О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Голодовка Сенцова | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья И тут кончается искусство...

Дмитрий Шушарин, 26.05.2009
Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Дмитрий Шушарин. Фото Граней.Ру
Реклама

Сейчас интереснее всего наблюдать за тем, как нарастающий поток свидетельств о переустройстве российской жизни на тоталитарный лад воспринимается людьми, которым очень не хочется таких изменений. Но и признать их им не то что боязно - неприятно. Это, конечно, не то, что приводит порой к демонстрациям лояльности власти, цель которых - заглушить собственные сомнения в том, что все идет как надо.

Нет, умные люди понимают, что "все не так, ребята". Но объясняют это словами "глупость", "идиотизм", "провинциальное усердие". В общем, перегибы на местах, головокружение от успехов. И не всегда на местах. Например, появление президентской комиссии по фальсификации истории (ее так называют даже ее апологеты) у некоторых вызвало желание рассказать власти, что "разные мнения - это не страшно".

Ну, не об этом речь. А о том, что прекраснодушные либералы вообще не обращают внимания ни на публикации о создании в МВД управления "Э", ни на новостную ленту. Это фи! К чему им эти хроники провинциального идиотизма? И совершенно неважно, что идиотизм этот становится системообразующим, превращая страну в Абсурдистан.

Вот хотя бы сообщения последних дней: в Новороссийске местный комитет по правам человека обвиняют в экстремизме, поскольку он критикует "комендантский час" для подростков. В том же славном регионе милиция заявляет о непримиримой борьбе с интеллектуалами в Интернете.

В Екатеринбурге, чтобы арестовать правозащитника Алексея Соколова, "реанимировали" закрытое дело - уже осужденные вдруг вспомнили о его причастности к разбою.

Но, пожалуй, самым показательным является "дело художников" в Новосибирске. Оно раскручивается новым управлением "Э" с помощью методов, которые не могут быть названы правовыми. И направлено оно против новосибирского арт-сообщества. Вот всем этим и интересно.

К чести этого сообщества надо сообщить, что сразу после ареста Артема Лоскутова был создан англоязычный сайт в его защиту. То есть прятаться от департамента "Э" по углам никто не собирается. И это при том, что угрозы вполне реальны.

Подробности ареста и характера деятельности новосибирских художников изложены и на русском языке. Самое омерзительное в этой истории - вызовы в милицию родственников тех, кого хотят посадить. А также публичные обвинения самого Лоскутова и его друзей в подготовке к организации массовых беспорядков - к которым приравниваются арт-акции.

Процессами против художников и против современного искусства сейчас уже не удивишь. Не удивишь и вмешательством власти в арт-процесс. Однако в Новосибирске происходит нечто новое.

Во-первых, в отличие от практики нацистского и советского режимов, первые лица государства в арт-процесс не вмешиваются. Гитлер обличал "дегенеративное искусство", Хрущев - "абстрактистов и пидарасов". Сейчас ничего подобного не происходит. Нет и активности на уровне Жданова или Суслова - публикации Владислава Суркова о современном искусстве имели вполне миролюбивый характер, были посвящены поискам позитивного начала, но получили восторженный отклик только у активистов "Молодой гвардии", установочного характера не приобрели. Руководство арт-процессом передано департаменту "Э".

Во-вторых, репрессии против арт-деятелей до сих пор организовывались с подачи "общественности" и имели строго индивидуальный характер (Тер-Оганян, Ерофеев с Самодуровым). В Новосибирске же департамент "Э" по старой чекистской традиции стремится организовать групповое дело - заговор художников в масштабах города.

Удар наносится по поколению молодых людей (тридцать лет и немного более), которые не имеют опыта жизни и работы в тоталитарном обществе. Вроде бы это должно делать их слабее перед наступающим тоталитаризмом. Но это весьма спорно, пока они сопротивляются. Они столкнулись не с ограничением свободы творчества, а с отрицанием творческого характера их деятельности. Пространства для компромисса, к которому скорее всего многие стремятся, им просто не оставляют.

Акция "Арестуйте меня, я художник" показывает, что существо происходящего понято. В Новосибирске арестовывают именно по этому признаку: за то, что человек - художник. Атака на новосибирское арт-сообщество имеет знаковый характер, обозначает новый этап как в политической трансформации России, так и в ее культурной жизни. Современное искусство имеет свойство обращать в материал и ставить себе на службу все, включая политические реалии и суждения о нем профанов. Игра с лицами-брендами масс-культуры от Мао и Че до Елены Батуриной на майках новосибирца Константина Еременко к политике отношения не имеет. И в свободном обществе никто не обязан это объяснять. Злобные суждения об искусстве в информационном обществе лишь способствуют его распространению, являются частью его бытования и социализации.

Тоталитарное государство делает это невозможным. Его реалии не могут быть материалом, его суждения могут быть только приговором. В период становления тоталитаризма художник еще может его использовать, но наступает момент, когда власть начинает использовать его. Или выбраковывает. Маяковский убил себя сам, не дожидаясь большого террора. Лени Рифеншталь при нацистах ничего не сняла после "Олимпии".

Пока люди, претендующие на лидерство в российском арт-комьюнити, не замечают происходящего в Новосибирске. Но там, похоже, это никого не заботит - новосибирские художники позиционируют себя как часть мирового художественного сообщества. Да и не нуждаются особенно в поддержке арт-генералов.

Так что департамент "Э", похоже, уже используется современным российским искусством. Он способствовал его самоидентификации, новой консолидации и дал повод для новых художественных акций.

Дмитрий Шушарин, 26.05.2009

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей