О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/portnikov/m.193206.html

статья "Курский" соловей

Виталий Портников, 18.11.2011
Виталий Портников. Фото А.Карпюк/Грани.Ру

Виталий Портников. Фото А.Карпюк/Грани.Ру

Когда глава администрации президента России Александр Волошин впервые появился перед членами верхней палаты Федерального собрания - тогда еще настоящего Совета Федерации, в котором было немало людей с собственной политической позицией, - наблюдатели сочли его непубличным чиновником, которому лучше не показываться перед публикой. Александр Стальевич и не показывался, что отнюдь не сказалось на его многолетнем публичном влиянии и отношениях с "олигархами" и властями предержащими.

Ему, скромному чиновнику, когда-то чуть ли не за руку приведенному Борисом Березовским в Кремль, удалось почти невозможное - стать членом того невидимого политбюро, которое до сих пор решает судьбы огромной страны, тасуя скучных чиновников на высших должностях, как засаленные игральные карты. И это при том, что у Волошина нет ни родственных связей Юмашева, ни миллиардов (и родственных связей) Дерипаски, ни отчаянной готовности Путина пойти на любые шаги ради защиты "семейных" интересов. У него нет ничего, кроме умения считать и посредничать - и этого умения хватило на то, чтобы стать и оставаться одним из хозяев России, в то время как приведший его в Кремль человек давно уже смотрит на вожделенную территорию из Лондона.

Появившись в лондонском суде на одном из самых скандальных процессов нового тысячелетия, Волошин продемонстрировал, что для такого аппаратного успеха нужно еще одно качество - гораздо более важное, чем аналитические способности, и, по-моему, даже более важное, чем миллиарды. Это качество - непередаваемое, врожденное презрение к людям.

И еще Александр Стальевич Волошин продемонстрировал, что он - блестящий публичный политик. Когда говорит правду.

Я очень хорошо помню удушающую историю с подводной лодкой "Курск". На самом деле это был первый эпизод, продемонстрировавший стиль нового главы государства, суть нового режима. Я часто говорю о том, что путинская Россия - это продолжение ельцинской, и знаю, что многим, верящим в то, что 90-е годы были временем демократии, а нулевые - эпохой ее сворачивания, такая оценка не нравится. Для меня девяностые не были временем демократии, они были скорее периодом закладки фундамента будущей России "олигархов" и силовиков. Но чего не было в Ельцине - так вот этого непобедимого отношения к людям как к муравьям. Поэтому при Ельцине еще мог быть Буденновск и кричащий в трубку Черномырдин, могли быть спасенные роженицы и младенцы, а при Путине могли быть только "Курск", Дубровка, Беслан. И надо признать, что ко времени Беслана мы уже привыкли и никто не верил в спасение детей, мы просто тупо ждали, когда их начнут убивать, а тех, кто без всякой надежды пытался помочь этим маленьким смертникам, травили, как Аню Политковскую. Дети превратились в цифры.

Но все это будет потом, а к моменту катастрофы "Курска" мы еще сохранили, скажем так, свежесть восприятия. И нас еще поражало это равнодушие людей, которые, может, и не были способны помочь несчастным ребятам, но воспринимали их трагедию как сборник статистических погрешностей. Мы изумлялись тому, как они думают о мнимом престиже - своем и государства - престиже, заключающемся не в спасении людей, а в демонстрации собственных возможностей и нежелании принять чужую помощь...

Впрочем, в этой истории было многое, всего сейчас и не упомнишь. Но главный вывод, который сделал Александр Волошин, заключался в том, что курирование Борисом Березовским телевидения не позволяет власти погрузить страну в пучину абсолютной лжи, что в критических ситуациях бывают сбои, что лучше руководить всеми этими телевизионными муравьями непосредственно из Кремля - чтобы им и в голову не пришло пожалеть каких-нибудь других муравьев, когда их будут травить газом, или расстреливать, или взрывать... Телевидение, правда, еще несколько раз срывалось на всхлип или вскрик, приходилось вновь и вновь вычищать неудобных людей с ранимой психикой, но в конце концов естественный отбор привел к окончательном торжеству серости: серая, безликая, бессмысленная анонимная власть радостно смотрится в серое зеркало всеобщего счастья, в беззубую программу "Время" и прочие позоры и телетриумфы. На языке Александра Стальевича это называется - с телевидения убрали тех, кому не понравилось отсутствие опеки Березовского. Ну это когда речь идет об истории с "Курском".

Он и в самом деле так считает. Они все на самом деле так считают - потому и правят. Это не обстоятельства сделали всех этих людей такими - это они подстроили под себя обстоятельства, выстроили страну абсолютного удобства для себя самих, страну с людьми-цифрами, с полным отсутствием альтернатив и перспектив, страну бесконечной рокировки хорошего с лучшим. Построили - и выпотрошили, и продолжают вести ее к краху, к развалу, к бунту, к социальным волнениям, к национальным столкновениям, да еще, безумцы, подталкивают людей ко всему этому и не ведают, что творят.

Потому что равнодушны. Иссушающе равнодушны. И даже самые умные из них удручающе слепы и видят только то, что хотят. Только то, что способны увидеть. Но пусть хоть выскажутся в Лондоне напоследок - чтобы у будущих историков, описывающих крах великой страны, под рукой были не только наши эмоциональные заметки.

Виталий Портников, 18.11.2011


новость Новости по теме