О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/entries/235403.html
Также: Право, Общество | Персоны: Лев Левинсон

в блоге Навязчивый сервис

Vip Лев Левинсон (в блоге Свободное место) 27.11.2014

25669
Реклама

Федеральная адвокатская палата предложила наделить адвокатов исключительным правом на судебное представительство по всем категориям дел - гражданским, уголовным, административным.

Можно начать иначе: Федеральная адвокатская палата предложила лишить всех, кто не имеет статуса адвоката, права судебного представительства.

А можно и так: Федеральная адвокатская палата предложила лишить граждан права на свободный выбор защитника и представителя.

Пока готового законопроекта, как говорят генерал-адвокаты, нет. Врут. Какой стряпчий станет сотрясать воздух идеями, не уплотнив их бумагами, подготовленными "под ключ!. Занесет случаем к какому-нибудь Володину. "О! - скажет тот. - Замечательная идея. Готовьте документы". - "Ах! а я тут как раз прихватил проектик-с". По нынешним временам инициатива окончательной зачистки суда от общественности - это в самый раз.

Мы уже имеем сегодня адвокатскую монополию на защиту по уголовным делам. Но это, если можно так выразиться, ограниченная монополия. По действующему УПК иное лицо может быть защитником, но только наряду с адвокатом и по усмотрению суда. А тут уже пятьдесят на пятьдесят. Усмотрение зачастую бывает не в пользу участия общественных защитников, но нередко они все же допускаются до защиты, даже на стадии предварительного расследования. Представителем же потерпевшего вправе быть любое лицо, независимо от наличия адвоката.

Такая, хотя сильно урезанная, свобода выбора защитника - и та далась в свое время с боем. Предлагался, как предлагают теперь снова, императив - только адвокаты. Мы с Валентином Гефтером были тогда (в 2001-2002 годах) членами рабочей группы, готовившей проект УПК. Руководителем группы была Елена Мизулина, ориентировавшаяся тогда на проклинаемые ею сегодня "западные ценности". И даже конкретнее - на ценности, распространяемые Американской ассоциацией юристов. В них нельзя бросить камень - они поддержали суд присяжных. Но одновременно американские юристы занесли к нам "сделку о признании" (особый порядок судебного разбирательства) и рекомендовали обеспечить обвиняемых "квалифицированной юридической помощью". Сохранить общественных защитников помогла нам добрая старая профессура, имевшая авторитет в рабочей группе (прежде всего профессор Полина Лупинская, ныне покойная, у которой Мизулина в свое время училась в МЮЗИ). Без Полины Абрамовны не прошло бы и то, что есть сейчас, - защитник-неадвокат наряду с адвокатом. Старые правоведы, готовившие еще УПК 1960 года, не дали похоронить общественную защиту - ведь по УПК РСФСР защитником мог быть не только адвокат, но и представитель общественной организации, профсоюза, а по усмотрению суда - любой приглашенный обвиняемым человек. Конечно, в СССР не было свободных общественных объединений и свободных профсоюзов. Но в 90-е годы при массе других проблем судебной системы, демократичные нормы УПК 1960 года работали очень хорошо.

В том же 2001 году "профессионализаторам" не удалось протащить исключительное право адвокатов на представительство по делам об административных правонарушениях. В результате в новом КоАП был сохранен свободный выбор защитника (представителя). И то только благодаря поправке Сергея Адамовича Ковалева о дополнении слов "допускается адвокат" словами "или иное лицо". Поправку поддержал Анатолий Лукьянов, бывший тогда председателем комитета.

Принятый в 2002 году ГПК сохранил традиционную свободу представительства любым дееспособным лицом любого лица.

Общественные защитники и представители остаются сегодня последней формой участия граждан в отправлении правосудия. Это, конечно, кроме присяжных заседателей - но с их участием рассматривается менее 0,06% уголовных дел.

С начала 2000-х граждан стали последовательно изгонять из суда. Принятый в 2000 году закон о народных заседателях, который мог бы на смену советским "кивалам" привести реальных представителей народа, так и не заработал. Одновременно с принятием этого закона народные заседатели были вымараны из УПК и ГПК. В результате более 99% уголовных дел и 100% гражданских рассматриваются судьей единолично. Ликвидированы и иные формы гражданского участия в судопроизводстве: представительство общественности в гражданском процессе, поручительство общественных организаций за обвиняемого, наконец, присутствие граждан в зале судебного заседания. В 2008 году закон "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации" перекрыл свободный доступ граждан в судебные помещения. Председатели судов получили право самостоятельно устанавливать порядок посещения суда, после чего во многих судах пропуск в здание был ограничен только непосредственными участниками процесса.

И вот теперь задумали лишить граждан права самим выбирать себе защитника и представителя. При этом бесплатного представительства по гражданским и административным делам никто не гарантирует и не обещает в будущем. Правозащитникам, уже выступившим категорически против этой инициативы, вице-президент Федеральной адвокатской палаты Юрий Пилипенко возразил, что и сейчас никто из них (правозащитников), получающих гранты, не работает бесплатно. Но, во-первых, далеко не все правозащитники получают гранты - многие работают в судах, не получая материального вознаграждения. Суть же, однако, не в том, получает ли кто-то деньги, а в том, платит ли за юридическую помощь нуждающийся человек.

Этот человек, беззащитный перед судом, не интересует руководство адвокатуры, продвигающее интересы своей корпорации. Тот же Пилипенко не скрывает своих мотивов: в стране 72 000 адвокатов, и все они хотят кушать. Общественных же защитников, по словам Пилипенко, миллионы. И в этом он прав, потому что представителем в суде может быть - должен иметь такое право - каждый гражданин.

Не буду повторять, как это принято, что есть множество добросовестных, приятных во всех отношениях адвокатов. А вот о кризисе российской адвокатуры скажу, и мои друзья адвокаты на меня не обидятся.

Возьмем глубинку, провинциальный райцентр. Сколько там адвокатов? Три, четыре, пять. В том же городке пять-семь прокуроров. Следователей тоже человек пять. Три судьи. Все они, если не переженились, все равно работают вместе и каждый день сходятся в одном суде. При этом каждый третий или четвертый адвокат - выходец из милиции (точных цифр не знаю, сужу по наблюдениям и считаю не московских, а региональных адвокатов). Да и откуда бы он ни был, будь он хорошим профессионалом, все равно он, как правило, не будет портить работу коллеге-следователю, не будет говорить, что дело сфабриковано, и ставить судью перед неизбежностью оправдательного приговора, которого тот все равно не вынесет.

Да что там райцентры! Вот в Рязани искали не связанного со стороной обвинения адвоката. И не нашли. "Какие были - те уехали", - говорят местные правозащитники. К нам за консультациями по делам, связанным с наркотиками, часто обращаются с просьбой посоветовать в таком-то городе компетентного и добросовестного адвоката. В некоторых городах у нас такие контакты есть. Но таких мест немного.

Приходят иногда и другие письма. Просят посоветовать адвоката, работающего, скажем, в Замоскворецком суде Москвы. Мы на такие письма не отвечаем, потому что понятно, о чем они. Нет, не о подкупе суда, не чтобы "занести". Имеются в виду дружеские связи - ищут адвокатов, для которых у судьи есть небольшой запас мягких санкций: наказание "ниже низшего", условное осуждение за тяжкие преступления.

Понятно, к чему приведет такой закон, если он будет принят. По гражданским делам малоимущие истцы и ответчики (за исключением инвалидов гражданской войны и матерей, имеющих 10 и более детей) будут предоставлены сами себе. Это приведет к самым печальным последствиям в спорах работника с работодателем и гражданина с властью.

В уголовном же процессе обвиняемый не сможет опереться на независимого и сведущего юриста (или просто сведущего человека), и зачастую вынужден будет терпеть - хорошо если бездействие, а то и откровенное подыгрывание обвинению со стороны назначенного или нанятого адвоката.

По УПК РСФСР обвиняемый мог в любой момент отказаться от адвоката, причем такой отказ не препятствовал продолжению общественной защиты, если таковая была. Отказать в отказе от защитника советский суд мог только несовершеннолетнему или физически неспособному защищать себя подсудимому. По нынешнему УПК отказ от защитника не обязателен для суда. Пускай адвокат спит, поет в унисон с прокурором, работает во вред подзащитному - подсудимый не вправе избавиться от адвоката по принуждению: "Вы, обвиняемый, должны быть обеспечены квалифицированной защитой".


Материалы по теме
04.02.2014 статья Лев Левинсон: Суд идет не туда →
11.08.2014 в блоге Лев Левинсон: Запрещать запрещено →
29.10.2012 в блоге Лев Левинсон: Упрощение ради наказания →

Комментарии
User vladmodfacker, 27.11.2014 12:43 (#)
16334

"По гражданским делам малоимущие истцы и ответчики... будут предоставлены сами себе. Это приведет к самым печальным последствиям..."
Стоимость услуг адвоката, бывает, превышает сумму иска - при том, что сумма иска может составлять реальный доход истца за 1-3 месяца... Да ещё и адвокат, предвидя "висяк" в смысле взыскания, требует оплаты вперед.
В общем, на 10-20 т.р бедных людей можно кидать в порядке "чистого развлечения".
Подкину Вам "забавный" сюжетец.
Гражданин А фабрикует заемную расписку от имени гр. Б, например, на 30т.р. После указанной даты возврата долга подает в суд исковое заявление.
Гр. Б, естественно, заявляет, что расписка поддельная.
Судья предлагает предъявить "документ на документ", то есть, заключение экспертизы.
Экспертиза стоит порядка 150+ т.р... Дальше продолжать? /От "уголовщины" в случае "упорного ответчика", как Вы понимаете, можно застраховаться. Расписку состряпать так, что экспертиза, даже самая качественная и добросовестная, ничего, кроме "ни нашим, ни вашим", не сможет выдать; замешать в дело "третьи лица", вплоть до умерших.../

(комментарий удалён)
User vladmodfacker, 27.11.2014 15:00 (#)
16334

Ошибаетесь, однозначно.

(комментарий удалён)
User vladmodfacker, 27.11.2014 16:48 (#)
16334

Насколько понимаю, нотариально заверенный документ - полноценный документ во внесудебной практике. То есть, везде, кроме суда.
А в суде - любая бумажка документ, пока не успешно оспорен другой стороной или не признан судом ничтожным по иным обстоятельствам, и наоборот: нотариально заверенный документ может быть оспорен.
/Лев Семёнович, думаю, поставит точку в этом вопросе. Правда, это совсем не по теме.../

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама



Выбор читателей