЧ жалобу о трех нарушениях Европейской конвенции, допущенных в его отношении Россией. Об этом сообщает на своей ФБ-странице сотрудница Комитета за гражданские права Лариса Романова.

Жалоба, направленная 2 августа, поступила в суд еще 9-го числа, однако соответствующее сообщение Романовой появилось только в субботу вечером.

Отправка москвича Асташина в Норильск, с которым отсутствует сухопутное сообщение, затрудняет контакты политзека с семьей и тем самым нарушает статью 8 конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), говорится в жалобе. Норма, согласно которой заключенные должны отбывать сроки в регионе проживания или - при определенных условиях - в одном из соседних, на осужденных по обвинению в терроризме не распространяется, признают представители Асташина. Тем не менее этапирование политзека в Норильск "не было обусловлено охраной общественного интереса или бесспорной необходимостью". Кроме того, соответствующее решение было принято с нарушением процедуры - без мотивированного заключения ФСИН, а лишь на основании "указания" и "служебной записки".

При этом, отмечается в жалобе, многочисленные ходатайства, поданные как женой Асташина, так и его матерью и сестрой, были властями проигнорированы.

Две другие претензии связаны с нарушением статьи 6 конвенции (право на справедливое судебное разбирательство). Во-первых, говорится в документе, Асташин ходатайствовал о личном участии в рассмотрении своих жалоб на отправку в Норильск, однако суд не потребовал обеспечить видеосвязь с колонией, а также не дал политзеку возможности прокомментировать позицию ФСИН. Между тем с "указанием" и "служебной запиской", на основании которых Асташина этапировали, он так и не был ознакомлен, а в материалах дела по его жалобе эти бумаги отсутствовали.

Во-вторых, Асташин указал на немотивированность судебных решений по его жалобам на отправку в Норильск.

Средства правовой защиты в национальных судах исчерпаны, указывают представители Асташина. Замоскворецкий райсуд Москвы отклонил жалобу на этапирование политзека, а Мосгорсуд на апелляции оставил это решение в силе. Что же касается кассационной жалобы, то она не рассмотрена до сих пор, хотя была подана еще 31 июля 2014 года. Таким образом, отмечается в документе, есть все основания для обращения в ЕСПЧ.

В марте нынешнего года тогдашний крымский узник Геннадий Афанасьев выиграл в Сыктывкарском горсуде разбирательство о переводе из Коми в регион, менее отдаленный от аннексированного полуострова. Представители Афанасьева также ссылались на статью 8 Европейской конвенции.

Асташину 24 года, он уроженец столицы. Прозвище - Паук. До ареста учился в Российском химико-технологическом университете.

В ночь на 20 декабря 2009 года, в канун "дня работника органов безопасности", Асташин с подругой Ксенией Поважной и тремя товарищами провел акцию "С днем чекиста, ублюдки!", бросив бутылку с коктейлем Молотова в здание отдела ФСБ по Юго-Западному округу столицы. В результате поджога никто не пострадал, а материальный ущерб оказался незначительным. При этом сам Асташин непосредственно в акции не участвовал, а вел ее видеосъемку.

Кроме того, 11 февраля 2010 года Асташин попытался взорвать самодельной бомбой автомобиль Lexus, припаркованный на Солнцевском проспекте Москвы. Однако мощности бомбы хватило лишь на то, чтобы у машины отлетел бампер.

Силовики начали фабриковать дело о терроризме. В него наряду с акциями Асташина вошли вылазки, проведенные в 2009-2010 годах подмосковной группой Богдана Голонкова, который и придумал название "Автономная боевая террористическая организация". Эта группа совершила ряд поджогов опорных пунктов милиции, а также торговых точек, принадлежащих кавказцам. В ходе акций Голонкова и товарищей тоже никто не пострадал. При этом члены групп Асташина и Голонкова до открытия дела знакомы между собой не были.

В марте 2010-го Асташина и Поважную задержала милиция. Оба, по информации "Русской планеты", написали явки с повинной, после чего были отпущены под подписку о невыезде. Подписку они, однако, нарушили и пустились в бега. Между тем показания под диктовку силовиков дали и другие привлеченные по делу.

