О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/Society/ngo/m.283573.html

новость Верховный суд постановил ликвидировать "Международный Мемориал"

28.12.2021

Судья Верховного суда Алла Назарова удовлетворила иск Генпрокуратуры о ликвидации "Международного Мемориала".

Во вторник состоялись судебные прения. В начале прений представитель Генпрокуратуры Алексей Жафяров заявил, что "Мемориал" несет общественную угрозу, "спекулирует на теме политических репрессий, искажает историческую память, в том числе о Великой Отечественной войне", пытается "реабилитировать нацистских преступников и изменников родины", "создает лживый образ СССР как террористического государства и очерняет память" о войне. Другая прокурор сказала, что кто-то якобы платит за реабилитацию нацистов, поэтому "Мемориал" "не хочет в каждой публикации упоминать, кем оплачена деятельность по очернению нашей истории".

По словам адвокатов "Мемориала", "в этом процессе все перевернуто с ног на голову - истец ссылался на международные документы, но на самом деле тут нарушитель - российское государство, которое приняло закон". Генри Резник, подчеркнул, что он и его коллеги доказали незаконность иска прокуратуры: по его словам, такие политические дела основываются не на соображениях закона и приводят к принятию неправосудных решений.

"Мемориал" содействует здоровью нации, - заявил Резник. - Устранить его сейчас из истории страны означает посодействовать вот этим представлениям о том, как должно строиться государство. А представление такое: государство всегда право. Это политика патриотизма".

Исполнительный директор "Международного Мемориала" Елена Жемкова сослалась на то, что российское государство считает важным увековечение памяти жертв репрессий - "открывает памятник, принимает закон", ценит и уважает "Мемориал" - представители общества входят в состав правительственных комиссий.

К суду пришли сторонники "Мемориала", а также провокаторы из НОДа и организации "Офицеры России".

Генпрокуратура добилась ликвидации "Международного Мемориала" за отсутствие "иноагентской" маркировки в ряде публикаций. В среду в Мосгорсуде состоится очередное заседание по иску столичной прокуратуры о ликвидации Правозащитного центра "Мемориал" - ему, помимо отсутствия маркировки, вменяют "оправдание терроризма и экстремизма" за составление списков политзаключенных.

Накануне с доносом на "Международный Мемориал" в Генпрокуратуру и Следственный комитет обратилась организация "Ветераны России". Она требует привлечь руководство и сотрудников "Мемориала" к ответственности за "отрицание, умышленное замалчивание и фальсификацию фактов преступлений нацистских пособников путем увековечивания их памяти как жертв политических репрессий". "Ветераны России" сослались на данные израильского историка Арона Шнеера, обнаружившего в мемориальской базе сведения о трех латвийских полицаях, а также привели данные еще 19 человек из этой базы, которые, по их мнению, были пособниками нацистов. На Шнеера ссылался и Владимир Путин, когда на последнем заседании СПЧ был поднят вопрос о судьбе "Мемориала".

Заявление "Международного Мемориала"

28 декабря 2021 года Верховный суд РФ принял решение о ликвидации "Международного Мемориала".

Формальный повод, заявленный в иске Генеральной прокуратуры, - отсутствие на некоторых материалах ярлыка "иностранный агент". Во время слушания дела несостоятельность этих претензий была продемонстрирована с полной очевидностью.

Но сегодня в суде был наконец назван не формальный повод, а истинная причина ликвидации "Международного Мемориала": Генеральная прокуратура утверждает, что мы неправильно трактуем советскую историю, "создаем лживый образ СССР как террористического государства", "обрушиваем критику на органы государственной власти". А государство, по мнению наших оппонентов, вне критики.

Решение Верховного суда еще раз подтвердило, что история политического террора, организуемого и направляемого государственной властью, остается для России не академической темой, интересующей только специалистов, а острой проблемой современности. Наша страна нуждается в честном и добросовестном осмыслении советского прошлого; в этом - залог ее будущего. Смешно полагать, что судебная ликвидация "Международного Мемориала" снимет этот вопрос с повестки дня. Память о трагедиях прошлого необходима всему российскому обществу. И не только российскому: память о государственном терроре объединяет все бывшие советские республики.

Разумеется, мы будем опротестовывать решение Верховного суда РФ всеми доступными нам путями. И мы найдем законные способы продолжать нашу работу. Мемориал - это не организация, это даже не общественное движение. Мемориал - это потребность граждан России в правде о ее трагическом прошлом, о судьбах многих миллионов людей. И "ликвидировать" эту потребность ни у кого не получится.

Заявление ОВД-Инфо

Ликвидация "Международного Мемориала" - это приговор всему российскому гражданскому обществу. Верховный суд сегодня транслировал политическое решение. И это - не решение о ликвидации организации. "Мемориал" - это институт национальной памяти о временах большого террора и советских репрессиях. Закрытие такого института - это публичное оправдание сталинских репрессий.

Репрессии есть и сегодня. Правозащитный центр "Мемориал", который ведет список современных политзаключенных, Мосгорсуд собирается ликвидировать завтра. Это однозначный сигнал и обществу, и элитам: "да, репрессии были необходимы и полезны советскому государству в прошлом, и они нужны нам сегодня". Текущие репрессивные действия и законы тоже говорят о преемственности: оба "Мемориала" власть называет "иностранными агентами". Правозащитный "Мемориал" обвиняют еще и в оправдании экстремизма и терроризма. В аналогичных терминах власть описывает и ОВД-Инфо. В 30-е годы у чекистов был более богатый выбор из красочных "юридических" терминов, но по смыслу они идентичны современным: изменники родины, террористы, шпионы, диверсанты, вредители, антисоветчики, контрреволюционеры, социально вредные и социально опасные элементы.

Сегодня власти громко и внятно заявили: мы готовы перейти от ограничительно-репрессивных мер по отношению к "социально опасным элементам" к чему-то совсем иному. И это приговор не только для общества, но и для элит. Да и для самого политического режима. Последствия для настоящего и будущего нашей страны будут катастрофические.

Александр Скобов, историк, публицист, бывший политзек

1. Вслед за ПЦ "Мемориал" "Международному Мемориалу" также предъявлены политические и идеологические претензии. До этого власти пытались представить дело так, что их претензии к "Международному Мемориалу" носят чисто технический характер - отсутствие маркировки, требуемой по закону об иноагентах. Все. Эпоха стыдливого авторитаризма закончилась. Фашистский режим Путиина более не намерен как-то маскировать свои политические и идеологические претензии к оппозиции, правозащитникам, инакомыслящим. Маскировать политические репрессии. Происходит легитимизация политических репрессий как таковых.

2. Основанием для административных, а возможно, и уголовных преследований теперь становится не только текущая правозащитная деятельность и борьба с сегодняшними политическими репрессиями, как в случае с ПЦ "Мемориал", но и "идеологически неправильная" трактовка истории. Государство юридически закрепляет теперь опять обязательную для всех "идеологически правильную" трактовку истории (что характерно для классического тоталитаризма). И эта трактовка сводится к реабилитации сталинского фашизма фашизмом путинским.
Станислав Дмитриевский, правозащитник

Верховный суд Российской Федерации ликвидировал "Мемориал" потому, что тот "создает ложный образ СССР как террористического государства". Это, по сути, старая "диссидентская" статья 190-1 УК РСФСР "Распространение заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй", которую путинские прокуроры достали из своего пыльного чекистского сундука. А суд с таким обвинением согласился, что и неудивительно, ибо его председатель Вячеслав Лебедев начинал свою позорную карьеру как раз приговорами по этой статье. В частности - в отношении моего друга Елены Санниковой и замечательного писателя Феликса Светова. Так что пес не то чтобы даже вернулся на свою блевотину - он с нее никуда особенно и не уходил. Но теперь лакает ее открыто, с причмокиванием.

Что до меня, то полагаю, что опорочить советский государственный и общественный строй невозможно так же, как невозможно очернить черноту или испачкать дерьмо. Надеюсь, что если судья Лебедев доживет до того светлого дня, когда Россия все-таки станет свободной, он ответит за все. И дай Бог Вячеславу Михайловичу такого же крепкого здоровья, какое было у Йозефа Альтштеттера и других нацистских судей на процессе в Нюрнберге.

Сергей Зенкин, литературовед, переводчик, профессор РГГУ

Пожизненный срок Юрию Дмитриеву и ликвидация "Международного Мемориала" - это не заказные коммерческие дела и не частная инициатива судейских карьеристов. Чтобы обогатиться или выслужиться, у них есть другие способы, без скандала на весь свет. На последнем заседании Верховного суда раздухарившийся прокурор Жафяров прямо заявил, что "Мемориал" виноват не в нарушениях порядка ношения желтой звезды (это так, мелкий предлог), а в "фальсификации истории" и создании "лживого образа СССР". То есть что судят за идеологию, за историческое инакомыслие - кого на местном уровне, кого на общероссийском.

А что это значит? А это признание, что скромный вообще-то просветительский центр и мало кому известный карельский историк-следопыт политически опасны для того, что считается государством. Что их нельзя больше игнорировать или утеснять по-тихому. Что исследуемую и хранимую ими историческую память, расходящуюся с государственной идеологией (помните, в конституции что-то говорилось на этот счет?), не одолеть ни телевизионной накачкой, ни чудовищными муралами Военно-исторического общества, ни парадами и оскорбленными заявлениями. Приходится прибегать к крайним мерам - например, торжественно проклинать "Мемориал" аж в Верховном суде. Может, и не хотели (или не все хотели) высказаться так определенно, но вот - сказалось.

Признали, что память о прошлом - враг, а главное, сильный враг того, что они называют государством. Ну что ж, значит так тому и быть.

Максим Трудолюбов, публицист

Ликвидируя "Мемориал", российское государство пересматривает отношение к истори и к человеку. Современное гражданское общество, для которого "Мемориал" - одна из основ, появлось раньше нынешнего государства. В конце 1980-х - начале 90-х была короткая, но важная полоса, когда общество - и прежде всего "Мемориал" - уже было, а государства РФ еще не было.

Лидеры общественного мнения тех времен помогали формированию государства, иногда и служили ему - в то время проницаемость этих разделений была высокая. Многие тогда верили, что ключевыми ценностями нового общественного устройства будут защита прав на жизнь, свободу, неприкосновенность частной сферы, уважение к человеческому достоинству. Тогда, вероятно, можно было представить себе такую РФ и это, наверное, даже не звучало дикой фантазией. Это было бы естественно для бывшей тоталитарной страны, всех своих побед добивавшейся ценой пренебрежения жизнью и достоинством человека. Все бомбы и ракеты были оплачены именно этой валютой.

"Мемориал" занимается этой валютой - возвращением ценности достоинства человека. Благодаря "Мемориалу" те, чьими жизнями и достоинством был оплачен СССР, поднимаются из пыли и возвращаются хотя бы в виде имен. Для РФ это самое осмысленное общее дело. Эта работа не закончена и будет продолжаться.

Путин и его коллеги, представители государства, которое младше гражданского общества, пытаюстя эту работу прекратить, по сути лишая общество общего дела. Решение государства (отдельного от государства суда в РФ нет) о ликвидиции "Мемориала" - это еще один шаг в фундаментальном пересмотре не просто отношения к истории, но отношения к человеку. Ликвидируя "Мемориал", государство утверждает сейчас, что достоинство человека - разменная монета, им можно было платить за бомбы, ракеты и прочее раньше, можно и сейчас.

Татьяна Малкина, журналистка

..."Мемориал" просуществовал в нашх гиблых вообще-то местах 34 года. Это очень много. И очень мало, миг в сущности. Само российское государство всегда отторгало его, собственное ядро. Сначала безотчетно и робко, потом - с пониманием фундаментальной чуждости принципов "Мемориала" всему тому, на чем сегодня стоит Кремль и окрестности, потом - с холодным ожесточением. и вот наконец уничтожили как врага.

Я не знаю, как мне теперь привыкать жить без "Мемориала". Но я все помню и буду помнить. В то же время я понимаю, что подавляющее большинство моих соотечественников скорее всего даже и не знают, что произошло сегодня. И, возможно, никогда не узнают. И их дети тоже. Память нельзя уничтожить, когда она есть. А на нет - и суда нет.

...Завтра, 29 декабря, Мосгорсуд доликвидирует Правозащитный центр "Мемориал". И упырям, наверное, задышится легче и привольней. Но мы, к сожалению, знаем, какие они жадные и трусливые.

Уже очевидно, что 2022 год будет хуже. Закроют все и всех еще оставшихся инаких. Посадят многих. Забанят Фейсбук, отключат Гугл. возможно, будет война.

Но, как сказал один очень хороший человек в крошечной толпе у Верховного суда сегодня, это просто такой путь, нам придется его пройти, и есть одна хорошая новость: люди, которые проходили путь до нас, почти не имели возможности делиться опытом прохождения. А у нас пока что эта возможность есть.

Не утешает, но придает.

Михаил Эпштейн, философ, филолог, культуролог

Мне кажется, сегодня, с закрытием "Мемориала", завершается и большая эпоха в жизни страны, которая называлась "постсоветская Россия". Продлилась она 30 лет и 3 дня: 26.12.1991 - 28.12.2021. "Постсоветская" - значит та, которая отталкивалась от своего прошлого, оставляла его позади, и символом этого самопреодоления был "Мемориал", основанный А. Сахаровым.

Какой период начинается теперь? Трудно сказать, но скорее всего он уже относится не к прошлому, а к будущему, к пред-стоящему. А что стоит за этим "перед"? Очень не хотелось бы, чтобы это был обрыв, конец, как у Достоевского: "...Вся Россия стоит на какой-то окончательной точке, колеблясь над бездной..."

Анатолий Голубовский
Анатолий Голубовский, социолог, искусствовед

Сегодня - один из самых чудовищных, мерзких и, главное, стыдных дней в постсоветской истории России. Были более трагические дни. Но этот - именно стыдный. Стыдный потому, что мы допустили, недосопротивлялись. Когда после оглашения решения о ликвидации "Мемориала" раздался дружный вопль "позор!", было понятно, кому это адресовано - генпрокатуре, минюсту, роскомнадзору, режиму в целом, то есть "им". Но, как мне кажется, стыд/позор и "нам" - мы допустили, что такое стало возможным.

Полицейские оттесняли людей с тротуара и сопровождали почти до "Арбатской" со словами: "Граждане, мероприятие окончено, освободите проход". Мероприятие, да.

Линор Горалик, писательница

Для меня вся история про "Мемориал" (и про иноагентов, и про сроки активистам, и про запрет митингов, и про множество других событий того же порядка) - это история в первую очередь про вопиющую, ослепительно выставленную напоказ трусость власти. Причем власти, больше всего боящейся выглядеть трусливой и слабой, власти, полагающей, что именно такими шагами она демонстрирует свою силу (и свое "мужество", требующее такого частого декларирования, что становится неловко)... Простите, если я проговариваю совершенно очевидную вещь: очень хотелось сказать вслух о зазоре между этой декларируемой (и тоже архаично-жалкой) "властной маскулинностью" и жалким же образом ссыкливых инфантильных подростков, не способных ни к какой форме взаимодействия с тем, что кажется им угрожающим или непонятным, кроме примитивной агрессии.
Виктор Шендерович, писатель, публицист

Ликвидация "Мемориала" - пустые хлопоты в этом подлом казенном доме. Кто может нам запретить помнить наших убитых? Убийцы суетятся напрасно. Просто урок нам: в следующий раз "не экономить на осиновых кольях", как сформулировал Лев Рубинштейн.
Сергей Пархоменко, журналист, общественный деятель

Нет.
Ни одного шанса нет у Верховного суда, как и у всей преступной своры, это сделать.
Верховный суд попытался уничтожить закон, совесть и достоинство в России. Но ничего у него не вышло.
Мемориал ликвидировать невозможно. Потому что Мемориал - это люди. Они люди несут в себе эти закон, совесть и достоинство.
А холуи, которые оклеветали Мемориал, лживо и бессмысленно обвинили Мемориал и попытались сделать вид, что они в силах “ликвидировать” Мемориал, - несут в себе только корм, который они жрут с руки хозяина.
Анна Наринская, литературный критик, музейный куратор

Ликвидация общества "Мемориал" - это преступление власти.
Против истории. Против культуры. Против человечности.
Это демонстрация того, что миллионы убитых задешево им безразличны.
И давайте себя не обманывать: ровно так же, как жертвы репрессий, им безразличны жертвы блокады и вообще жертвы фашизма. Любые жертвы.
Все, что не ложится в разверсточку выгодной им сегодня подтасовки.
Но как бы они ни гопничали сегодня - память убить нельзя.
И этот их позор останется - в памяти, в книгах, в тех самых учебниках, которые они пытаются переписать.
Вот за такое их помнить и будут.
28.12.2021


новость Новости по теме