О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/World/Europe/Belarus/m.281285.html

статья Принуждение к обсуждению

Дмитрий Галко, 22.03.2021

100913

Светлана Тихановская призвала белорусов голосовать за переговоры с режимом при посредничестве ООН и ОБСЕ. Голосование открыто на онлайн-платформе "Голос", созданной в прошлом году для альтернативного подсчета голосов на президентских выборах. Предварительные результаты будут объявлены 25 марта. За четыре дня на платформе проголосовало свыше 660 тысяч человек, то есть около 10% взрослого населения страны.

Что мы знаем об этих переговорах? Предмет: четко не обозначен. Советник Тихановской по международным вопросам в интервью порталу TUT.BY сказал: "мы хотим, чтобы результатом переговоров стали новые выборы", но начать нужно "с чего-то наименее острого" (в самых размытых терминах вроде "видения будущего"). Время: предположительно май этого года. До мая должна пройти серия круглых столов и экспертных консультаций без участия политиков. Участники: неопределенно широкий круг политических субъектов. Главной загадкой остается, кто будет участвовать в переговорах со стороны режима - и будет ли вообще. На участие самого Лукашенко в переговорах команда Тихановской не рассчитывает.

Переговорные позиции сторон: заинтересованность в переговорах выказала пока только одна сторона. Учитывая, что на стороне режима нет никаких самостоятельных политических фигур, способных по своей воле открыто вступить в переговорный процесс, остается ориентироваться на позицию Лукашенко. Он же заявлял, что с "предателями и террористами" ему говорить не о чем, а перевыборов не будет, пока его не убьют. Что касается команды Тихановской, там готовы предложить Лукашенко "сохранить лицо" и дать гарантии безопасности, чтобы ему не пришлось бежать, как Януковичу. Заодно гарантировать, что "автоматической люстрации" не подвергнутся все, кто сейчас "работает на режим". Ответственность понесут только те, кто непосредственно причастен к преступлениям.

Таким образом, о гипотетических переговорах нам неизвестно гораздо больше, чем известно. Для начала что-то должно вынудить режим на них пойти. Предполагается, что это будет сочетание факторов: улица, международное давление, экономические резоны, кризис лояльности (внутри государственной системы) и кризис легитимности (в обществе). Но каждый из них относится к сфере гадательного. Возобновятся ли массовые протесты в условиях еще более драконовских законов и беззакония, которое стало нормой? Насколько глубокой будет озабоченность мирового сообщества и конвертируется ли она в серьезные, а не символические санкционные меры? Это вопросы без ответа. Что касается кризиса лояльности, то на поверхности он не наблюдается. А кризис легитимности тогда действительно кризис, когда общество выходит из-под контроля и перестает подчиняться. Чего также не происходит.

Если же режим готов своими руками зарезать несущую золотые яйца курицу - за "антигосударственную позицию", то про экономические резоны как значимый фактор давления точно можно забыть. Похоже, именно это грозит Парку высоких технологий, айтишному хабу, который был экономическим драйвером и придавал Беларуси современной страны. "Мы не можем иметь внутри страны целый анклав, который никак не зависит от национальной экономики, имеет гигантский разрыв в доходах с основным населением и очень невнятное идеологическое наполнение", - пишет о нем в газете президентской администрации депут Сергей Клишевич. Это относится к любому "нелояльному бизнесу", который в любой момент готовы пустить под нож. Гудбай, НЭП, здравствуй, торжество социалистического строительства.

Хотя прямо Лукашенко не отреагировал на инициативу Тихановской, косвенная реакция от него все же последовала. После ее призыва проголосовать за переговоры он вдруг назвал "достойных кандидатов" на пост президента, чего никогда раньше не делал. Таковыми оказались экс-министр МВД Юрий Караев и экс-глава Минздрава Владимир Караник, отправленные усмирять Гродненщину, где Лукашенко усмотрел не только мятеж, но и сепаратизм. И это изощренный троллинг. Караев несет ответственность за жестокое подавление протестов в прошлом году, в том числе убийства. Как известно из сливов аудиозаписей его выступлений перед подчиненными, к участникам протестов он относился как к "противнику", сравнивая их с "чеченскими боевиками" и описывая борьбу с ними в соответствующих терминах. Требуя калечить и убивать. Трудно найти более одиозную фигуру в Беларуси. Караник, в прошлом хороший торакальный хирург, получил известность как один из самых бесхребетных чиновников. Он несет ответственность за фальсификацию картины распространения пандемии коронавируса на территории Беларуси и потворствование "ковид-идиотизму" Лукашенко.

Вишенкой на торте стало выступление Лукашенко 21 марта в Хатыни на митинге-реквиеме. Бело-красно-белый флаг, символ протеста против узурпации им власти, он связал с повешенными стариками, застреленными беременными женщинами и брошенными в колодец детьми. Самое абсурдное в этом, что на территории нынешней Беларуси во время нацистской оккупации куда более распространенными символами коллаборационистских формирований были российский триколор и георгиевская лента. Впрочем, этим липовым "победителям нацизма" нигде ничего не жмет даже тогда, когда они открыто прославляют массовые внесудебные расправы нацистов как средство наведения "железного порядка" и удержания власти.

Все это нимало не похоже на готовность идти на какие-либо компромиссы. Опять же, в том, что касается переговоров, у Лукашенко очень плохая кредитная история. Ему хорошо удавался торг заложниками с Западом - он не раз выпускал политзаключенных раньше срока в обмен на уступки и преференции. Но единственный раз, когда он пошел на переговоры с оппозицией, закончился "пшиком" или "катастрофой", на этот счет мнения разделились. Это было в 1999 году, когда согласно Конституции 1994 года истекал срок его президентских полномочий. На тот момент уже обнуленный. Тогда еще были политические ресурсы противостоять цементированию диктатуры. Уличная борьба была жесткой. На эти переговоры, чтобы их заболтать, завели чуть ли не объединения филателистов и огородников под видом представителей гражданского общества. Лукашенко воспользовался ими, чтобы выиграть время и обезоружить оппозицию. В том же году, параллельно с круглыми столами, бесследно пропали две ключевых политических фигуры, способных бросить реальный вызов Лукашенко. Затем были бесславные выборы 2001 года, фактическая смерть оппозиции и долгие двадцать лет политической безнадеги.

Безусловно, время сейчас другое, иная ситуация. Но Лукашенко все тот же. Только еще больше замазанный кровью. Едва ли с ним можно договориться. Да он и сам сказал, что нужно сделать, чтобы отстранить его от власти. Переговорная позиция обозначена более чем ясно.

Дмитрий Галко, 22.03.2021