О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/yukos/m.154302.html

статья Свидетельские воспоминания

Илья Мильштейн, 22.07.2009
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Преждевременные политические мемуары - это всегда интересно. Даже если речь идет о мелочах, о брошенной вскользь фразе, гневной интонации, обиде, застывшей в глазах. Так пишется несфальсифицированная история текущих дней, которую узнаешь по крупицам. И тем ценней всякое свидетельство, когда дело касается путинской эпохи. Засекреченной сверх всякой меры, что легко объяснить засильем в Кремле и окрестностях людей особой породы.

Однако хочется знать и так называемую правду.

Экс-премьер Михаил Касьянов - один из самых информированных свидетелей начала этой эпохи. Свидетель немногословный, даром что в оппозиции. Тут не трусость и не скрытность, но своего рода этика, некие правила игры в большую политику, кодекс умолчаний, предполагающий сдержанность даже в поздних мемуарах. Как выразился однажды в августе Михаил Сергеевич, "всей правды я вам все равно не скажу". Это он так проговорился.

Исключения редки. Например, показания в суде с ясной политической подоплекой. Таково первое дело "ЮКОСа", рассматриваемое ныне в Европейском суде по правам человека, куда Михаил Касьянов три недели назад передал свои свидетельства. Тогда, после задержания Платона Лебедева, рассказал экс-премьер, он несколько раз спрашивал Путина о причинах ареста. По словам Касьянова, президент заявил, что Ходорковский слишком много на себя берет. Якобы ему в Кремле разрешили финансировать "Яблоко" и СПС, а он вкладывает деньги еще и в коммунистов.

Безусловно, это свидетельство убийственное для обвинителей по делу "ЮКОСа". Если ему поверят в Страсбурге, то вся эта шохинская постройка разлетится как карточный домик. А Касьянов в своих показаниях еще и утверждает, что схемы налоговой оптимизации, применявшиеся Ходорковским, были абсолютно законны. И хотя в Европейском суде вряд ли по достоинству оценят своеобразие нашей парламентской жизни, это попросту останется за рамками дела. Ясно будет другое: разгром "ЮКОСа" был затеян по политическому заказу Кремля.

Собственно, кто бы сомневался. Но если это будет доказано, то дело Ходорковского-Лебедева встанет в один ряд с другими проигранными Россией в Страсбурге делами, по которым уже выплачены сотни тысяч евро. Привычное наше беззаконие обернется крупным юридическим скандалом с непредсказуемыми политическими последствиями.

Впрочем, это не самое интересное в данном сюжете. Куда любопытней другое: зачем Путин произносил свои пылкие антикоммунистические речи? В чем он пытался убедить Михаила Касьянова?

Бывший премьер утверждает, что свои диалоги с президентом он вел в июле 2003 года. То есть месяца за три до ареста МБХ. Путин уже очень популярен, но это еще не тот раб на галерах, именем которого клянутся в Москве, Грозном и на Селигере. Он еще слабоват и побаивается громадья своих замыслов, хотя уже и кипит белесой ненавистью к Ходорковскому. Однако против тотального наезда на "ЮКОС" в эти дни настроена не только демократическая общественность, но и часть элиты в лице Касьянова, Волошина, Чубайса, Кудрина и других. Говорят, колеблется даже задушевный друг Дмитрий Медведев, который в октябре станет главой президентской администрации.

Путин решится на арест Ходорковского в непреклонном стиле войсковой операции только в конце октября. Когда он почувствует, что накопил уже достаточно власти и способен разбираться со своими противниками самостоятельно, без утомительных подсказок со стороны элит. Тогда Россия и мир увидят эту незабываемую картинку: он будет сидеть у себя в Кремле и под телекамеры с удовольствием показывать зубы.

Типа истерику прекратить. С бизнесом не желаю ни встречаться, ни торговаться. Правительству в судебные дела не вмешиваться. Он будет шумно листать бумажки, написанные уже самолично, без Волошина, оглядывая публику злым цепким взором и внимательно следя за реакцией. Тогда, завершив спецмероприятие, он уже сможет от души поразвлечься, заглянув прямо в душу ельцинскому правительству и маску скинув. Владимир Владимирович будет ловить кайф.

А тогда, в июле, он просто придумает легенду - для Касьянова, для Чубайса, для Ельцина в конце концов. Легенду привычную для чекиста, которого учили в общении с людьми подбирать те аргументы, которые будут услышаны. Оттого он и выступит в роли возмущенного антикоммуниста, который как бы сквозь пальцы смотрит на спонсирование "ЮКОСом" демократических партий, но содействия КПРФ - не потерпит. При том, что и "Яблоко", и СПС Путин невдолге выгонит из Думы, а ручного Зюганова прикормит из кремлевской казны. И это случится уже совсем скоро, на ближайших выборах в нижнюю палату, на которых кремлевская партия власти получит контрольный пакет.

Что же касается причин личной ненависти Путина к Ходорковскому, то это для современников давно уже не загадка. Вся страна видела, как 19 февраля 2003 года Михаил Борисович на встрече олигархов с президентом заговорил о кремлевской коррупции и как Путин тогда, еле сдерживаясь от гнева, расписывал Ходорковскому его будущую судьбу. Однако распечатку той встречи не подошьешь ни к какому делу, даже в Европейском суде, и Касьянов совершенно прав, вспоминая малозначительный эпизод из кремлевской жизни. Человек искушенный, он знает, какие свидетельства в нормальном суде воспринимаются как почти бесспорные. Сухие, точные, лишенные романтических притязаний на справедливость. Свидетельства в стиле мемуаров. Ценных для суда, бесценных для грядушего историка.

Илья Мильштейн, 22.07.2009

Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей