О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/abarinov/m.211863.html

статья А били ли мальчика?

Владимир Абаринов, 21.02.2013
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Судороги ненависти к американским усыновителям продолжают корчить российских чиновников и законодателей. Смерть русского ребенка в Техасе – это, по их мнению, не трагическая случайность, а "очередное убийство". Иными словами, американцы осуществляют какой-то дьявольский план, выстраиваются в очередь на убийство. Никакого рационального объяснения такого поведения усыновителей у американофобов нет.

Если в интервью российскому государственному радио Voice of Russia, вещающему в США, уполномоченный МИД РФ по правам человека Константин Долгов несколько раз оговаривается, что о причинах смерти Максима Кузьмина говорить пока рано, то в своем официальном заявлении для российской прессы он забывает о презумпции невиновности. Ссылаясь на "версию американской службы соцзащиты", Долгов утверждает, что смерть наступила "в результате жестокого обращения со стороны приемной матери Л. Шатто. При осмотре на теле ребенка были выявлены многочисленные повреждения головы и ног. В ходе вскрытия патологоанатомы обнаружили повреждения брюшной полости и внутренних органов, которые могли быть вызваны сильным ударом. Кроме того, усыновители регулярно давали Максиму сильнодействующее антипсихотическое средство "Риспердал", обычно применяемое при лечении шизофрении у взрослых пациентов".

Почти каждое слово в этой цитате - прямая ложь или искажение фактов.

Никакой версии у органов опеки еще нет. Представитель техасского департамента по делам семьи и детства Патрик Кримминс заявил, что его ведомство будет воздерживаться от каких-либо выводов до окончания патологоанатомического и токсикологического исследования тела. Главный судмедэксперт округа Эктор Ширли Стендефер подтвердила, что на трупе имеются многочисленные синяки, но имеют ли они отношение к смерти ребенка, пока неясно.

Непонятно, откуда Долгов взял протокол вскрытия. Документ носит сугубо предварительный характер и не подлежит разглашению. Его копия передана лишь полиции в интересах расследования. Представитель полиции Гэри Дюслер отказался ответить на вопрос, считает ли шериф округа смерть ребенка убийством. Никаких обвинений никому пока не предъявлено, никто не арестован. Откуда Долгов взял, что мальчика убила приемная мать, неизвестно. Младший брат Максима Кирилл остается в приемной семье. Более того: российские дипломаты встречались с приемным отцом братьев Аланом Шатто, но почему-то никаких подробностей этой встречи не огласили. Сама семья не намерена комментировать случившееся до окончания расследования.

Теперь о медикаменте, о котором упоминает Долгов. Не знаю, насколько глубоки познания дипломата в фармакологии, но риспердал прописывают, в том числе и в России, детям, страдающим аутизмом и синдромом дефицита внимания, а это типичный диагноз русских детдомовских детей. Удивительно, что об этом не знает главный врач дома ребенка, откуда усыновляли братьев Кузьминых. Правда, в последние годы появились данные о побочных эффектах риспердала, и врачей призывают проявлять при его применении осторожность, но во всяком случае никто от него еще не умер.

Всего один чиновник, а сколько вранья в нескольких фразах!

Информации об обстоятельствах смерти Максима Кузьмина, он же Макс Шатто, пока крайне мало, но в России уже бухнули во все колокола. В мгновение ока обнаружилась биологическая мать Максима и Кирилла – она, оказывается, "устроилась на работу, прекратила асоциальный образ жизни и просит восстановить ее в родительских правах". Детский омбудсмен Павел Астахов поддерживает ее просьбу и намерен добиваться возвращения Кирилла Кузьмина в Россию. С этой целью по его указанию уполномоченный по правам ребенка в Псковской области Дмитрий Шахов проверяет законность усыновления братьев Кузьминых (нет сомнений, что усыновление окажется незаконным), а губернатор Псковской области Андрей Турчак прекратил на подведомственной территории все усыновления, в том числе и российскими гражданами.

Этого мало. Следственный комитет России возбудил уголовное дело по факту убийства Максима Кузьмина, собирается издать ордер на арест Лоры Шатто и объявить ее в международный розыск.

И это не предел. В Совете Федерации хотят запретить международное усыновление вообще, а сенатор Николай Кондратенко предлагает отобрать всех уже усыновленных российских детей у родителей-американцев и вернуть их в Россию.

Никаких детей ни Астахов, ни Кондратенко, разумеется, не вернут, да им на них и наплевать, но мне просто интересно: откуда они знают, что дети хотят вернуться? Хоть от одного ребенка они это слышали? Хоть один написал им слезное письмо: "Милый дедушка Николай Игнатович, возьми меня отседа"? История Сандры Зарубиной, которую вырвали из рук приемных родителей-португальцев и вернули забулдыге-матери, уже забылась? Неужели мы будем читать о Кирилле Кузьмине елейные репортажи, подобные тем, какие желтые прокремлевские сайты публикуют сейчас о Сандре?

Нет, это вряд ли. Праведный гнев кондратенок и астаховых обрушится скорее всего на сотрудников российских органов опеки, "незаконно" оформивших усыновление. Вот и еще одна категория вредителей: выдавали, небось, здоровых детей за инвалидов, продавали младенцев на органы и разным извращенцам.

Что ж, еще Остап Бендер собирал взносы на помощь детям. Святое дело.

Владимир Абаринов, 21.02.2013


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей