О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Разведенные

Илья Мильштейн, 29.04.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Сперва Илья Яшин отказался от участия в праймериз. Затем в рядах Демократической коалиции начались крупные разборки с переходом на личности, в ходе которых Алексей Анатольевич поссорился с Михаилом Михайловичем. Вчера ссора увенчалась разрывом. Коалиция распалась, и все эти довольно громкие события вроде бы надо увязывать с предвыборной борьбой, но не получается.

Главная проблема в том, что новости из жизни несистемной позиции только притворяются политическими. На самом деле речь идет, по-моему, о чем угодно, только не о политике. То есть борьба за власть тут ни при чем.

Хотя Навальный, полемизируя с Касьяновым и объясняя, почему его Партия прогресса фактически порывает с ПАРНАСом, пишет именно об этом, о самом главном. "Мы на выборы идем для того, чтобы соблюсти некие договоренности, или победить?" - таким вроде как риторическим вопросом задается Алексей Анатольевич и сам же на вопрос отвечает. Все течет, сообщает Навальный, "все быстро меняется", оттого не грех и отмежеваться от ослабевшего союзника. Ради победы.

Между тем ситуация такова, что нет ни малейшей разницы, с кем пойдут на выборы несогласные - с Касьяновым или без Касьянова. Причем это, к сожалению, касается не только Партии прогресса и "Демократического выбора", бывших участников распавшейся коалиции, но и "Яблока". Есть точка зрения, что выгоду из конфликта демократов с демократами, помимо тружеников администрации президента, извлечет и Явлинский. Однако едва ли сбудется и этот на свой лад оптимистичный прогноз.

Дело в том, что за полтора с лишним десятилетия пребывания у власти нынешнего отца нации электорат российский доведен до такого состояния, когда он уже вполне осознанно голосует за начальство. 88 или сколько там процентов всенародной поддержки так называемого Путина - это не миф, это социология. Это результат упорной и успешной работы с населением, обращенным в телезрителей. А "Путина" следует понимать очень широко, и если избирателя тошнит от единоросов, он в рамках протестного голосования может выбрать себе Зюганова, Миронова, а то и Жириновского. Это ежели совсем взбунтуется.

Телезрителю предоставлен богатый выбор. Притом что в итоге все равно выйдет известно что: Дума, заполненная народными избранниками, которые в едином порыве жмут на кнопку, и на стол президенту ложится очередной закон об иностранных агентах, убийцах Димы Яковлева. В этом парламенте, тем более в эпоху противоборства Кремля с человечеством, нет места ни Борису Немцову, ни Касьянову, ни Яшину, ни Явлинскому, а Навальный надолго лишен права быть избранным. В этот парламент кто-нибудь из несистемщиков может проскочить разве что чудом, по одномандатному округу, что обернется большими карьерными проблемами для чиновника, упустившего врага.

Ради того, чтобы никто не проскочил, даже чудом, трудятся десятки спецпропагандистов на всех гостелеканалах, постоянно и неутомимо информируя россиян о том, кто из врагов с кем спит и под какой кличкой зарегистрирован в Лэнгли. Короче, все делается для того, чтобы осенью честная Элла Памфилова честно посчитала честно поданные голоса.

Оттого про политику и про победу говорить не стоит, а достойны обсуждения другие темы. Можно, к примеру, потолковать о документальном кинематографе. О фильме "Касьянов день", самыми чуткими и даже благодарными зрителями которого неожиданно оказались и Яшин, и Навальный, и Милов, и некоторые другие участники оппозиционного демократического движения.

О том стоит поговорить, что после просмотра данного произведения соратники и союзники Михаила Касьянова удивительным образом повели себя так, словно они и не политики вовсе, а самая простодушная публика с провинциальной галерки. Обидчивая, доверчивая, темноватая. На них тоже опробовали этот компромат, и они оказались идеальной фокус-группой. Складывалось даже впечатление, что ради них все и затевалось. Ради того, чтобы их руками окончательно раздавить бывшего председателя правительства.

Хотя поначалу казалось, что власть не оставила им никакого иного варианта поведения кроме единственно возможного. Раздавались же голоса, что нельзя всерьез обсуждать содержание помойки, что вмешательство в личную жизнь является уголовным преступлением, что подонкам не удастся рассорить между собой людей, прекрасно понимающих, кто и для чего заказывает подобную документалку. Ведь Касьянов был далеко не первым. Увы, эту проверочку нашей несистемной оппозиции выдержать не удалось, и тут закрадывается мысль о внедренных провокаторах, которые стали сюжет раскручивать, усугубляя скандал, но додумывать ее до конца неохота.

Куда важнее напоследок, как ни странно, вспомнить все-таки про политику. О том сказать, что несистемная наша оппозиция пока еще не осознала, что действует в новых условиях. Раньше они были тяжелыми, сегодня стали невыносимыми. А в этих условиях должны формироваться новые правила поведения. Это можно назвать солидарностью нового типа, уместного скорее в отношениях между близкими друзьями или собратьями по несчастью, нежели между политическими лидерами и активистами.

В конце концов будущее России, если у страны есть будущее, принадлежит им, оттого вдвойне непростительно вестись на провокации, которые им устраивает власть. Вдвойне глупо подыгрывать этой власти, пользуясь ее кинематографическими услугами. Быть может, раньше следовало настаивать на участии Касьянова в праймериз. Однако после демонстрации порнухи, изготовленной на студии "ФСБ-продакшн" и показанной по телеканалу НТВ, это стало невозможным, и остается лишь пожалеть о том, что такие простые вещи надо еще объяснять и доказывать. Людям, которые называют себя политиками.

Илья Мильштейн, 29.04.2016


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей