О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.186097.html

статья На границе нервного срыва

Илья Мильштейн, 09.02.2011
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Сергей Лавров редко высказывается по поводу журналистов. Разве что в общих чертах, как четыре года назад, когда, выступая на ТВЦ, он неожиданно противопоставил западных журналистов западным лидерам. В том смысле, что "целенаправленная антироссийская политика" зарубежных СМИ никак не отражает взгляды президентов и министров, с которыми он встречается. Вывод делался такой: в натовской прессе ведется "какая-то кампания" против России, но на серьезном, политическом уровне преобладают мир, дружба и глубокое взаимопонимание. Собаки лают - караван идет.

Это не вполне соответствовало действительности, но искусство дипломатии, подобно любому настоящему искусству, всегда стремилось оторваться от земли. Создать новую реальность, облагороженную и отгороженную от презренной прозы презренных будней. А так называемая правда - это для шпионов. И для прессы, отрабатывающей свои гонорары на службе у жадных владельцев и глупых читателей.

Хотя, если спуститься на землю, отношения России с Западом три года назад были еще хуже, чем теперь. Эти отношения были отравлены после Беслана и Мюнхена, после убийств Политковской и Литвиненко, после первого процесса по делу Ходорковского-Лебедева, после топливных войн с братьями-славянами, которые нанесли сильнейший удар по международной репутации "Газпрома". В общем, не от хорошей жизни Сергей Викторович заговорил о журналистах.

Сегодня ситуация совсем другая. То есть журналисты, понятное дело, портят настроение министру, но от них не отстают и лучшие его друзья - дипломаты и политики. Причем похоже на то, что скандал с высылкой корреспондента британской Guardian Люка Хардинга случился неожиданно для Лаврова. Он даже не знал, что ответить английскому коллеге Уильяму Хейгу, когда тот пытался помочь ему осознать серьезность положения, и взял тайм-аут на сутки. Не исключено, что безымянные покуда организаторы пограничной спецоперации забыли известить Лаврова о своих замыслах.

Сутки спустя Сергей Викторович подготовил ответ Керзону, но лучше бы, кажется, он попросил на обдумывание еще месяц-другой. Поскольку вышло совсем неубедительно. Так, Лавров сообщил, что журналист якобы самовольно посещал "зону с режимом контртеррористической операции". Однако осталось неясным, почему про эти давние посещения вспомнили только теперь, когда Хардинг предъявлял свой паспорт внезапно занервничавшей девушке на паспортном контроле. С другой стороны, в департаменте информации и печати МИД РФ неожиданно прозрели и готовы разрешить Хардингу работать в России, если он урегулирует вопросы, связанные с аккредитацией. Но, спрашивается, как он их урегулирует, если удостоверение, выписанное ему, находится в том же департаменте, в Москве? И нужна ли ему ксива при въезде, если у него есть виза до мая? Наконец, где гарантии того, что, прилетев в столицу, он не станет виновником нервного срыва у целого отряда российских пограничниц? Истинный джентльмен никогда такого себе не позволит.

Да и в целом нехорошо получилось. У Хардинга в Москве остались жена и дети, которых теперь успокаивают, оказывая консульскую поддержку, английские дипломаты. Еще драматичней может сложиться дипломатическая жизнь у самого Сергея Викторовича. На середину февраля запланирован его визит в Лондон, а в палате общин уже очень громко прозвучало требование "дать понять Лаврову, что ему не будут рады... пока в России мешают работе британских журналистов".

На этом печальном фоне не так уж и важен ответ на вопрос, почему Люка Хардинга не впустили в Москву. Виной ли тому его причастность к публикациям WikiLeaks, в которых друзей по тандему сравнивали с Бэтменом и Робином, а государство, ими управляемое, называли мафиозным, или есть какая другая причина. Куда важнее понять, что происходит в голове у тех товарищей, которые принимают решения, позорные для страны. И если после теракта в Домодедове полетели со своих постов генералы из силовых ведомств, то не пора ли наказывать и тех, кто подрывает репутацию России. В конце концов, у всех нормальных людей в мире теракт пробуждает сочувствие к жертвам. Скудоумная месть журналисту у тех же людей вызывает брезгливое отторжение от государства, способного на такие пакости.

Перефразируя Пелевина, можно сказать, что заговор против России существует и в него вовлечены главные начальники государства. Собственно, те же siloviki, как их именуют в антироссийских западных СМИ, имея в виду всех лучших людей страны, когда-либо носивших погоны. А их у нас такое множество, что и министр Лавров, если всерьез когда-нибудь займется проблемой "целенаправленной антироссийской политики", замучается считать. Что же касается журналистов, включая самого Хардинга, то они служат, как и положено профессионалам, зеркалом нашей суверенной жизни, на которое неча пенять.

Илья Мильштейн, 09.02.2011


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей