О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Континент, встающий с левой ноги

Валерия Новодворская, 01.11.2007
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Реклама

Я всегда говорила, что левые неспособны на осмысленные действия и милосердие. Бессмысленны и беспощадны, как русский бунт (левый по определению). Давайте вспомним, кстати, параметры пугачевщины. Очень левый Емельян Иванович уничтожал дворян физически, уничтожал методично, не щадя ни дедушек, на бабушек, ни внучек. Расправу с семейством капитана Миронова, человека небогатого, тянущего лямку в дальнем гарнизоне в дикой степи, Пушкин писал с натуры. А ведь ни Маша (чудом уцелевшая благодаря Швабрину и Гриневу, да еще вовремя надетому сарафану), ни ее мамаша, простая добрая старушка, ничего худого не сделали ни Пугачеву, ни Хлопуше, ни всем остальным пугачевским оглоедам. Знаете, что я вам скажу? Пугачев был большевиком. Он уничтожал дворян, не щадя ни пола, ни возраста, по классовому признаку.

А теперь сравните. Екатерина жестоко подавила восстание (а такие восстания можно было подавить мягко?), Пугачева и многих его сподвижников казнили. Но европейски образованная "правая" Екатерина сильно отличалась от "левого" Пугачева. Она пожалела своего врага (а ведь Пугачев сделал зла больше, чем серийный убийца), не позволила исполнить приговор о четвертовании. Пугачеву просто отрубили голову. И никто не стал разыскивать жен и детей, отцов и матерей повстанцев, чтобы предать казни и их.

Еще Солженицын обратил внимание на великодушие царской власти. Александр Ульянов со товарищи покушались на самого Александра III. Их повесили, но ведь семью Ульяновых никто не сослал, не посадил, не прикончил как ЧСИР (членов семьи изменника Родине). А народовольцы несчастного царя-реформатора, Александра II (никогда им этого не прощу) и вовсе убили. Перовскую, Желябова, троих их товарищей казнили, но ни сын, ни жена Желябова, ни отец, ни мать Софьи Перовской не пострадали.

Вы поняли, куда я клоню? Правые стараются сделать только необходимое зло, их действия осмысленны, им не чуждо милосердие. Одним из немногих исключений из этого закона я считаю левофланговых парижских коммунаров, отказавшихся экспроприировать банки и расстреливать и запугивать Париж (за расстрел заложников несет ответственность один Риго: Совет Коммуны на это никакой санкции не давал). Делеклюз и Флуранс умерли честно, себя не запятнав.

Достойно себя вели и российские анархисты (идейные, а не из "Гуляй-Поля") и российские меньшевики образца 1919-20 годов. Они не стали договариваться с большевиками, они сразу выступили против них. Еще до НЭПа они все оказались в политизоляторах (анархисты в 1919 году, меньшевики – в начале 20-х) и на свободу уже не вышли. Двести мальчиков меньшевиков погибли в заключении, и именно они выбили из большевистских тюремщиков статус политзаключенного. Почему-то мне кажется, что они были похожи на Илюшу Яшина...

Такие эсеры, как Катя Олицкая, тоже достойны уважения. И я всегда говорила, что Сальвадор Альенде субъективно был очень порядочным человеком и его стоит оплакивать. Этого, кстати, и Пиночет не отрицал, даже спасти пытался. Знаю, что нельзя раздавать голодным детям даровое молоко, но как осудить за это? Альенде мог начать репрессии (кубинские помощники были наготове). Он иог попросить помощи у СССР. Он ничего этого не сделал. Честный, бескорыстный, неумелый идеалист, который зря полез в политику. Нынешние власти Перу и Чили не из этого карасса. Не знаю, украл ли что-нибудь Фухимори. Если украл – это преступление.

Не уйти вовремя от власти – это очень нехорошо. Если, конечно, на твое место не сядет лидер "Сендеро луминосо" или очередной Уго Чавес. Может быть, народы Венесуэлы и Боливии еще проклянут свободные выборы, в результате которых они достались Уго Чавесу и Эво Моралесу? И кто осудит турецких военных, которые столько лет стерегут страну от саудовского или иранского варианта?

Когда Франко завещал власть Хуану Карлосу? В семидесятые. Когда красный октябрь стал невозможен. Когда Пиночет добровольно отдал власть? В такой же момент. Не все так просто, не все есть в прописях. Столкнись я с Франко или с Пиночетом в одно время и в одной стране – мне бы не жить. Но и умирая я бы сказала, что у Испании и у Чили не было других средств спасения кроме этих двух диктатур.

Возможно, Фухимори, либерала, схватившегося с "Сендеро луминосо", есть за что судить. Даже наверняка. Но я предлагала бы, чтобы его судили в Гааге. Я уверена, что в Перу объективного суда не получится: Фухимори будут мстить боевики из "Сендеро", их политики, их пресса, все обиженные им. Никто не должен судить собственных врагов и диктаторов, чтобы суды не кончались расстрелами, как в случае с Чаушеску. На то есть Гаага.

А что немцы отпустили явно виновного, но старого и больного Хонеккера, это делает им честь. Это и есть милосердие, которого не хватает левому президенту Чили. И у нее нашлись свои ЧСИР – 84-летняя вдова и дети Пиночета. Да, девушка пострадала, сидела сама, был расстрелян отец... Она хорошая дочь, но плохой государственный деятель. Она обязана была, принимая власть, все забыть, а не мелочно мстить, раздувая в расколотой надвое стране пламя гражданской войны.

В Испании многие бы хотели судиться: бывшие коммунисты, бывшие фалангисты. Франко воткнул в гражданскую войну, словно осиновый кол, циклопический крест над братскими могилами (фалангисты – направо, коммунисты - налево) в Долине Павших. А в Чили такая постыдная мелочность. Пиночет принял (ну, завоевал) безнадежную, разоренную "Народным единством" страну и сделал ее преуспевающей и богатой не на латиноамериканском, а на европейском уровне.

Стоит ли гоняться за счетами семьи? 26 миллионов на шестерых – это не так уж много. А вдруг это их сбережения? И почему вдруг сейчас, после того как миновали все сроки давности, возник вопрос об этих счетах? И именно после смерти Пиночета? А не раньше, не пять, не десять лет назад? Ага! Это и есть месть, с этого и надо было начинать. Пиночет мертв, так дайте хоть семье отплатим за стадионы.

И это дело хорошо бы сплавить в Гаагу. Я абсолютно не верю в левое правосудие. Суд жертв диктатуры сегодня будет и бессмысленным, и беспощадным, и чреватым смутой.

Валерия Новодворская, 01.11.2007

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей