О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/opinion/editorial/m.286883.html

статья За что ж вы Ваньку-то

03.12.2022

106187

С "Дождя" уволен журналист и телеведущий Алексей Коростелев, который сказал в эфире, что телеканал помогает российским мобилизованным решать проблемы с обмундированием. Руководство "Дождя" заявило, что это была "оговорка". Власти Латвии, откуда вещает телеканал, вынесли ему два предупреждения. В российском сегменте соцсетей развернулась кампания солидарности с "Дождем".

От редакции

Скандал вокруг флагманского медиа новейших релокантов знаменует закономерный крах попытки пересобрать в изгнании российский либерально-патриотический проект. По сути это промежуточный провал спецоперации по спасению репутации России и коллективному уходу от ответственности.

Целей перезапуска "Дождя" Наталья Синдеева не скрывала с самого начала: "строить диалог" с фашистской Россией и избавить аудиторию от чувства стыда: "Путин - это не Россия, люди - это не Путин. И бомбит Украину не русский народ".

Синдеева не то что не скрывает, а декларирует сочувствие к "нашим несчастным мобилизованным пацанам, которые в лесу, которым негде жить, нет еды, обмундирования". Те же "эмоции", буквально через запятую, вызывают и убитые ими украинцы в братских могилах.

А Екатерина Котрикадзе, объявляя в эфире об увольнении Алексея Коростелева, говорила о необходимости беречь чувства тех, кто "на себе ощутил ужасы этой чудовищной войны, особенно украинцев". Мобилизация как преступление против российского народа приравнивается к преступлениям геноцида в Украине.

Так что, конечно, речь не об "оговорке в прямом эфире". Коростелев и сам это подтвердил после увольнения. Жаль ему мобиков? Да. Помогает он им (по-журналистски)? Да, и "продолжит по мере сил". Нельзя призывать "покупать средства для войны для любой армии мира" (то есть вооружать ВСУ).

Как бы прекрасно ни работали отдельные журналисты "Дождя", в основе его редакционной политики - концепция заложничества, "оккупированной России". Упорно виктимизируя сограждан-недограждан, "Дождь" в то же время пытается изобразить, что в России существует общество - от лица меньшей, лучшей его части он и вещает, а на несчастную заблудшую часть может как-то влиять, доносить свой месседж. Защитники "Дождя" упирают на прагматический аргумент - рассказы о бедствиях мобиков якобы могут частично сорвать мобилизацию.

(Еще более анекдотичная попытка вместо помощи в борьбе с террористической структурой наладить диалог с воображаемым российским обществом - голосовалки проекта True Russia, например: "Нужны ли вам территориальные приобретения за счет Украины?")

"Дождь" становится одним из рупоров "невиноватой России" - того привилегированного эмигрантского сообщества, чьи фронтмены - плоть от плоти путинской системы и до сих пор не порвали с ней связей. Постфевральские гонения обеспечили журналистам и мастерам культуры новый статус, но не вызвали у них ни малейшего желания отрефлексировать собственный вклад в нормализацию фашизма и аннексий, свою роль винтиков и бенефициаров русской машины смерти.

Невозможно всей тусовкой выскочить из-под обвала - приходится "быть со своим народом", с "Ванькой, брошенным на убой" и лишенным гражданской субъектности. Если нет оправдания всем пришедшим с оружием на украинскую землю, то нет оправдания и оправдывающим.

Поэтому проявим истинный гуманизм, будем "жалеть всех", но особенно - себя, ведь русофобы не дремлют. Сейчас украинцам, так и быть, можно великодушно простить их нападки. Но когда пять лет назад Украина забанила "Дождь" за карту с Крымом в составе РФ - это были происки антироссийских радикалов, объясняла Синдеева уже после февральского вторжения.

Что уж говорить о странах Балтии, приютивших основную часть беглых российских журналистов: тамошние "национал-патриоты", по утверждению Андрея Лошака, "спят и видят, как бы еще нагадить русским". Как может российское СМИ в своей кадровой политике учитывать пожелания "какого-то государства" (Латвии), возмущается жена Коростелева, тоже журналистка “Дождя”.

Так что коллективная истерика в ответ на отмену туристических виз была только репетицией. Агрессивность и неблагодарность новейшей русской эмиграции в отношении стран Балтии будут нарастать.

Показательно, что Николай Усков, эталон московской гламурной пошлости и вдохновенный дегустатор кадыровской клубники, нынче выбился в моральные лидеры жертв русофобии.

Бесстыдные аналогии с Холокостом уже стали нормой. Теперь в ход пошла еще одна риторическая дубина: "призывы выгнать "Дождь" из Латвии - очередной из ряда шагов к ядерной войне".

Вещание с "антивоенных гуманистических позиций" от имени России, на Россию и во благо России неизбежно означает подмену жертвы и оправдание агрессора. Есть только одна "Тру Раша", и она должна быть полностью разгромлена. Прав Аркадий Бабченко, объект консенсусного хейта "рукопожатных": либерал не может быть российским. Либерал может быть только антироссийским.

03.12.2022