О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/m.133709.html

статья Да, смерть, это лучше, чем сучья жизнь

Эдуард Лимонов, 19.02.2008
Эдуард Лимонов. Фото А.Карпюк/Грани.Ру

Эдуард Лимонов. Фото А.Карпюк/Грани.Ру

17 февраля мне пришлось несколько раз переезжать в машине через центр города. Впечатление было такое, как будто некоторые части города были оккупированы подразделениями спецвойск. На Манежной, вдоль недостроенного здания гостиницы "Москва" под большим панно (иначе не назовешь), изображающим Путина и Медведева, с веселым вызовом на лицах куда-то идущих, были запаркованы многие десятки спецавтобусов с уже упомянутыми полицейскими вооруженными силами. На Славянской площади, в каре, образованном спецавтобусами, стояли через каждые несколько метров часовые, а сами войска, непонятным образом размещенные, осуществляли малопонятные маневры. Мы – пассажиры автомобиля предположили, что все эти войска тренируются по нашему поводу, приготовляясь к маршу несогласных 3 марта. Думаю, мы были правы.

Есть русская пословица: "На воре шапка горит". И хотя физически Кремлю пока ничто не угрожает, психологическое беспокойство ударяет в голову ежедневно, и от него горит шапка, рдеет предательским румянцем как минимум. Если вы такие сильные, то почему такие нервные, хочется спросить их. Что с вами? Всего лишь некоторое количество граждан собираются выйти на улицы 3 марта выразить свой протест. Уже высказался генерал Чекалин: типа, подавим, пусть только выйдут.

Надо осознать, что это и есть политическая борьба сегодня. И никакой другой политическая борьба быть не может. Те, кто выходит, - это и есть оппозиция, оппозиция настоящая, реальная и полноценная. Те, кто не выходит, - это трусы, овощи, дрянь подавленная, под какими бы умными лозунгами они ни прятали свою трусость, какие бы "резонные" причины они ни называли, чтобы оправдать себя. Эгоизм лидеров КПРФ ради своих личных целей политической комфортности не участвующих в маршах и запрещающих коммунистам присоединиться к ним, превратился в предательство на наших глазах. Ответственность на руководителях КПРФ сегодня тем более тяжелая, что участие КПРФ в протестных маршах несогласных могла бы изменить ситуацию или как минимум накалить ее.

Я вижу, вижу суровые строки Истории, вижу черный приговор руководителям КПРФ: "движение несогласных, не поддержанное соглашательским руководством КПРФ, подверглось на рубеже 2007-2008 годов расправам, самые активные его участники – нацболы - были сурово репрессированы, появились первые убитые: так, в городе Серпухове скончался от побоев, несовместимых с жизнью, активист Юрий Червочкин..." Так будет звучать История. Так и только так.

То, что я пишу сейчас, вызвано необходимостью жестокой политической борьбы в России. Над страной воцарились даже не политические силы противоположного лагеря, но какие-то упыри, нелюди и бесы, а КПРФ как ни в чем не бывало выдвигает своего неизменного Геннадия Андреевича участвовать в президентских выборах. Только кандидаты все нечеловечьи: что-то между летучими мышами, ближе к летучим мышам...

Те, кто упрекает "Другую Россию" в отсутствии стратегии, на самом деле просто трусят, уже много лет не проявляя решимости. Более того, в высказываниях некоторых неудачливых конкурентов "Другой России" сквозит всякий раз тихая злобная радость, если вдруг тот или иной марш прошел менее успешно, тот или иной политический жест последовал не вовремя, ситуация не позволила развернуть тот или иной проект (например, участие кандидата от оппозиции в президентских выборах оказалось просто физически невозможным). Для подобных "конкурентов" все нехорошо, плохо, сделано не вовремя, если они сами в этом не участвовали.

Между тем стратегия у "Другой России" есть. Это простая стратегия маршей. Все более и более учащающийся ритм проведения маршей несогласных должен заставить власть спуститься с Кремлевского холма и сесть за стол переговоров с оппозицией. С нашей стороны главным требованием, оно же и условие, должно служить проведение свободных парламентских и президентских выборов в стране. То есть надо вынудить власть сменить режим навязанного ими сверху единовластия на режим власти многопартийного парламента, который выйдет из свободных выборов.

За так никто ничего не уступит. Узурпировавшие власть господа из группы Путина не имеют среди своих качеств ни морали, ни чувства справедливости. Но им ведомо чувство страха, в чем каждый может убедиться по мере приближения маршей несогласных.

У нас в России великий интернетовский червь – большой ученый. Все знает "голова", а не человек. Может быть вы, умники, заткнетесь на год–другой и придете участвовать в том, что вам кажется неосуществимым, в храбром проекте "Другой России" под названием "Марши несогласных"? Если не придете и скептицизм и нигилизм разъел вас, как дырки швейцарский сыр, придут другие. И идут. И будут приходить. Все равно страну им, кремлевским, не удержать. Ибо это королевство кривых зеркал держится только на морозе. Неважно, если ваши политические идеалы отличаются от моих, важно, что и вы, и я нуждаемся в свободе. А жить в режиме, установленном этими наглыми надсмотрщиками, оскорбительно для человеческого достоинства.

Вся эта густопсовая Византия будет в руинах. Ибо она противоположна самому определению человека. Ибо она низводит нас до бессмысленных животных. Когда сытые и холеные глумливо обещают пенсионерам прибавки к содержанию сотню рублей, то хочется крикнуть: "Перестаньте оскорблять людей! Вы отобрали у них все и теперь, как грабители, раздевшие человека до нитки, кидают ему пару десятирублевок: мол, на, купишь билет на метро, доберешься до дома, убогий! Так вы им сто рублей обещаете".

Подружатся ли Владимир Батькович Рыжков с Борисом Батьковичем Немцовым - это, конечно, важная вещь. С неослабевающим вниманием время от времени стараюсь быть в курсе этих захватывающих событий, однако не вижу, как это связано с судьбой десятков миллионов людей России, живущих впроголодь, избиваемых и истязаемых своей милицией, лишенных права выйти на улицу и протестовать.

Мне все больше стучит в голову по утрам ритм и рефрен песни, автор которой – моя безвременно ушедшая из жизни в 2003 году подруга Наталья Медведева: "Да, смерть, это лучше, чем сучья жизнь!.."

Эдуард Лимонов, 19.02.2008