В итоге, когда 28 декабря 2010 года Асташин все же был задержан, ему помимо прочего вменили подготовку ко взрыву столичной ТЭЦ-11. Утверждалось, что теракт планировалось совершить на Новый год.

В ходе следствия фигуранты дела несколько раз меняли показания. Сам Асташин в итоге признал вину частично - только по эпизодам акции "С днем чекиста, ублюдки!" и поджога Lexus.

Приговор по делу АБТО вынесла 12 апреля 2012 года коллегия Мосгорсуда в составе Павла Мелехина (председательствущий), Татьяны Соловьевой и Сергея Иванова. Изо всех 10 фигурантов Асташин, объявленный лидером группировки, получил максимальный срок - 13 лет строгого режима с ограничением свободы после выхода из колонии. Голонкову дали 9 с половиной лет строгого режима с ограничением свободы, Поважной - 8 лет общего.

23 июля 2012 года Верховный суд уменьшил Асташину срок до 12 с половиной лет. Между тем Поважная добилась сокращения своего срока вдвое - до 4 лет. В декабре 2014-го она вышла на свободу, полностью отбыв свой срок.

11 декабря 2013 года президиум Верховного суда снизил Асташину срок до 9 лет 9 месяцев и снял с него дополнительное наказание - ограничение свободы. Таким образом, политзек освобождается 27 сентября 2020 года. Срок, назначенный Голонкову, оставили прежним, однако ограничение свободы сняли и с него.

В окончательном варианте судебного решения Асташин признан виновным по пункту "а" части 2 статьи 205 (теракт, совершенный организованной группой; восемь эпизодов), части 2 статьи 167 (умышленное уничтожение или повреждение имущества путем поджога), части 1 статьи 223 (незаконное изготовление боеприпасов), части 1 статьи 30 - части 1 статьи 205 (приготовление к теракту) и части 1 статьи 222 УК (незаконный оборот боеприпасов).

Между тем 28 июня 2013 года Мосгорсуд запретил АБТО, объявив ее террористической организацией.

Сам Асташин, так же как и ряд других фигурантов дела, в том числе уже отбывшая срок Поважная, находится в списке террористов и экстремистов, который ведется Росфинмониторингом. Все банковские счета лиц, включенных в этот список, блокируются.

В ИК-15 у Асташина периодически возникают конфликты с администрацией, нарушающей его права.

Статусные правозащитники долгое время игнорировали дело АБТО и случай Асташина в частности. Причиной этого были характер инкриминированных фигурантам обвинений, а также убеждение в том, что группа придерживалась нацистских взглядов. Между тем поддержку Асташину и другим обвиненным по делу АБТО оказывали левые активисты - Романова, Владимир Акименков, члены "Национал-большевистской платформы" Михаила Пулина, - а также радикально настроенные либералы, например Вера Лаврешина.

В очередной "день работника органов безопасности", 20 декабря 2015 года, Лаврешина и ряд других гражданских активистов провели у здания ФСБ несогласованный пикет, который, как и акция Асташина с товарищами, назывался "С днем чекиста, ублюдки!".

Между тем месяцем раньше, в ноябре 2015 года, художник Петр Павленский на суде по выбору ему меры пресечения за акцию "Угроза" упомянул дело АБТО, сравнив акцию Асташина и его товарищей со своей.

Некоторое время спустя, в начале 2016-го, Асташину было выделено 100 тысяч рублей в рамках проекта поддержки политзаключенных "Помощь Ходорковского и Навального", реализуемого "Открытой Россией".

22 марта стало известно, что политзек распорядился передать 20 тысяч рублей из этой суммы приморским партизанам.

"Помимо присутствия журналистов и общественности в зале суда, для того чтобы увидеть более-менее объективную картину, обвиняемым нужны нормальные адвокаты - они помогут им высказаться, они зададут вопросы и подсудимым, и свидетелям, они вытащат на свет массу материалов и тем самым создадут хоть какой-то противовес стороне обвинения, - объяснил Асташин принятое решение в своей статье, опубликованной "Кашиным". - А нормальный адвокат - знаю по своему опыту - удовольствие дорогое, тем более когда судебные заседания идут каждый день".

21.08.2016


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей