О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Слава бегу

Илья Мильштейн, 10.11.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Российские новости, если читать их с той чуткостью, какая свойственна людям демократических убеждений и прочим правозащитникам, огорчают однообразием печальных сюжетов. Там война, здесь убили, тех избили, облили зеленкой или дерьмом и объявили пятой колонной, этих уже посадили либо привлекли к суду, намереваясь посадить. А в качестве комментариев к этим, а также международным новостям - многочасовые ток-шоу, в ходе которых вербально калечат и вываливают в перьях тех, кого избили, облили зеленкой, посадили или собираются посадить, и их "западных покровителей". Тоскливая картина.

Это можно еще сравнить с сериалом, запущенным на долгие годы мизантропом-продюсером. Серий не сосчитать, и в конце каждой кто-нибудь непременно страдает. А если учесть, что кино показывают чуть ли не каждый день, то людям демократических убеждений и прочим правозащитникам не позавидуешь. Правда, большинству зрителей такое кино нравится или им плевать и они не смотрят, но вот меньшинству тяжело. Меньшинству, чьи права вообще-то тоже надо соблюдать, хочется ввести цензуру и посмотреть что-нибудь более жизнеутверждающее.

Нечто подобное наблюдалось в советские времена, когда начальство запрещало фильмы, проповедующие пессимизм и упадничество. То же касалось и новостей. Более всего поощрялись новости про строителей коммунизма, которые должны были радовать и радовали соотечественников сочной мажористой нотой в кратких сообщениях и подробных репортажах. Нота горестная звучала гораздо реже, когда камера нашего корреспондента смотрела в мир и обнаруживала там, за кордоном, разного рода беззакония и пауперизм. А про политзаключенных и других несогласных в СССР по ящику практически вообще ничего не рассказывали, поскольку все знали, что их нет.

Собственно, их и теперь нет, согласно официозу. Однако информации про них навалом, и это обстоятельство неожиданно сближает советских цензоров с постсоветскими либералами. Долой, дескать, чернуху, взыскуем позитива! Покажите нам, как схваченный и посаженный ни за что человек победил в столкновении с тюремной российской системой. Или хоть убежал из тюрьмы, обманув эту систему исполнения наказаний. Пусть хоть одна из серий в этой беспросветной ленте завершится хеппи-эндом.

Однако будем объективны: нечто подобное тоже случается. Очень редко, да. Но тем сильней впечатление, которое производит это необыкновенное зрелище.

Бывает, например, что суд вчистую оправдывает политзека и даже присуждает ему компенсацию. Но это, конечно, событие уникальное. Что же касается побегов, то такого рода происшествия, поскольку границы в современной России почему-то открыты, фиксируются почаще, и тем не менее всякий раз поражают, словно впервые. Когда бежит, допустим, художник Павленский, перепутавший впоследствии Париж с Москвой и площадь Бастилии с Лубянкой. Когда остается в Нью-Йорке, протестуя против преследований свидетелей Иеговы, музыкант Федор Чистяков. Когда уезжают Юлия Латынина, Ксения Ларина, Ольга Романова. А вчера стало известно, что из России эмигрировал Дмитрий Бученков, что по целому ряду причин вызывает у недобитой нашей демократической общественности особое чувство. Близкое к ликованию.

Во-первых, узник сбежал из-под ареста, пусть и домашнего, но понятно же было, что Замоскворецкий районный суд г. Москвы рано или поздно приговорит его к реальному сроку. Во-вторых, само по себе его дело повергало в изумление даже на фоне всех иных "болотных" дел. Ибо подозреваемый, в отличие от своих товарищей по несчастью, отсутствовал на Болотной площади 6 мая 2012 года, чему были представлены весьма убедительные доказательства. В-третьих, невиновный уже отсидел в СИЗО 15 месяцев, что, разумеется, для нашей родной пенитенциарной системы никакой не рекорд, но рядом с новостью о побеге эта справочка кажется совсем не лишней.

А главное, тихо покинуть квартиру, где он был заточен, и обрести убежище "в одной из стран Евросоюза" бывшему доценту кафедры истории медицины Российского медицинского университета имени Пирогова удалось потому, что сотрудники ФСИН не надели на него электронный браслет, при помощи которого можно было бы отслеживать его передвижения. Браслет на Бученкова не надели потому, что данного устройства не нашлось на складе. А данного устройства не нашлось на складе потому, что при закупке браслетов, если верить приговору того же Замоскворецкого суда, бывший директор ФСИН Александр Реймер с подельниками похитили 1,3 миллиарда рублей. За что им сегодня следует сказать большое человеческое спасибо: ведь эти отважные люди, даром что из тюремного ведомства, фактически помогли бежать политзаключенному. Вольно или невольно - значения не имеет. В той счастливой, свободной России, о которой уже слагает легенды один из не допущенных к выборам кандидатов в президенты, похитителей браслетов будут приветствовать как героев.

Ну, а пока безутешному, в сущности, либеральному нашему меньшинству остается утешиться только этими раритетными хорошими новостями. Здесь человека освободили, оправдали и даже извинились и выплатили бабло за пережитые мучения. А там люди пустились в бега, и так удачно, знаете, что их не догнали. В итоге из депрессивного региона - России, реальные или потенциальные узники сумели удрать туда, где предоставляют нечто однокоренное счастливому побегу: убежище. Общей картины происходящего это не меняет, да и многие соотечественники наверняка огорчены тем, что явные враги сваливают за границу, но всем не угодишь и хороших новостей на всех не напасешься.

Илья Мильштейн, 10.11.2017


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей