О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Победобесие | Пропавшие за Крым | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста
Читайте нас:

статья Поправка против попрания

Владимир Абаринов, 18.03.2012
Владимир Абаринов
Владимир Абаринов
Реклама

Открывая публичное слушание по поправке Джексона-Вэника, председатель сенатского комитета по финансам Макс Бокас решил блеснуть эрудицией и начал свое вступительное слово цитатой из Екатерины II. "Екатерина Великая, - сказал он, - однажды заметила: "Нет ничего труднее, как уклониться от того, что вам существенно нравится". Иными словами, Бокасу нравится идея отмены поправки, и он не в силах ей сопротивляться.

Екатерина, правда, имела в виду нечто совершенно другое. Двумя фразами выше она выражается так: "Хотя в голове запечатлены самые лучшие правила нравственности, но как скоро примешивается и является чувствительность, то непременно очутишься неизмеримо дальше, нежели думаешь".

Вот эта цитата куда больше подходит к Бокасу в частности и к администрации Обамы в целом.

В феврале сенатор Бокас был в Москве, имел аудиенцию у президента, но умудрился не заметить напряженности предвыборной атмосферы, а если и заметил, то письмо "ведущих фигур российской политической оппозиции", как без ложной скромности называют себя его авторы, сенатора совершенно успокоило. Оказывается, поправка "не помогает никоим образом – ни продвижению прав человека и демократии в России, ни экономическим интересам ее народа", зато дает "путинской машине антиамериканской пропаганды очень полезное орудие".

Зря Александр Гольфарб взял назад свои слова осуждения и похвалил Каспарова и Немцова за опубликованную днем позже оговорку - "ведущие фигуры" предлагают заменить Джексона-Вэника законом Магнитского, запрещающим въезд в США российским должностным лицам, обвиняемым в злостном нарушении прав человека. Про это предложение почти никто в Вашингтоне не вспоминал, а вот призыв отменить поправку раскрутили на всю катушку.

Да и какой смысл настаивать на этой увязке, коль скоро посол США в России Майкл Макфол на прошлой неделе дважды выступил в Вашингтоне и оба раза заявил: администрация Обамы не поддержит закон Магнитского в обмен на отмену поправки Джексона-Вэника, так как считает такой закон излишним. В том же духе высказался начальник Макфола, заместитель госсекретаря по европейским и евроазиатским делам Филип Гордон.

Артиллерийская подготовка к рассмотрению вопроса в Конгрессе включала и комментарии в прессе. В частности, Forbes опубликовал статью Марка Адоманиса, сотрудника консалтинговой компании, большинство клиентов которой составляют Белый Дом и федеральные ведомства.

В этой статье есть текстуальные совпадения с речами Макфола – уж не на одном ли компьютере они писались? Автору грустно смотреть, как на Макфола набрасывается "хор ястребов и людей, одержимых демократией, которые пытались саботировать перезагрузку с самого ее зарождения". Поправка, по его мнению, представляет собой "неуместный анахронизм, единственная цель которого – озлоблять и раздражать русских". "Если мы намерены сохранить поправку, мы с таким же успехом можем ввести санкции против Италии за жестокую оккупацию Абиссинии или против Японии за ее дурное поведение в Маньчжурии", - иронизирует Адоманис. Это он так отвечает "истерическим" правозащитникам вроде главы Freedom House Дэвида Креймера. Креймер, пишет он, был с самого начала против перезагрузки, он хочет, чтобы в отношениях с Россией сохранялась напряженность, "потому что по его мнению интересы России, в сущности, нелигитимны". Адоманис с гордостью признается, что он против "морали" в политике и по этой причине против закона Магнитского: сегодня мы не пустим к себе русских, а завтра французы и испанцы не пустят к себе нас.

Прекрасный аргумент! У меня только один вопрос: когда уже российско-американские отношения перезагрузятся? Пока компьютер не перезагрузился, он не работает.

На сенатском слушании вопросы демократии и прав человека в России вообще не затрагивались. Макс Бокас не пригласил на него ни одного противника отмены поправки. В нем участвовали только деловые люди, говорившие о неисчислимых выгодах этого шага для США, особенно для простых фермеров.

Единственным возражавшим был сенатор-республиканец Джон Кайл, заместитель председателя комитета. "Хотя свобода эмиграции больше не проблема, - заявил он, – Россия нагло, на каждом шагу нарушает права человека и власть закона, и это в той же мере актуально сегодня, в какой было десятилетия назад. Права человека невозможно отделить от дискуссии о наших экономических взаимоотношениях с Россией, особенно постольку, поскольку наиболее вопиющие случаи нарушений связаны с гражданами, пытавшимися осуществить свои экономические и коммерческие права". "Американский посол в России Майкл Макфол, - продолжал Кайл, - полагает, что не существует связи между уважением личных свобод и деловым климатом, но он просто отрицает очевидное".

По мнению Кайла, Россия, вопреки оценкам администрации, не приближается к международным нормам и ценностям, а отдаляется от них. И сенатор указал на позицию Москвы в отношении Сирии.

Выступление Кайла было гласом вопиющего в пустыне.

На самом деле поправка Джексона-Вэника в отношении России давно не действует – она из года в год отменяется президентским решением. Ее значение остается чисто символическим. Но именно потому, что Москва так чувствительна к символам своего престижа, поправку и не следует отменять.

Владимир Абаринов, 18.03.2012


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей