О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.182326.html

статья Не уходно ли?

Илья Мильштейн , 05.10.2010
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Комментарии по поводу его ухода с телеканала ТВЦ однообразны и таковы, что цитировать их затруднительно. Нет, мы не ханжи и любим родной язык, но есть все же некие рамки приличий, за которыми начинаются диффамация, оскорбление чести и прочий узко профессиональный беспредел. В целом коллеги склоняются к такой мысли: изгнание Караулова - большой цеховой праздник, который, однако, продлится недолго. Ибо уволенного не поглотит алчная Лета, он обязательно где-нибудь да всплывет. В силу известных законов природы, против которых не попрешь.

При этом людей, которые в последние годы часто и до конца смотрели так называемый "Момент истины", я ни на просторах Рунета, ни на улицах крупных городов не встречал. Встречал других, немедленно переключавших программу или вовсе вырубавших телевизор, едва на экране, заполняя его целиком, появлялось лицо Караулова. Разве что последний его шедевр, посвященный Лужкову, многие зрители доглядели до финальных титров. Включая автора этих строк. Пришлось смотреть: как-никак на наших глазах творилась история.

И он снова не обманул наших ожиданий.

Что же это за штука такая - репутация? Вроде бы телеведущий, человек бывалый и точно знавший, что его шеф обречен, на глазах у всех совершал поступок довольно смелый, а ему опять не верили. Выставленный в Интернет "Русский ад" произвел то же самое действие, что и прочие полотна этого художника, которые смотреть не хотелось, поскольку совладать можно с чем угодно кроме рвотного рефлекса. Теперь с ним "разорваны отношения", и нет сомнений в том, что начальство на ТВЦ совершило поступок вполне холуйский, но Караулова почему-то не жалко. Напротив, временное его исчезновение с телеэкранов воспринимается с хорошим, теплым чувством.

Дело тут, наверное, вот в чем. Журналистика в силу разных особенностей этой профессии, прежде всего публичности и некоторой безответственности, является одной из самых взяткоемких. Говоря попроще, довольно велик соблазн продаться. Скажем, прислонившись к богатому и щедрому государственному дяде, готовому оплачивать твое ловкое перо или звонкий взволнованный голос. Этот соблазн особенно велик в авторитарной стране, где оппозиция бедна и загнана в маргиналы, а хозяева жизни давно царят на всех телеканалах и сколько-нибудь центральных газетах. В такие эпохи пошлые разговоры о "второй древнейшей", к сожалению, недалеки от истины.

Журналистов, работающих "на дядю", у нас много. О том порадела власть и сами коллеги, увлеченные личным благополучием и похвальной заботой о семьях. По-человечески все это понятно, и пусть бросит в них камень тот, кто в жизни вообще никогда не солгал. Кроме того, человек устроен довольно сложно, и поди пойми, из каких соображений он вылизывает задницу начальству. Если из патриотических, то пальцы, схватившие камень, разжимаются сами собой.

Однако и в этой коррупционной системе имеется своя иерархия. Есть продажность незамысловатая, туповатая, простая как неправда. А есть - "с осанкой благородства", с гневными завываниями и моральной проповедью, которую хорошо прикормленный журналист читает нам с телеэкрана. Глядя прямо в душу прозрачными бесстыжими глазами.

Война Кремля с Лужковым одарила нас двумя образцами заказухи. И как же хорошо смотрелись на фоне Караулова незатейливые ребята с НТВ. Два притопа - три прихлопа, мэр в кепке, жена-миллиардерша, пчелы, пенсионеры, горящая Москва, гневный голос за кадром - душа радовалась! Партия сказала: "Надо", режиссеры-монтажеры взяли под козырек и за ночь сварганили обличительное кино.

Иное дело "Русский ад". Эта наплывающая камера. Эти разборчивые пчелы, которые никогда не водились в Калужской губернии. Эта Галина Вишневская. И главное, этот ведущий, ставивший перед нами вопросы недосягаемой нравственной высоты! И эта немая боль, застывшая в его сокрушенном взоре: "Господа, да остались ли в России еще честные люди кроме нас с Юрием Михайловичем?" Эта его безутешная крупнобюджетная печаль, наплывающая на зрителя...

Невыносимо было смотреть, да. Неловко, стыдно, унизительно, поскольку ясно же было, за кого он держит своих зрителей. Оттого и не смотрели, и с единодушным чувством откликнулись на свежую новость об уходе Караулова. С чувством облегчения, если говорить о комментариях коллег, не утративших любви к своей профессии. Конечно же, он вернется, поскольку заказчики народ простодушный и неразборчивый, но хотя бы месяц-другой его не будет, и можно перевести дух. Момент истины, незабываемый миг.

Илья Мильштейн , 05.10.2010

Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей