О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/Media/Television/m.187801.html

статья Форсирование канала

15.04.2011

В апреле 2001 года прекратил свое существование независимый телеканал НТВ. Теперь, десять лет спустя, историческое значение этого события воспринимается в полной мере. Говорят звезды старого НТВ - Евгений Киселев, Светлана Сорокина, Виктор Шендерович, Леонид Парфенов, Владимир Кара-Мурза - а также их друзья и недруги.

Татьяна Юмашева, дочь Бориса Ельцина
Истории про мои счета, замки, лондонские поместья и т.д. не сходили с экрана НТВ. В "Куклах" появилась противная тетка, на мой взгляд, мало похожая на меня, и строила козни у своего папы-президента за спиной. Наверное, молодые журналисты, которые готовили эти программы, могли верить в то, о чем рассказывали... Но Игорь-то Малашенко знал все прекрасно, знал, что это наглая ложь. Это было такое сильное человеческое потрясение для меня, эдакая прививка от наивности на всю жизнь. С тех пор я с Игорем не встречалась.

...Расстраивалась ли я, что у Уникального журналистского коллектива во главе с Киселевым начались проблемы из-за невозвращенного кредита? Честно - нет. Потому что - заслужили. Узнавала от близких знакомых и не очень о страстях, на НТВ происходящих. Кто-то там работал, кто-то, наоборот, нападал на них. Тогда же впервые узнала о том злосчастном кредите, который взял В. Гусинский у "Газпрома". Кредит по тем временам не просто большой, а огромный, если не ошибаюсь, 650 миллионов долларов. Оказалось, что В. Гусинский уговорил премьер-министра В.С. Черномырдина поддержать телекомпанию НТВ. Уговаривал он, говоря о том, что в 2000 году на будущих президентских выборах именно команда НТВ поддержит его и сделает из него президента. Как они его поддержали буквально через несколько месяцев, видела вся страна. Это было в сентябре 1998 года, когда Киселев накануне третьего голосования в Думе в своей программе с гордостью и каким-то сладострастием выпустил в эфир Зюганова, который в тот момент договорился с Лужковым и объявил, что проголосует против Черномырдина.

Много позже, когда была летом в Крыму и оказалась в гостях у Виктора Степановича, я спросила его, зачем он дал этот кредит НТВ. Тут надо еще иметь в виду, что он дал команду выдать этот кредит, не поставив в известность президента. Об этих деньгах, выданных НТВ "Газпромом", в Кремле вообще никто не знал. Виктор Степанович сокрушенно сказал мне, что был уверен в их порядочности, считал, что это надо для дела, НТВ было лучшим телевидением, и хотелось им помочь. А они оказались предателями. Потом добавил, что этот кредит их и добил. Так что сами виноваты.

Андрей Мальгин
Андрей Мальгин, журналист, писатель
...В общем-то я согласен с ее оценкой ситуации. Про газпромовский кредит она правильно написала, кредиты надо возвращать. Гусинский не планировал возвращать деньги, взятые в долг. Чтобы их не возвращать, он, как и прежде с ним случалось, начал шантаж и переоценил свои силы. И он не учел, что Путину в начале его президентской карьеры зачистка телевидения была просто необходима. И, конечно же, объективности ради следует заметить, что гонения на Уникальный Журналистский Коллектив (УЖК) продолжились и после того, как УЖК перешел на ТВ-6, у которого никаких невозвращенных кредитов перед "Газпромом" не было.

Так что Путин уничтожил бы независимое телевидение в любом случае, был бы кредит или не было бы его. Не кредит - так нашлось бы что-нибудь еще. И я в комментах посоветовал Татьяне Борисовне добавить в ее мемуар, объективности ради, абзац о роли Путина. А то он вообще как бы ни при чем, даже не упоминается.

...Гусинский лично и НТВ в целом заслужили то, что с ними произошло. Они с Березовским дискредитировали профессию тележурналиста, приучили власть к тому, что с помощью ТВ можно заниматься киллерством, использовали тот кредит доверия, который был у аудитории к независимым СМИ, для решения личных вопросов - борьбы за "Связьинвест", за сырьевые активы, дискредитации Чубайса (НТВ) или Лужкова (ОРТ), недопущения тех или иных олигархов до власти и прочее и прочее. Гусинский и Березовский наглядно показали всем (и прежде всего властям), что объективных журналистов не бывает, а есть журналисты, обслуживающие чьи-то интересы. Это был огромный удар по репутации профессии.

Наталия Геворкян. Фото: Радио Свобода
Наталия Геворкян, журналист
Это история личной обиды и отложенной мести. Она между членами семьи Ельцина, Гусинским и частично каналом. Ее корни в «наезде» НТВ и неуважении, как сочли некоторые члены семьи, к ним, то есть к тем, кому Гусинский был обязан в свое время получением федеральной кнопки. Ее главные действующие лица — Валентин Юмашев, Татьяна Дьяченко. Михаилу Лесину выпала малопочтенная роль исполнителя. Я не знаю, рассчитывали ли участники интриги на такой сногсшибательный результат - полную дезинфекцию поляны. Но в том далеком 2000-м они, очевидно, недооценивали парня, которого сажали на трон. Так или иначе, их частному пониманию ответственности журналистики в сочетании с определенным менталитетом их протеже мы обязаны тем, что сегодня происходит на экране. И не происходит тоже.
Лилия Шевцова, политолог
Не будь этого события, Россия могла еще удержаться в относительно цивилизованном поле. После того как было уничтожено независимое телевидение, для нас оставался единственный путь, на котором мы сегодня и застряли...

Тогда в истории с НТВ многих смущали и его собственник Гусинский, который явно не годился на роль ангела; и коммерческая подоплека («спор хозяйствующих субъектов»). И только позднее стало очевидно, что в этой драме ключевой была свобода слова и существование независимого от государства информационного пространства. Поднимавшийся новый политический режим не мог добиться всевластия, если в России сохранялся телевизионный канал, способный оппонировать власти. А потому этот канал нужно было уничтожить. Во что бы то ни стало. «Хозяйственные разборки» стали дымовой завесой и удобным поводом для многих признать новую реальность. Все личное – и личные обиды, и мстительность, и отказ платить по счетам тем, кто помог взобраться в Кремль, - укладывалось в логику всевластия. НТВ могло себя сохранить, но только в качестве обслуги власти, то есть в его нынешнем виде.

12. Станислав Белковский. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Станислав Белковский, политолог, публицист
Не было бы Путина, НТВ был бы разгромлен все равно. Такова логика трансформации системы после событий 1993 года.

Инициатором акции против телеканала считается Александр Волошин, которого трудно заподозрить в приверженности либеральному курсу. Он действовал прагматично: государство должно было получить контрольный пакет в медийных ресурсах — и первый удар, если кто забыл, нанесли по каналу Березовского ОРТ. Поэтому никаким приоритетом НТВ похвастать не может.

К тому же непосредственным исполнителем захвата был друг Немцова Альфред Кох, о чем Борис Ефимович, наверное, предпочел бы не вспоминать.

Сергей Митрохин. Фото с сайта www.yabloko.ru
Сергей Митрохин, лидер партии "Яблоко"
Нет сомнений в том, что инструмент разгрома НТВ придумал именно он (Анатолий Чубайс. - Ред.). "Мочить" решили не тупыми советскими методами, а прогрессивными, "рыночными" – через долги "Газпрому"...

...Та реальность так и стала нашим настоящим из-за того, что в ключевой момент защитники НТВ оказались в меньшинстве даже среди «либералов», тех, кто сегодня называет себя борцами с режимом. Тогда они были у режима подручными, потому сегодня и не любят вспоминать о том времени.

Андрей Угланов. Фото с сайта www.media-atlas.ru
Андрей Угланов, главный редактор газеты "Аргументы недели"
Это была борьба за власть. Столкнулись две непримиримые группировки, которые и до этого воевали. Победила группировка Березовского. Его, как главного революционера, революция, как и полагается, впоследствии сожрала, правда, не убила, а сослала в длительную ссылку. С врагами в России всегда расправляются. Сегодняшнее десятилетие со дня "разгрома НТВ" - это просто день победы над Гусинским и Примаковым.
Мучник Юлия , журналист
Юлия Мучник, журналист
10 лет назад мало кто из сторонних и не сторонних наблюдателей смог посмотреть на эту историю с НТВ широко, понять к чему все это ведет, и встать выше личных обид, претензий к Киселеву и Гусинскому (часто вполне обоснованных), зависти к дорогим костюмам и большим гонорарам. Ну ладно - тогда. Но сейчас-то... А в сети между тем в эти дни полно такого - мол, поделом им.... Грустно.
Светлана Сорокина. Фото с сайта ''Известий''
Светлана Сорокина, журналист
На самом деле это была первая серьезная проба пера. Я считаю, что, так сказать, тогдашние власти, и не в последнюю очередь власть Владимира Владимировича, опробовали на нас схему, что можно и как можно. Оказалось, можно, можно. Дальше пошло проще. Поэтому мы в том числе были неким первым полигоном.
Евгений Киселев.Фото Дмитрия Борко/Грани.Ру
Евгений Киселев, бывший главный редактор НТВ
Собственно говоря, непосредственное наступление на НТВ началось на четвертый день путинского президентства. Я напомню, 7 мая Путин принял присягу, была первая церемония его инаугурации, а 11 мая, в первый рабочий день после праздников, была демонстративно устроена такая акция устрашения – налет спецназа ФСБ на штаб-квартиру "Медиа-Моста" в Большом Палашевском переулке. "Медиа-Мост" - это была компания Владимира Гусинского, которая владела НТВ. И собственно, после этого было все уже ясно, дальше был уже вопрос времени.

http://echo.msk.ru/programs/razvorot/766076-echo/comments.html

Это был абсолютно осмысленный первый шаг на пути тотального огосударствления российского телевидения, во всяком случае, в той его части, которая касается общенационального телевещания. Многие из тех журналистов, авторов, общественных деятелей, которые сегодня подвергают Путина самой ядовитой критике, десять лет назад пели ему осанну. Для меня важно другое: история подтвердила правоту меня и моих коллег. Воспитано новое поколение российских граждан, которым, в общем, наплевать на такую ценность, как свобода печати, как свобода средств массовой информации. Как бы остроумно сегодня ни писали в интернете о Владимире Владимировиче Путине, как бы ни бичевал его Дмитрий Быков или Виктор Шендерович, все равно, если он захочет, в марте 2012 года он пойдет на выборы и, если не в первом, то во втором туре молчаливое большинство, воспитанное десятью годами путинского режима и путинской медиа, выберет его президентом России еще на 12 лет.

Виктор Шендерович, писатель, публицист
То, что свободу слова в России в конце ХХ века символизировала фамилия "Киселев", - печальный фарс, в завязке которого лежит общая двусмысленность новых российских времен, где вместо Гавела был Ельцин, а вместо Валенсы - Шмаков...

Что там Россия-матушка - элита оказалась не в состоянии понять масштаб обрушения, происходившего в те дни! Правых "либералов" Путин купил местами в парламенте, левых "патриотов" - государственной риторикой; те и другие радовались падению Гусинского...

Прошедшее десятилетие — классически, как будто для учебника истории — показало, что случается с обществом, отдавшим (или обменявшим на паек) свое право на свободную громкую речь.

Рефлексирующих интеллектуалов использовали и выбросили; на их место пришли ребята попроще; потом пришли совсем простые... Деградация, поначалу заметная только профессионалам, стала бить в ноздри...

...Россиянам — мои поздравления с юбилеем стойла.

Альфред Кох. Фото из журнала ''Профиль''
Альфред Кох, предприниматель
Удушение свободы слова произошло в 2004 году. После увольнения Парфенова. Все помнят, как после этого изменилась интонация всех каналов. Еще трепыхалась на РЕН ТВ Ольга Романова, еще иногда получалось что-то у Пивоварова. Но в целом это случилось тогда, в 2004-ом. Я понимаю, г-н Шендерович, что хочется лавров. Но история оставляет вам их только в супе.

Это я и мои товарищи строили рыночную экономику в России. А вы мешали. Вместе с коммунистами. Это я и мои товарищи боролись с олигархами, которые хотели манипулировать властью. А вы мешали. Вместе с ментами. Это я и мои товарищи боролись за свободу слова до конца, а не побежали с корабля при первых признаках беды. А вы – побежали. И это – правда. А все, что вы пишете – пустая болтовня. Пройдет, может быть десять, а может быть двадцать лет и все встанет на свои места. И истинный масштаб событий и людей станет ясен. И в ряду строителей свободной России не будет Гусинского и НТВ.

Яцутко Владимир , культуролог
Владимир Яцутко, культуролог
Я потом рассказывал на устроенной Ходорковским тусне типа писателей в подмосковном пансионате, что, мол, спроси любого ставропольца на базаре в воскресенье или вечером будня сидящего с бутылкой у гаража или голубятни, что он думает по поводу ситуации с НТВ, он бы не понял, о какой ситуации речь. Большинство и до сих пор не знают, что что-то было.
Олег Козырев
Олег Козырев, сценарист, журналист
Конечно, НТВ был не последним убитым СМИ, но все же именно разгром НТВ оказался самым чувствительным для всех нас, самым символичным.

Я был тогда на митинге у Останкина. Хорошее было время. Люди в Москве еще не боялись протестовать, не были запуганы трусливыми силовиками.

Ксения Ларина
Ксения Ларина, ведущая программ на "Эхе Москвы"
Тогда еще народные выступления не вызывали такого панического страха, как сегодня. Впрочем, тогда уже народные выступления ничего не решали.

Я смотрю на эти кадры и поражаюсь: как быстро улетучился, испарился дух свободомыслия. Нас опять законопатили в банку и крышку закрутили.

Новожилова Наталья , журналист
Наталья Новожилова, журналист
Пыталась поднять местных журналистов. Предупреждала: сегодня придушили НТВ, а завтра - всех нас. Но коллеги возразили, что вот, столичные коллеги за нас не вступались (что было правдой) и вообще получали гонорары в тысячах долларов, в то время, как у нас (и это не было ложью)...

Странный мы народ. Склонны к стадности, но трудно идем на сплочение для взаимопомощи.

Леонид Парфенов. Фото с сайта www.old.echo.msk.ru
Леонид Парфенов, журналист
Я не склонен пересматривать свою позицию тогда, и сейчас считаю, что не должен журналист быть профессиональным революционером, и не должен журналист биться за себя. Независимость масс-медиа совершенно не входила в потребительскую корзину среднего россиянина, и поддержка тогдашнего лучшего, как принято теперь считать, старого НТВ была совсем не единодушной.
Владимир Кара-Мурза
Владимир Кара-Мурза старший, журналист
Меня удивляют некоторые наши коллеги, например, Леонид Парфенов, который в интервью "Коммерсант-ФМ" заявил о верности своим убеждениям десятилетней давности, сказав, что журналисты не должны защищать самих себя. Чего же тогда стоит его панегирик Олегу Кашину, когда он приходил к нему с цветами в больницу от телеканала "Дождь", или его речь на вручении премии Листьева, где он говорил прямо противоположное, или то, что он написал предисловие к книге Михаила Ходорковского, которого он никогда ни одним словом не защищал, а в своем эфире только глумился над "ЮКОСом"? Сейчас он, видите ли, стал героем, десять лет спустя.

http://www.svobodanews.ru/content/article/3556677.html

Было бы НТВ, не было бы "Норд-Оста", не было бы Беслана, не было бы взрывов в метро, потому что НТВ было как колокол, который будил, не давал расслабиться спецслужбам, не давал расслабиться москвичам. Вряд ли бы после таких увещеваний, которые звучали с федеральных каналов о том, что пришел мир на землю Чечни, пошли бы люди так легкомысленно и так была бы организована охрана на Дубровке, что дало возможность террористам захватить тысячи людей. И в Беслане, когда федеральные каналы говорили, что всего 300 заложников, хотя там было полторы тысячи. И террористы им сказали: "Ах, вас 300 всего? Тогда мы так и сделаем, что вас останется 300". И почти это же и сделали. Если бы там НТВ работало настоящее, а не то, которое там работало в это время, были бы дети живы.

Олег Кашин. Фото с сайта www.kommersant.ru
Олег Кашин, журналист, член КС оппозиции
Я воспринимал происходящее с НТВ как освобождение. Освобождение от чудовищного Киселева, от Шендеровича, от всей этой малоприятной пропаганды, которой мне тогда казалось НТВ девяностых. Я смотрел, как собравшиеся в студии у Диброва активисты НТВ во главе с Елизаветой Листовой унижают Парфенова, и, конечно, сочувствовал ему, а не им.

Что-то похожее, говорят, было в тридцать седьмом году, когда многие хорошие люди всерьез радовались тому, что сажают плохих, не понимая, что плохих посадили случайно, а следующими посадят хороших. Думаю, десяти лет хватило, чтобы эту ошибку поняли и Кох, и Парфенов, и я ее тоже понял.

Игорь Яковенко. Фото Д.Борко/Грани.Ру
Игорь Яковенко, экс-председатель Союза журналистов России
Убийство НТВ, происходившее публично, фактически в прямом эфире, сначала превратило журналистику в испуганную профессию, а затем и вовсе ликвидировало ее как сферу общественного сознания. Именно ликвидация журналистики как крайне важного фермента общественного сознания привела к той деградации общества, благодаря которой Сталин стал именем России, а кургиняны и прохановы в любой дискуссии выигрывают у своих оппонентов с сухим счетом.
Слава Тарощина. Фото с сайта www.radiomayak.ru
Слава Тарощина, телекритик
Параллельно гигантскому давлению со стороны государства, завуалированного под "Газпром" (хотя в данном контексте уместней воспользоваться остроумным определением Осокина "Газаватпром"), шел процесс саморазрушения компании. НТВ уничтожили не только стилистические разногласия с режимом, но и со своими первоначальными целями, базирующимися на консервативных европейских ценностях...

Крах старого НТВ обернулся не только метафизической драмой людей и идей, но и вполне земными результатами: десять лет назад с ТВ ушел профессионализм.

15.04.2011


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей